Факультет

Студентам

Посетителям

Источники и методы их анализа происхождения скотоводства по данным археологии

Археология предоставляет два рода источников для изучения ранней истории скотоводства: костные останки и некоторые предметы материальной культуры, причем ценность их различна.

Ясно, что наиболее фундаментальные выводы можно получить при анализе костных материалов, тогда как культурные остатки допускают большую свободу истолкования. Поэтому вопрос о методике изучения костных материалов заслуживает специального разбора.

Первым требованием, без выполнения которого костные материалы неспособны служить серьезным историческим источником, является полное описание остеологических коллекций, и, уж во всяком случае, определение животных до вида. Такие определения, как Bos sp., Ovis/Capra и им подобные, мало что дают, так как далеко не все представители подсемейства быков или же подсемейства коз и овец дали домашних потомков. Так, домашние овцы произошли именно от муфлонов, а не от диких овец вообще. Между тем в литературе часто встречаются утверждения, скажем, о местной доместикации овец, «аргументированные» указанием на находки костей Ovis/Capra. Небрежные остеологические определения были одной из основ для возникновения теории о доместикации северных оленей в верхнем палеолите, выдвинутой представителями «культурно-исторической школы». К сожалению, остеологические критерии доместикации северных оленей, верблюдов и лошадей остаются в основном неразработанными до сих пор. Во всяком случае, ранняя доместикация лошади надежно документирована пока что только на Украине (Дереивка) в силу уникальности обстоятельств находки костных останков.

Морфологические изменения, свидетельствующие о доместикации животных, появляются далеко не сразу, что заставляет искать для изучения более ранней стадии какие-то иные критерии. Последние были суммированы А. В. Арциховским, который отмечал, что «1) позвонки и грудные кости диких животных в стоянках редки, для домашних животных представлены все части скелета; 2) среди диких животных есть очень старые индивидуумы, среди домашних их нет; 3) диких самцов и самок поровну, среди домашних преобладают самки». Позже Г. Польхаузен высказал предположение, что о наличии домашних животных свидетельствует появление «потенциально домашних животных» в необычном для них биотипе, куда они могли попасть только с людьми. Наконец, Р. Дайсон, посвятивший данной проблеме специальную работу, выделил два основных критерия. Это, во-первых, тенденция к росту со временем относительного количества костей «потенциально домашних животных»; во-вторых, постепенное увеличение среди них удельного веса костей молодых особей.

Дальнейшие исследования показали, что все указанные критерии в той или иной степени уязвимы. Так, отсутствие полного набора костей скелета может быть следствием не только охотничьего образа жизни, а и того, что, во-первых, костные останки разных видов и различные кости одного вида сохраняются по-разному; во-вторых, кости всегда растаскиваются собаками и хищниками. Кроме того, кости полных скелетов могут встречаться на стоянках бродячих охотников, которые располагались на месте главной охоты. Наличие же их на долговременных поселениях не всегда связано с убоем домашних животных, так как если убитое дикое животное было не очень велико, его приносили целиком. Появление животного в новом для него биотипе также далеко не всегда указывает на скотоводство. В отдельных случаях его удается связать с изменением климатических условий, благоприятным для расширения ареала дикого вида. Недавние исследования показали, что изменения характера фаунистических остатков в Южном Прикаспии (в том числе периодическое появление и исчезновение овец и коз) четко коррелируютея с колебанием уровня моря и вызваны прежде всего природными процессами, а не приходом скотоводов, как доказывал Г. Польхаузен. Рост количества «потенциально домашних животных» может свидетельствовать о начальной стадии доместикации только в том случае, если ему сопутствует появление морфологических признаков одомашнивания. Изучение половозрастных характеристик животных интересно и перспективно, однако тенденции их изменений требуют глубокого анализа, который еще предстоит сделать. Уже не раз отмечалось, что кости молодых животных могут преобладать не только на скотоводческих, но и на охотничьих стоянках. Такой авторитетный специалист, как венгерский ученый Ш. Бекени, считает, что в начальный период доместикации, напротив, могли убивать взрослых самцов, оставляя молодняк для одомашнивания. Теоретически предположение Ш. Бекени звучит весьма правдоподобно, так как, судя по этнографическим данным, массовые убой молодняка (первогодков) характерны лишь для развитых скотоводческих обществ и не встречаются у наиболее отсталых скотоводов, которые если и режут домашних животных, то, как правило, больных и старых. Однако на практике по одному только половозрастному соотношению костных останков отличить хозяйство специализированных охотников от хозяйства самых ранних скотоводов невозможно, как признает и сам Ш. Бекени. Таким образом, использование половозрастных характеристик для выводов о доместикации требует особой осторожности и сочетания с другими показателями.

Недавно группой американских ученых был предложен совершенно иной метод определения признаков доместикации, основанный на том, что микроскопическая структура костной ткани на распиле изменяется в ходе доместикации гораздо раньше, чем появляются сколько-нибудь внятные морфологические показатели. Этот метод весьма перспективен, хотя его малая разработанность уже вызвала нарекания со стороны ряда специалистов. Однако успешное применение его для определения доместикации гуанако в Южной Америке позволяет надеяться на то, что в процессе дальнейшего усовершенствования он станет важным орудием познания в руках остеологов. Для различения костей дикого тура и домашнего крупного рогатого скота венгерские ученые применили метод рентгенографии, который также еще не получил широкого признания.

Данные об охоте на «потенциально домашних животных» и сейчас еще служат многим исследователям достаточным основанием для утверждения о том, что появление в соответствующих районах первых домашних животных следует связывать непременно с независимой от внешних влияний домеетикационной активностью местного населения. Эти авторы не учитывают того, что само по себе наличие подходящих биологических ресурсов далеко не достаточно для доместикации, которая требует определенных культурных предпосылок. Не учитывают они и той огромной роли, которую сыграли в распространении производящего хозяйства передвижения и контакты между различными племенами, что уже не раз отмечалось в литературе.

Интересную работу по выявлению вторичной доместикации у населения, которое уже знало домашних животных, проделал Ш. Бекени. Насколько эта работа сложна, показывает скрупулезный анализ, проведенный В. И. Цалкиным, который пришел к выводу об отсутствии каких-либо данных, подтверждающих вывод о доместикации тура в Европе. Разные исходные посылки привели этих двух авторитетных специалистов к разному истолкованию одних и тех же фактов. Так, если Ш. Бекени считал, что отсутствие четкой границы между дикими и домашними особями свидетельствует о доместикации, то В. И. Цалкин относил это за счет вариабельности размеров отдельных особей в пределах изучаемых популяций, вследствие чего на ранних этапах скотоводства размеры костей у части диких и домашних животных могли совпадать.

Как бы то ни было, морфологические показатели до сих пор являются решающими при определении костей домашних животных. Весь вопрос заключается в том, в какой мере по ним можно судить о начале доместикации. К сожалению, науке неизвестно, сколько времени необходимо было держать животных в домашнем состоянии, прежде чем появились эти признаки. Одни ученые считают, что процесс доместикации охватывал тысячелетия, другие говорят о более коротких сроках. Недавно ряд английских исследователей, исходя из того, что для примитивного скотоводства характерен вольный выпас и свободное скрещивание домашних животных с дикими, высказал соображение о наличии такой ситуации и в обществах древнейших скотоводов. Так как, по мнению этих специалистов, в условиях вольного выпаса никаких морфологических изменений не наблюдается, логическим следствием такого предположения является утверждение о начале доместикации задолго до их возникновения.

На самом деле изоляция, которую как будто бы исключает вольный выпас, является лишь одним из факторов, влекущих за собой морфологические изменения. Другими не менее важными факторами являются мутация, селекция, а также ослабление механизма стабилизирующего отбора, неизбежное в условиях одомашнивания. Кроме того, на ранних этапах доместикации изоляция могла выражаться не столько в содержании прирученных животных в загонах, сколько в создании таких условий их обитания, которые изменяли их повадки и образ жизни (например, делали их более оседлыми) и, таким образом, затрудняли свободное скрещивание с дикими сородичами. Конечно, это правило относится не ко всем животным. Так, оно не подходит к свиньям тропических широт, отличающимся оседлым образом жизни, который в условиях доместикации поначалу принципиально не изменился. Напротив, прекращение сезонных миграций вследствие доместикации не могло не отразиться на козах и овцах.

Как известно, морфологические изменения в условиях одомашнивания заключаются прежде всего в уменьшении размеров животных, или в «захудалости», как определял это явление Л. Адамец. Причину мельчания ранних домашних животных зоологи видят, во-первых, в плохих кормовых условиях и, во-вторых, в некотором искусственном отборе, проводимом часто бессознательно. Как бы то ни было, судя по этнографическим данным, практика вольного выпаса ни в коей мере не препятствует процессу морфологических изменений. Прирученные собаки и у австралийцев, и у тасманийцев хирели и тощали, хотя люди нисколько не ограничивали свободу их передвижения. То же самое характерно и для гаялов (михтенов), которых разводят народы Ассама. В большей мере явление «захудалости» проявляется там, где человек переводит животных в новые биотипы. Очевидно, именно такие миграции служили главным механизмом первичного породообразования.

Во всяком случае, примитивные породы в своем распространении четко связаны с определенными биотипами. По мнению зоологов, такое первичное породообразование представляет собой не что иное, как следствие естественного отбора в новой среде обитания. Намеренное, целенаправленное чистопородное разведение животных возникло значительно позже. Этнографическим примером рассмотренного явления может служить выведение «индейской» породы лошади в Северной Америке, которое потребовало не более 200 лет. Эти данные согласуются с расчетами Ш. Бекени, по которым морфологические изменения у мелких животных (собак, коз, овец, свиней) требуют примерно 60—90 лет, а у более крупных (тур, лошадь и др.) — 150—180 лет. По мнению известных зоологов В. Херре и М. Рерса, морфологические признаки доместикации появляются через несколько поколений, число которых у разных видов различно. По-видимому, выработка этих признаков требовала не более чем несколько столетий. Таким образом, мнение о гораздо более длительных сроках (тысячелетиях), необходимых будто бы для морфологических изменений животных в процессе доместикации, представляется неверным.

При использовании морфологического критерия для определения доместикации следует иметь в виду одно обстоятельство. Как теперь окончательно установлено, в конце плейстоцена изменение температурного режима повлекло мельчание многих видов диких животных, причем на Кавказе это достоверно установлено для зубров, козлов, серн, косуль, а в Передней Азии для лисиц, онагров, палестинских волков и других животных. Следовательно, сам по себе морфологический критерий тоже не во всех случаях может служить надежным индикатором доместикации.

Таким образом, методика выявления древнейших очагов первичной доместикации по необходимости должна быть комплексной. Для взаимной проверки полученных выводов должны использоваться разные методы. О предпосылках местной доместикации можно говорить лишь в том случае, если наличие диких предков домашних животных надежно зафиксировано для предшествовавшего доместикации периода и если они в то же время служили важным источником пищи местному населению. Сам процесс доместикации может найти отражение в определенных сдвигах, наблюдаемых при исследовании половозрастных категорий животных. Однако прежде чем трактовать эти сдвиги как доказательство доместикации, «следует убедиться в том, что они никак не могут отражать особенности поведения диких животных или же особенности охоты на них. Иными словами, применение этого метода требует хорошего знания повадок изучаемых животных в данном районе, а также приемов охоты на них, известных по этнографическим данным. Если в следующий исторический период фиксируются и морфологические изменения, можно считать, что отмеченные сдвиги свидетельствуют о доместикации. Другим критерием доместикации служит появление животных в необычном для них биотипе. Однако и здесь надо проявлять максимум осторожности, так как в ряде случаев это может быть увязано «с климатическими изменениями или же с первобытным обменом.

Не менее важен и не менее дискуссионен вопрос о составе стада у ранних скотоводов. Его решение тесно связано с решением другого вопроса: насколько и каким образом костные останки могут отражать реальную картину? В настоящее время принято два способа обработки костных материалов с этой целью: о видовом соотношении домашних животных в стаде судят, либо учитывая все кости, либо исходя из «минимального количества особей» (МКО). Оба способа имеют свои недостатки. Поэтому за последние 20 лет многие исследователи пробовали усовершенствовать методику изучения костного материала, однако до сих пор какого-либо единого подхода выработано не было.

Некоторые исследователи придают необоснованно большое значение соотношению костей домашних животных из погребений, считая, что оно верно отражает состав стада. Однако этнографические материалы показывают, что у многих народов животные, представляющие большую ритуальную или престижную ценность, не являются наиболее важными с хозяйственной точки зрения. Та же картина известна в энеолите Венгрии, где в погребениях часто находят кости иных животных, нежели те, которые доминируют на поселениях. Поэтому при изучении раннего скотоводства следует полагаться в первую очередь на данные, происходящие из поселений. Но и они требуют к себе критического отношения. Так, изучение трех стоянок современных скотоводов Северной Африки показало, что на расстоянии всего 30 км характер костных останков значительно меняется: у постоянных источников воды наблюдался высокий процент костей крупного рогатого скота, на аридных склонах преобладали кости овец и верблюдов, далее к югу росло количество костей газелей. При этом все стоянки принадлежали одному и тому же населению, хотя и разным его группам, которые в различных условиях пасли разных животных, а также в разной степени сочетали скотоводство с охотой.

Следует также учитывать, что соотношение костных останков отражает картину хозяйственной важности отдельных видов лишь в условиях мясного скотоводства. Если же имелись и другие хозяйственные направления, или в скотоводстве преобладал престижный момент, или большую роль играл обмен домашних животных на другие продукты, то картина, полученная по остеологическим данным, будет, очевидно, искаженной.

Гораздо менее информативны, нежели кости, предметы материальной культуры и сюжеты изобразительного искусства. Относительно важные сведения, которые можно почерпнуть из них, связаны с довольно поздними периодами развития скотоводства. Для изучения процесса доместикации они не дают ничего. Так, по мнению некоторых специалистов, различные предметы, надетые на шею или помещенные на голове животных, на изображениях древней Сахары служат бесспорным доказательством процесса доместикации. Однако, как теперь установлено, подобные же атрибуты связаны и с несомненно дикими животными (носорогами, слонами, жирафами). Поэтому аналогичные сюжеты правильнее трактовать как отражение каких-то культовых представлений, не более того.

Следует особо подчеркнуть, что выводы о составе стада, полученные при анализе сюжетов искусства, также весьма неудовлетворительны. Так, судя по остеологическим данным и по письменным источникам, в древнем Египте мелкого рогатого скота в стаде было значительно больше, чем крупного. Однако в египетском искусстве изображения последнего значительно преобладают. Аналогичная ситуация сложилась в Нубии, где масса изображений крупного рогатого скота одно время воспринималась как указание на его преимущественное разведение носителями культуры нубийской группы С. Сделанные впоследствии остеологические анализы заставили пересмотреть этот вывод, так как большинство найденных костей принадлежало овцам. Выяснилось также, что нубийские пастбища более приспособлены для овцеводства, чем для выпаса крупного рогатого скота. Преобладание изображений быков в Нубии надо объяснять скорее высоким престижным значением этих животных, а не преобладанием их в стаде. В наскальном искусстве Зимбабве, Намибии и ЮАР тысячелетнее разведение крупного рогатого скота местным населением, напротив, не нашло почти никакого отражения в отличие от овцеводства, которое представлено десятками изображений. Между тем крупный рогатый скот играл здесь не меньшую роль, чем овцы. Изучавший эти сюжеты А. Уилкокс пришел к выводу, что создавшие их бушмены интересовались главным образом овцами. Как бы то ни было, все приведенные примеры красноречиво (предупреждают против чересчур прямолинейной трактовки сюжетов наскального искусства.

Теоретически весьма важные данные о хозяйственной деятельности людей можно получить, анализируя систему их расселения. Однако известные в настоящий момент поселки и стоянки, относящиеся к периоду доместикации животных или к непосредственно следующему за ним периоду, настолько немногочисленны, что эти материалы пока что возможно использовать не более чем для построения гипотетических моделей.

Неразработанность методики чрезвычайно осложняет проблему изучения раннего скотоводства и требует особой осторожности при интерпретации известных данных. Представляется, что главная задача сейчас заключается в том, чтобы правильно локализовать первичные очаги доместикации и наметить направления распространения домашних животных в другие районы. Решение ее в целом возможно, хотя недостаточная изученность некоторых областей заставляет порой прибегать к гипотезам. Сложнее обстоит дело с реконструкцией других аспектов раннего скотоводства, которая невозможна в узких рамках археологии и заставляет прибегать к помощи ряда других наук.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: