Факультет

Студентам

Посетителям

Биологическая продуктивность лесов бореального, суббореального и субтропического поясов. Состояние вопроса и принципы организации материалов

Определение продуктивности лесов уже не одно столетие привлекает внимание исследователей.

Лесоведческой наукой в этом вопросе достигнуты значительные успехи. Результаты работ такого, род а нашли отражение в многочисленных справочниках и руководствах по лесной таксации. Однако основное внимание в этих материалах было направлено, на определение продукции и запасов древесины как важнейшего сырьевого ресурса многих отраслей промышленности. Оценки полной биологической продуктивности лесов начали проводиться лишь с конца прошлого столетия (Ebermajer, 1876; и другие, главным образом немецкие, отчасти финские исследователи).

Интерес к этим исследованиям в нашей стране возник в первые десятилетия нынешнего века. При этом основное внимание уделялось формированию опада и аккумуляции лесной подстилки, определяющих, по мнению многих авторов, производительность леса. Было замечено, что аккумуляция важнейших элементов минерального питания, без которых невозможно создание продукции лесов, имеет место в листовом опаде и подстилке. Значительно позже стали обращать внимание на количественные характеристики для ветвей, корней древостоя, а также напочвенного покрова (кустарнички, травы, мхи, лишайники), подроста, подлеска.

Систематические исследования по оценкам биологической продуктивности лесов в пределах различных термических поясов и биоклиматических областей начали проводить только в 50-х годах Н. П. Ремезов с сотрудниками и учениками на примере ряда заповедников. Целью их было оценить биологическую продуктивность, потребление и аккумуляцию элементов минерального питания и азота в ненарушенных лесах Русской равнины. Эти минералы были обобщены в монографии (Ремезов и др.). В работе фигурировали леса широколиственно-хвойной зоны и зоны лесостепи ЕТС.

В этот период начали накапливаться и другие материалы по характеристике продуктивности лесов, а в 60-х годах Л. Е. Родиным и Н. И. Базилевич была опубликована обзорная монография по продуктивности и биогеохимическим циклам растительных формаций мира, куда вошли и леса бывшего СССР. Однако количество пробных площадей для СССР едва превышало 50.

В последующее десятилетие наблюдается рост исследований по оценке биологической продуктивности разнообразных почвенно-растительных формаций. Публикуется ряд сводных работ по обширным регионам нашей страны (Поздняков и др., 1969; Поздняков, 1975; Смирнов, 1971; Молчанов, 1971; Ватковский, 1976; Манаков, Никонов, 1981; и др.). В 1975 г. А. И. Уткиным была опубликована обзорная монография по продуктивности лесов мира, где приводится значительный материал по характеристике фитомассы и годичной продукции лесов бывшего СССР, США, ФРГ, Японии, Канады, а также ряда стран тропических регионов. Несколько позже вышла сводка М. Кэннела (Cannel, 1982). Однако как в последней работе, так и в монографии А. И. Уткина большой приведенный материал практически не проанализирован. В книге Кэннела леса бывшего СССР освещены весьма скудно. Следует также упомянуть сводную работу Дж. Олсона и др. (Olspn et al., 1983), где приведены значительные данные по продуктивности лесов и других растительных формаций мира, составлена картосхема диапазонов запасов фитомассы лесов основных регионов суши Земли. Однако и в этой работе данные для бывшего СССР крайне ограниченны. Вместе с тем материалы по продуктивности лесов продолжают стремительно накапливаться, и к настоящему времени назрела необходимость их систематизации.

Нами был собран и унифицирован обширный матерйал по характеристике доказателен продуктивности лесов. Использовались данные пробных площадей лесов в возрасте 50 лет и более, для мелколиственных пород — от 30 лет и выше. Поскольку в ряде публикаций отсутствовали все необходимые характеристики (запасы фитомассы, подстилки, мортмассы, годичная продукция с разделением на фракции), потребовался их расчет на основании аналогичных данных для сходных растительных сообществ в тех же регионах. Это касается в основной запасов и продукции подземных органов.

Выделяются зоны: северотаежная, среднетаежная, южно-таежная, широколиственно-хвойных лесов, широколиственных лесов, мелколиственных лесов (Западная Сибирь), лесостепи, степи и влажных субтропиков.

Описание и анализ материалов проводятся, как указывалось выше, в соответствии со схемой деления суши Земли на термические пояса и биоклиматические области Н. Н. Розова (Базилевич и др., 1970). Так, в пределах Северной Евразии, кроме полярного выделены борельный, суббореальный и субтропический термические пояса. Леса приурочены к бореальному поясу, гумидным и семигумидным биоклиматическим областям суббореального и субтропического поясов. В их пределах, согласно карте растительности СССР, составленной А. Ы, Лукичевой под редакцией В. Б. Сочавы.

В связи с тем, что кроме зональных имеют место и провинциальные отличия как в составе, так и в типах лесов, обзор и анализ материалов проводятся по типам лесных формаций, приуроченных к определенным регионам (западная, центральная и восточная части ЕТС, Средняя и Восточная Сибирь, Притихоокеанский регион).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: