Факультет

Студентам

Посетителям

Заповедники Советского Союза и охрана природы

Советские заповедники с первого момента их создания предназначались «исключительно для решения научных и научно-технических задач страны», как сказано в первых же постановлениях и декретах, подписанных В. И. Лениным. В этом специфика и принципиальное отличие заповедников от других форм охраняемых территорий как у нас, так и за рубежом.

При организации сети советских заповедников в основу были положены научные принципы, не утратившие своего значения и в настоящее время. Сущность их состояла в том, чтобы:

  • выбираемые под заповедники территории были в наименьшей степени изменены под влиянием хозяйственной деятельности человека,
  • их природные комплексы включали редкие виды животных и растений (или редкие экосистемы),
  • заповедники служили образцами (эталонами) ландшафтно-географических зон (или их подразделений),
  • территории заповедников были достаточны для обеспечения саморегуляции происходящих природных процессов,
  • в первую очередь заповедовались «эталоны» тех ландшафтов, которым угрожала опасность исчезновения.

Следует отметить, что к этим принципам, особенно эталонирования и репрезентативности (типизации), теория заповедного дела за рубежом пришла только в самые последние годы.

Не менее замечательно и то, что советские заповедники для выполнения своей задачи эталонирования естественного хода природных процессов всегда проводили непрерывные стационарные исследования, для обеспечения которых имели свой постоянный штат научных сотрудников.

Советские заповедники имеют и свою предысторию. «Заповедные» или «священные» места издавна существовали в нашей стране. Они не были связаны с религиозными, культовыми отправлениями, как иногда думают, а возникли из тысячелетнего опыта ведения на Руси охотничьего хозяйства. Создание заповедных урочищ, как наиболее удобных для воспроизводства рыб, птиц и зверей участков, диктовалось необходимостью той эпохи, когда охота и рыбная ловля были важнейшей отраслью хозяйства общинного и родового строя; они определяли благополучие, а иногда и возможность существования общины, поэтому нарушение заповедности в те далекие времена каралось смертью.

Позже многие заповедные урочища перешли в монастырские владения или удельное ведомство и во многом утратили свое первоначальное значение. В эпоху феодализма они служили властителям и правителям, в эпоху капитализма оберегали дичь на частновладельческих землях. Все же заповедники всегда способствовали сбережению полезных зверей, птиц, рыб, леса и других природных богатств.

Нельзя не вспомнить один из древнейших заповедников на Соловецких островах, где птицы и звери совершенно не боялись человека. Еще раньше возник заповедник в верховьях рек Конды и Сосьвы на Урале, где сохранялся бобр и соболь. В средние века, а может быть и раньше, была заповедана Беловежская пуща, где обитали зубры, затем были отнесены к заповедникам Семь островов у мурманского побережья, сохранявшие гнездовья соколов.

Элементы охраны природы в древности существовали и в другой форме: ограничение в сроках отлова бобров в Киевской Руси, объявление «заказов» на определенный срок на тех или иных промысловых участках. Однако при немногочисленности населения необходимости в охране природы в целом еще не было. В феодальном обществе государство было заинтересовано в охране охотничьих зверей, главным образом как источника дани (ясыка), а также в связи с поставкой ловчих птиц для соколиной охоты. В это же время были изданы и указы об ограничении добычи соболя и бобра. Охранять зубров в интересах охот великих князей литовских стали уже в 1541 году; в XIII —XVII веках учреждались также «засеки» — заповедные леса военного значения (с тех пор, например, сохранилось название «Тульские засеки»). В 1676 году была запрещена охота в окрестностях Москвы.

В XVIII веке появилось несколько указов, связанных с охраной тех или иных территорий и животных. Так, во времена Петра I строго охранялись дубравы и сосновые боры, был учрежден Измайловский лесной заповедник под Москвой, издан указ «О нестрелянии лосей в Санкт-Петербургской губернии». Инструкция в 1722 году делила леса на «заповедные» и «незаповедные» и устанавливала водоохранные зоны по берегам рек. В 1763 году был издан закон, запрещающий охоту с 1 марта по 29 июля, и в 1835 году — закон об охране и заповедании рыбных нерестилищ. Указы Петра по охране природы были необычайно обширны, особенно в области лесного хозяйства. Однако с этими мудрыми законами в ту эпоху мало кто считался, несмотря на самые жестокие санкции, которые применялись к нарушителям.

Распад феодализма и развитие капитализма в России повлекли за собой в погоне за наживой и как протест против феодализма почти ничем не ограниченное, беспорядочное и массовое истребление лесов, зверей, птиц и рыб. Закон об охоте 1892 года защищал лишь права землевладельцев, но был крайне несовершенным с точки зрения охраны природы, в частности зверей и птиц.

Катастрофическое уменьшение численности многих видов животных, так же как и резкое сокращение площади лесов, стало очевидным в России к началу XX века. Бобры, соболи, каланы, лоси и многие другие пушные и промысловые звери стали редкостью. Все меньше и меньше оставалось водоплавающей и особенно степной дичи. А. П. Чехов словами доктора Астрова в пьесе «Дядя Ваня» говорил: «Русские леса трещат под топором, гибнут миллиарды деревьев, опустошаются жилища зверей и птиц, мелеют и сохнут реки, исчезают безвозвратно чудесные пейзажи».

В это время заповедников в России не было, и она заметно отстала в деле охраны природы от многих передовых стран Западной Европы и Америки.

Создавшееся положение вызвало движение за охрану природы, необходимость которой стала очевидной для ученых, многих просвещенных людей и наиболее прогрессивных общественных и государственных деятелей, В конце прошлого века В. В. Докучаев одним из первых обратил внимание на исключительную важность изучения заповедных целинных степей для практических целей их правильного использования.

В 1882 году по инициативе местного населения был организован заповедник в районе Кроноцкой бухты и на полуострове Асачи на Камчатке. Постоянно охранять охотничьи угодья стали в 1886 году на территории современного Воронежского заповедника. На юге Украины, в Аскании-Нова, Ф. Э. Фальц-

Фейном был создан в 1898 году частный заповедник. В 1903 году купивший на Кавказе обширные земли Б. Демидов организовал охотничий заказник в Лагодехском ущелье, позднее на его территории полностью была запрещена не только охота, но и рубка леса, пастьба скота и сенокошение, и заказник был преобразован в заповедник. Но эти заповедники не решали проблемы в целом.

Широкое движение по охране природы началось в России в 1905 — 1906 годах по инициативе Московского общества испытателей природы. В 1908—1909 годах вопросы охраны природы обсуждались охотничьими обществами на XII съезде русских естествоиспытателей и врачей; академик И. П. Бородин сделал доклад «О сохранении участков растительности, интересных в ботанико-географическом отношении». Этот доклад содержал много новых мыслей о задачах охраны природы в целом и сыграл большую роль в распространении передовых идей охраны природы в России.

В 1912 году Русское Географическое общество организовало Постоянную природоохранительную комиссию, член которой С. В. Завадский, подготовил в 1915 году проект «Положения о заповедниках». На Украине большую работу по охране природы проводило Харьковское общество любителей природы. Академия наук в 1909 году подняла вопрос об организации Кавказского заповедника на территории «Кубанских охот», но царское правительство так и не решило его. Однако в 1912 году по настоянию Академии наук все же создали Лагодехский заповедник в Восточной Грузии.

Рижское общество естествоиспытателей в 1910 году арендовало Вайкаские острова, у западного побережья острова Сааремаа, и учредило здесь первый в Прибалтике заповедник. В 1912 году то же Общество организовало второй заповедник на острове Морицсала, на озере Усма-Лузикэрте (Латвия).

В связи с катастрофическим уменьшением количества соболя министерство земледелия направило в 1914 году в Восточную Сибирь две экспедиции: в Забайкалье под руководством Г. Г. Доппельмаера и в Восточный Саян под руководством Д. К. Соловьева. По докладам этих крупнейших специалистов охотничьего хозяйства в 1916 году было принято решение об учреждении двух соболиных заповедников — Баргузинского и Саянского. Однако практически организовали только Баргузинский, который широко развернул свою работу лишь при Советской власти.

В 1916 году по проекту Географического общества был принят первый в России закон, предусматривающий государственное право организации заповедников в научных и культурных целях в наиболее примечательных участках русской природы. В том же году по инициативе Приморского лесного общества был организован заповедник «Кедровая падь».

Перед самой Октябрьской революцией, 2 октября 1917 года, В. П. Семенов-Тян-Шанский представил в правительство записку «О типах местностей, в которых необходимо учредить заповедники типа американских национальных парков». В этой записке говорилось о важности сохранения «для потомства на вечные времена» образцов физических ландшафтов с конкретными указаниями на шесть таких заповедников в различных географических зонах России.

Поскольку организация заповедников затрагивала право частной собственности на землю, при царском правительстве она не находила поддержки. Напротив, попытки их организации встречали резкое сопротивление владельцев земель, в том числе и членов царской фамилии.

Основная задача, которая ставилась перед заповедниками того периода, — спасти то, что еще можно спасти от истребления, особенно редкие виды животных и растений, находящихся на грани полного исчезновения. В создании заповедников усматривали едва ли не единственную форму охраны природы, тем самым охрана природы противопоставлялась использованию природных богатств. Современное представление об охране природы еще не сложилось даже у передовых ученых того времени.

Уничтожение права частной собственности на землю и величайшие социальные преобразования, которые принесла Октябрьская социалистическая революция, коренным образом изменили положение. Великая Октябрьская революция не только создала благоприятные условия для организации сети заповедников, но и сделала их частью народного достояния.

Уже в 1919 году по проекту, одобренному В. И. Лениным, в дельте Волги был создан Астраханский заповедник. В 1920 году В. И. Ленин подписал декрет об организации Ильменского минералогического заповедника на Южном Урале. В 1921 году был принят декрет «Об охране памятников природы, садов и парков».

Заповедники Советского Союза, созданные в развитие ленинских указаний об охране природы, к настоящему времени выполнили большую и полезную работу в области разработки научных основ рационального использования, обогащения и охраны природных ресурсов страны.

Рационально, разумно использовать — это значит давать возможность природе восстанавливаться, восполнять взятое человеком. Лес обладает замечательной способностью расти, рыбы, птицы, звери — размножаться. Основная задача состоит в охране этих воспроизводительных возможностей природы. А это не только не противоречит, но, напротив, подразумевает использование природных богатств.

Если мы будем охранять неполовозрелую, мелкую рыбу, мы сможем резко повысить вылов полноценной, крупной рыбы. Собирая пух из гнезд гаги с яйцами и птенцами, можно быстро уничтожить ее гнездовья. Напротив, намного больше мы соберем пуха, если будем оберегать гнезда до вывода птенцов и брать пух из гнезд, уже оставленных птицей. Охрана антилопы-сайгака в период размножения приводит к быстрому росту ее поголовья и обеспечивает большое количество очень хорошего мяса, мягкой кожи и лекарственного сырья.

Наши потребности растут, и от природы мы берем все больше и больше. Поэтому необходимо обеспечить восполнение природных ресурсов по принципу расширенного воспроизводства. В этом главная задача охраны природы сегодня. Таким образом, охрана природы с экономической точки зрения есть управление природными ресурсами, обеспечивающее их расширенное воспроизводство.

Природа — это сложный комплекс, в котором все явления необычайно тесно переплелись и обусловливают друг друга. Поэтому охрана природы требует комплексного подхода, учитывающего эти взаимосвязи. Любое изменение, происходящее в природном комплексе, влечет за собой цепь изменений в разнообразных элементах этого комплекса.

Всеобщая связь явлений природы делает чрезвычайно сложным предвидеть изменения в природе при эксплуатации животных или растений. Это еще более усложняется, когда человек преобразует целые районы, меняет водный режим рек, создает водохранилища, распахивает целину, истребляет хищников и вредителей. Широкую известность получили примеры, когда человек, истребляя вредных грызунов на полях, вынудил мелких хищников переместиться в леса, где они резко снизили численность тех полезных животных, которые до того были «прессом», препятствующим вспышке численности насекомых — вредителей леса. В результате лесам, хотя их непосредственно и не затронуло вмешательство человека, был нанесен огромный урон. Еще более печальную известность получили многочисленные случаи применения ядохимикатов в естественных лесах, повлекшие неожиданные изменения не только в лесных биоценозах, но и в биоценозах прилегающих полей и даже рек.

Чтобы избежать вредных последствий использования восполнимых природных богатств, необходимо хорошо знать взаимосвязи природных процессов во всех естественных местообитаниях. Только действительно научное познание закономерностей этих процессов позволяет нам управлять природными ресурсами. Вот почему разработка научных основ сохранения и воспроизводства природных ресурсов выдвинута нашей партией и правительством в число важнейших проблем советской биологической науки.

В последние годы в связи с колоссально возросшими размерами промышленного и сельскохозяйственного производства, ростом городов и поселков особенно актуальной стала проблема защиты природной среды от загрязнения. И кроме важнейшего экономического значения охрана природы приобрела огромное здравоохранительное и эстетическое значение.

В самом деле, лес — это не только определенное количество кубометров древесины, источник пушнины, грибов, ягод и т. д., но и основной источник кислорода. Реки нужны нам не только для судоходства и получения электроэнергии, но и как среда для обитания рыб, и как источник чистой питьевой воды. Курорты, санатории, дома отдыха и миллионы туристов пользуются природой как источником здоровья человека.

Наконец, «сокровища природы — это, — как писал академик И. П. Бородин, — такие же уники, как картины, например, Рафаэля: уничтожить их легко, но восстановить нет возможностей». Тысячелетия природа вдохновляет творчество величайших мыслителей, поэтов, музыкантов, художников. Невозможно переоценить эстетическое значение природы. Родная природа — предмет национальной гордости народа.

Мы охраняем природу для народа, для человека сегодняшнего дня и грядущих поколений. Природа — та среда, где живет и всегда будет жить человек.

Заповедники в СССР — это те научные учреждения на территориях, изъятых из хозяйственного пользования, планомерно размещенные в важнейших географических зонах и ландшафтах, которые призваны проводить постоянные и комплексные исследования природных ресурсов в их естественном состоянии.

Основная проблема науки в заповедниках лежит в области изучения закономерностей существования первичных природных экосистем, что имеет фундаментальное значение для понимания сущности явлений в биосфере как замкнутой системе жизни. На пути решения этой проблемы лежат важнейшие практические вопросы познания направления изменения экосистем под воздействием человека, прогнозирование дальнейших изменений в процессах полуприродных систем и разработка мероприятий, нейтрализующих отрицательные последствия деятельности человека. В конечном итоге работы, проводимые в заповедных природных и полуприродных экосистемах, должны дать ответ на вопрос: как построить искусственные экосистемы в различных природно-географических зонах и ландшафтах, чтобы добиться максимальной биологической продуктивности и оптимальной природной среды для жизни человека?

Исходя из этой общей концепции основные задачи научной работы заповедников определяются как задачи изучения естественного хода природных процессов и выявления взаимосвязей между отдельными элементами природного комплекса с целью использования полученных данных для разработки путей управления природными ресурсами.

Управление природными ресурсами означает их учет, расширенное воспроизводство, сбережение и рациональное использование в народном хозяйстве различных географических зон и ландшафтов. Поскольку это и есть охрана природы в современном научном смысле, заповедники представляют собой научные учреждения по охране природы.

Решение заповедниками основной научной проблемы предусматривает разработку методов учета животных, определение эффективности и выявление последствий хозяйственного использования природных ресурсов на смежных с заповедником территориях, разработку биологических методов борьбы с вредителями лесного и сельского хозяйства, изучение факторов, определяющих колебание численности диких животных с целью их прогнозирования, а также экологических особенностей отдельных видов животных и растений, разработку мероприятий, обеспечивающих сохранение природных комплексов заповедных территорий, восстановление редких и исчезающих видов животных и растений и т. п.

Очевидны сложность и многообразие научных задач, стоящих перед заповедниками, велико их теоретическое и практическое значение. Специфической особенностью научных исследований, проводимых в заповедниках, является то, что они осуществляются круглогодично, в течение многих лет и комплексно. В связи с этим нельзя не упомянуть о «Летописях природы», которые ведутся в заповедниках. Регистрируемые в них из года в год даты вскрытия рек, сроки цветения растений, при

лета птиц, сведения о численности основных видов животных, урожайности семян, ягод, грибов и т. п. позволяют судить о степени постоянства этих явлений, понять закономерности их изменения, давать прогнозы и разрабатывать пути повышения биологической продуктивности естественных экосистем. В этом аспекте заповедники прямо выполняют одну из задач, стоящих перед Международной биологической программой и новой всемирной программой ЮНЕСКО «Человек и биосфера».

Другие научно-исследовательские учреждения в соответствии со своим профилем и задачами, как правило, проводят работы лишь над некоторыми объектами и при условии их эксплуатации. Разрабатывая комплексно основную проблему на заповедной территории и сопоставляя полученные данные с данными из смежных районов, где ведутся хозяйственные работы по использованию природных ресурсов, заповедники получают исключительно ценный материал для рекомендации по наиболее рациональным методам и формам комплексного использования природных богатств.

Следует также подчеркнуть, что изучение биологии отдельных видов в естественных, не измененных человеком условиях есть познание нормы. Изучение биологии тех же видов в условиях антропогенного ландшафта — это до известной степени познание патологии. Очевидно, что патологию нельзя понять без хорошего знания нормы. В этом плане изучение биологии животных и растений в заповеднике приобретает исключительно большое значение.

Основная задача заповедников состоит в строжайшей охране этих эталонов дикой природы соответствующей зоны и ландшафтов для сравнения и анализа тех изменений, которые вносит в природу человек. Необходимо помнить, что сбережение всех видов животных и растений, обитающих на Земле, имеет важнейшее научное и практическое значение. Это тот драгоценный генетический фонд, который может оказаться крайне необходимым человечеству. Мы еще недавно говорили об истреблении ядовитых змей, а сейчас яд, получаемый от них, исцеляет человека от многих недугов и страданий. Как известно, даже плесени стали мощным орудием современной медицины, давая нам антибиотики. Кто возьмется предсказать, какие еще организмы, кажущиеся сейчас вредными, не будут в дальнейшем служить источником благосостояния или здоровья человека?

Оберегая лесные массивы, имеющие водоохранное, почвозащитное или климатическое значение, восстанавливая и увеличивая численность ценных зверей, птиц и рыб, а также охраняя места линьки и зимовки водоплавающих птиц и нерестилища рыб, заповедники выполняют большие народнохозяйственные задачи.

Заповедники стали резерватами редких животных и растений. Только благодаря заповедникам удалось сберечь такие эндемичные и реликтовые растения, как тис, самшит, бархат, лотос, и таких животных, как фламинго, белая цапля, турач, зубр, кулан, пятнистый олень, горал, бобр, выхухоль, калан, котик и многие другие.

Заповедниками уже достигнуты значительные успехи по восстановлению численности и расширению ареала многих животных, в недавнем прошлом стоявших на грани полного уничтожения. В первые годы организации заповедников их задачи и направление работы часто определялись как резерваты особенно ценных животных, охрана и изучение которых были центральным вопросом. Так, Воронежский назывался бобровым, Хоперский — выхухолевым, Баргузинский — соболиным, Кандалакшский — гагачьим и т. д. Позднее все они стали комплексными.

На охраняемых территориях численность ценных животных возросла в десятки и сотни раз. Достигнув определенной численности в заповеднике, животные расселяются за его пределы, и прилежащие угодья оказываются основными местами заготовки пушнины, пернатой дичи и диких копытных.

В тех случаях, когда естественное расселение идет медленно или оно невозможно из-за окружающих условий, заповедники искусственно расселяют животных. Так, из Воронежского заповедника уже расселили по всей стране тысячи бобров, из Хоперского расселяют выхухоль, из Баргузинского — соболя, из Кавказского — тура, из Бадхызского — кулана и т. д.

В связи с необходимостью расселять животных из заповедников возникает проблема неприкосновенности заповедных территорий. Не есть ли изъятие животных нарушением «заповеди» этих мест, их хозяйственное использование, недопустимое по самой сути понятия «заповедник»? Ответ на этот вопрос может быть только один — нет. Напротив, такая мера и есть одна из важнейших активных форм охраны заповедников, необходимость которой стала особенно очевидной в последнее время при быстром росте антропогенного влияния на заповедные территории.

В самом деле, плотности популяций оленей в Воронежском, Крымском и ряде других заповедников, так же как лося в Центрально-Черноземном и Приокском, настолько высоки, что угрожают существованию лесов да и самих животных из-за острой нехватки кормов. Сельскохозяйственные угодья, среди которых расположены эти заповедники, не дают возможности животным расселяться, а малое количество (или отсутствие) хищников не обеспечивает естественной регуляции численности. В этих случаях для восстановления естественного равновесия и охраны заповедных экосистем вмешательство человека совершенно необходимо.

Подобные явления могут возникнуть и в отношении других элементов природного комплекса. Например, зарегулирование стока Волги повлекло за собой крупные изменения в водном режиме дельты, где расположен Астраханский заповедник. Потребовалось осуществить ряд мер для восстановления проточности водоемов, условий нереста и зимовки рыб, гнездования птиц и других процессов.

Крайне нежелательные ситуации, угрожающие заповедным экосистемам, возникают при проникновении на их территории интродуцированных растений и акклиматизированных животных. С этой чрезвычайно опасной формой загрязнения природной среды заповедники должны вести постоянную и напряженную борьбу.

Следовательно, мы вынуждены в той или иной мере вмешиваться в жизнь многих (если не большинства) заповедников. Однако любые формы охраны заповедных экосистем, а тем более направленного вмешательства в их жизнь должны преследовать только одну цель — сохранение структуры и функции естественных природных комплексов. Вмешательство в заповедные экосистемы должно быть особенно тщательно продумано, научно обосновано и осуществляться под строжайшим контролем.

Заповедники уже выполнили многочисленные и разносторонние научные исследования, имеющие большое теоретическое и практическое значение. Научные труды заповедников явились ценным вкладом в фонд отечественной и мировой биологической науки. Материалы исследований, полученные заповедниками, широко используются в монографиях, учебниках и руководствах по различным отраслям народного хозяйства.

Общая печатная продукция заповедников превысила 3000 печатных листов, некоторые из них уже выпустили по 12 — 15 томов «Трудов». Особенно много сделано в изучении биологии бобра, соболя, белки, сайгака, лося, водоплавающих, куриных птиц и большинства других промысловых животных. Заповедники разработали методы учета и определения запасов промысловых животных, способы восстановления кедровых лесов, разведения тиса черенкованием, в результате чего удалось сократить сроки воспроизводства этого ценного дерева на 50 лет. В заповедниках разработаны также метод посева дуба, рекомендации по борьбе с луговыми сорняками, методики содержания и разведения глухарей в вольерах. В заповедниках проводились основные работы по кольцеванию птиц и многое, многое другое. Можно утверждать, что работы такого размаха, объема, научного уровня и практического значения не осуществлены за 50 лет ни одним отраслевым научным учреждением и не ведутся в заповедниках ни одной из зарубежных стран.

Наши заповедники переживали и трудные времена. Многим памятна печальная история распашки целины в Аскании-Нова, ликвидации Алтайского, Кроноцкого и других заповедников, большинство которых теперь восстановлено. Были люди, которые смотрели на заповедники лишь как на неиспользованные резервы леса и степи. Им было невдомек, что десятые доли процентов заповедной территории страны ничтожно малы, тем более что у нас есть еще не освоенные просторы в лесах Сибири и степях Казахстана. Что составляет заповедная территория в экономике страны по сравнению с тем, что она дает науке — мощной производительной силе, создающей основу для подлинно рационального использования богатств природы?

Велико культурно-просветительное значение заповедников. В последние годы их посещают сотни тысяч туристов. Общение с природой, знакомство с музеями, лекции и беседы, проводимые сотрудниками, издаваемые заповедниками популярные книги и брошюры — все это способствует пропаганде общих биологических знаний и идей охраны природы.

Вместе с тем дальнейшее развитие туризма в заповедниках таит в себе опасность, поскольку при их организации не предвидели «туристского взрыва» и устремления миллионов людей в природу. Даже для строго лимитированного, научно-познавательного туризма большинство наших заповедников не приспособлены. В этом состоит одно из самых больших затруднений, которые они сейчас испытывают.

Нет сомнения, что заповедник «Столбы» с причудливыми скалами-останцами, тисово-самшитовая роща в Хосте, «Кивач» с его водопадом, как и многие другие, не могут быть закрыты для туризма. Само существование в нетронутом виде этих уникальных объектов природы теряет смысл, если люди перестанут получать эстетическое удовольствие от этих неповторимых природных явлений. Но несомненно также и то, что туризм здесь должен быть строго регламентирован, подобно тому как это осуществляют ботанические и зоологические сады.

Однако эту проблему в целом самая лучшая организация туризма не может решить. Для этого у заповедников слишком мало возможностей, территории их малы, а основная научная задача несовместима с организацией массового туризма.

В самые последние годы у нас начали создавать природные (национальные) парки, задача которых как раз и состоит в сочетании охраны естественных ландшафтов с культурно-просветительными целями: организацией туризма и отдыха.

Не обсуждая режима и статуса природных парков, поскольку эта форма охраны территорий принципиально отлична от заповедников, отмечу лишь, что значение природных парков для охраны природы исключительно велико. Природные парки должны не только «оттянуть» на себя основную массу людей, стремящихся сейчас в заповедники, но и поглотить большую долю тех, кто неорганизованно посещают сегодня природу, нанося ей преднамеренно или по незнанию большой урон, особенно в окрестностях городов и крупных поселков. Размеры «туристической эрозии» в ряде случаев уже сейчас достигли огромных размеров.

Чтобы природные парки решили поставленные перед ними задачи, необходимо создать их больше и сделать более интересными для посетителей. А это потребует организации сложных инженерно-биологических мероприятий по прокладке дорог, троп, сооружению смотровых площадок в местах концентрации животных, в некоторых случаях создания зоопарков и дендрариев, с тем чтобы посетители могли познакомиться со всеми основными животными, растениями и другими объектами парка. Одновременно необходимо определить нормы посещения парка людьми и разработать меры по нейтрализации негативных последствий воздействия посетителей на природные условия парка.

Я не случайно говорю о посетителях, избегая слово «турист». Природные парки, как показал мировой опыт национальных парков, не могут быть зонами отдыха, где люди проводят длительное время, предоставленные сами себе. Любая форма посещения парка должна быть организована и ограничена строго определенными маршрутами и временем. Парки — это естественные музеи, где человек обогащается знаниями о родной природе, восстанавливает и укрепляет свое здоровье, получает огромное эстетическое наслаждение.

Перед нашими заповедниками, природными парками и другими формами государственного природно-заповедного фонда стоят очень большие и разнообразные задачи. Заповедники как основная форма научных организаций по охране и изучению природных комплексов призваны к углубленной разработке научных основ управления природными ресурсами и экосистемами, их охране и сбережению как неповторимых явлений природы. Сейчас, в период развернутого строительства коммунизма, когда важнейшая задача состоит в повышении интенсивности вовлечения в хозяйственный оборот богатейших природных ресурсов для блага человека, значение заповедников необычайно возрастает.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: