Факультет

Студентам

Посетителям

Всё из алюминия

В наши дни производство алюминия делится на две самостоятельные части: первая часть — химическая переработка алюминиевой руды, например, боксита, на окись алюминия, глинозем; вторая часть производства — электролиз глинозема в электролитных ваннах Эру и Холла.

Длинный путь предстоит бокситу, пока он превратится в серебристый и легкий металл.

Сотни железнодорожных вагонов везут с Тихвина и Урала боксит на алюминиевые заводы. На заводах, в огромных железобетонных складах, горы боксита ожидают своей очереди быть проглоченными мощными дробилками. Когда маленький Гулливер попадает в страну великанов, его мозг подавляют гигантские размеры всего, что его окружает. В глиноземном цехе все люди превращаются в маленьких Гулливеров, настолько необычно и огромно оборудование для производства глинозема.

Раскрывается двухметровая пасть грейферного крана. Стальные зубья схватывают красные глыбы боксита. Каждый зуб имеет полметра длины. Стальная челюсть крана медленно, но неумолимо смыкается, и очередная порция в 4 тонны боксита поднимается в воздух, крепко зажатая пастью крана, и, плавно передвигаясь вдоль склада, приближается к приемному бункеру дробилки «Титан».

Далеко внизу игрушечные люди размахивают руками. Они что- то сигнализируют крановщику. Дробилка с грохотом и шумом вдребезги разбивает все, что попадает между вращающимися стальными молотами. Боксит и известняк превращаются здесь в мелкие куски. Крепкие окаменелые красные глыбы боксита и плиты известняка дробятся и направляются в специальном подъемнике в отделение сушки.

Представьте себе металлическую трубу длиной 40 метров и диаметром 2 метра. Эта огромная труба в середине выложена огнеупорным кирпичом. Трубу называют вращающейся печью. Медленно и лениво поворачиваются стальные бока чудовища, поток раскаленных газов освещает его чрево. В печи царит температура свыше 800 градусов. Огонь просушивает боксит и известняк, влага окончательно уходит вместе с дымом через дымовую трубу.

Боксит и известняк размалываются в шаровых мельницах в красную и белую муку. Стальные шары с грохотом дробят алюминиевую руду. Порошок красного боксита смешивается с содой и белым порошком известняка. «Шоколадная» смесь направляется в шестидесятиметровую вращающуюся печь спекания. В печи при громадной температуре, в 1 200 градусов, обжигается смесь боксита, известняка и соды. Навстречу раскаленным газам движется, по мере вращения гиганта, шихта. Идет не видимая для глаза работа. Огонь изменяет химическую природу вещества.

Боксит содержит в себе глинозем и вредные примеси других веществ. Высокая температура соединяет глинозем и часть соды, образуя новое химическое вещество, которое потом можно будет растворить в воде. Та же высокая температура в печи переводит в нерастворимые осадки вредные примеси боксита. Все находит свое место. Сода помогла растворить нерастворимый глинозем, а известняк, наоборот, поможет сделать нерастворимыми вредные примеси боксита.

В огромных баках образовавшееся в печах спекания новое вещество — алюминат натрия — растворяется в щелочных растворах, а вредные примеси выпадают в осадок. Они не должны раствориться и загрязнить растворы, содержащие в виде алюмината натрия алюминий. Отделение от глинозема вредных примесей песка, окиси железа и других — вот весь смысл существования гигантских цехов по производству окиси алюминия. Осадки вредных веществ, красную жижу, выводят из цехов на прилегающие к заводу пустыри. В искусственных озерах промываются шламы, содержащие окись алюминия в виде алюмината натрия.

Автоклавы — «самовары великанов» — представляют собой огромные резервуары, где благодаря огромному давлению пара согреваются наши растворы. Молоко, приготовленное из обожженного мела, загружается вместе с растворами алюмината натрия в автоклавы. Через три-четыре часа пар сделает свое дело, и последние проценты вредных примесей песка выпадут в осадок, а чистые растворы уйдут в карбонизаторы.

В баках высотой с двухэтажный дом очищенные дымовые газы пробулькивают через растворы алюмината натрия. Эти газы пробивают толщу растворов, и в итоге мы получаем белые кристаллы водного соединения глинозема — гидрат окиси алюминия. Остается полученный гидрат «намертво» прокалить, и будет готова белая «крупчатка», или, если хотите, свежевыпавший, нежный белый снежок. Это и будет долгожданный чистый глинозем.

Глинозем — окись алюминия (соединение алюминия и кислорода) — получается в результате очень громоздких химических процессов.

Теперь глинозем пойдет в электролитные ванны Эру и Холла. Электрический ток будет командовать битвой, в жестокой схватке алюминий разорвет тысячелетние оковы кислорода. Освобожденный алюминий пойдет на службу человечеству. Гений Эру и Холла послал электричество в эту битву и освободил алюминий от упорных и навязчивых друзей — кислорода и кремния.

Всякая химическая реакция либо поглощает тепло, либо выделяет его. Если на образование какого-либо вещества пошло определенное количество тепла, то такое же количество тепла должно будет выделиться, если вновь полученное вещество опять разложить на исходные продукты. В природе ничто не пропадает: энергия — затраченное тепло — появится снова, как только пойдет обратная реакция.

В то незапамятное время, когда раскаленный земной шар начал остывать, но еще представлял собой сверкающую звезду, металлы, соединяясь с кислородом, подогревали его огромную массу. Всякий процесс соединения металла с кислородом выделяет огромное количество тепла, и чем больше тепла когда-то выделилось при окислении какого-либо металла, тем сильнее он себя закабалил, соединившись с кислородом, и тем больше тепла потребуется тому, кто захочет вновь получить из окислов чистые металлы. При своем окислении алюминий отдал земле много больше тепла, чем другие металлы, и поэтому так тяжело теперь превратить окись алюминия — глинозем — в металл. Когда-то голубой металл превратился в белоснежный порошок глинозема, теперь нужно уплатить ему то же количество тепла, и только тогда глинозем приобретет потерянный вид и превратится в чудесный легкий металл — серебро из глины.

После открытия Чарльза Холла и Поля Эру минуло полвека, но существенных поправок последующие поколения ученых в открытие Холла и Эру не внесли.

На рисунке на следующей странице изображен разрез электролитной ванны. Дно и бока ванны выложены слоем угля. Из угля же сделаны аноды, которые соединены с положительным полюсом динамомашины. Отрицательный полюс соединен с дном ванны. В светлом цехе выстроились десятки и сотни электролитных ванн, в каждой из них медленно, но верно могучий электрический ток выделяет из глинозема алюминий.

Попытаемся проникнуть в ванну и посмотреть, что же в ней происходит. Миллионы солдат, имя которым электроны, ринулись плотной стеной на штурм позиций неприятеля. В ванну был загружен криолит. И вот мощный электрический ток, проявляя свое тепловое действие, плавит твердые частицы криолита. Температура на поле брани дошла до тысячи градусов. Электроны с боем наступают на оранжево-красную расплавленную массу криолита. Но вот в жидкий расплавленный криолит стали засыпать глинозем. Глинозем растворился в расплавленном криолите. Наконец-то появился главный враг!

Положительно заряженные атомы алюминия и отрицательно заряженные атомы кислорода называются ионами. Отрицательные ионы кислорода разряжаются на угольных анодах и постепенно сжигают их. Положительные ионы алюминия притягиваются отрицательно заряженным дном ванны и, разряжаясь там, отдают свой электрический заряд. На дне ванны откладывается освобожденный алюминий.

В ванны загружают глинозем, а электрический ток разлагает его на алюминий и кислород. Кислород постепенно сжигает аноды, а со дна ванны вычерпывают алюминий и отливают из него серебристые слитки чудесного легкого металла. Так электрический ток, рожденный энергией большевиков на берегах Днепра и Волхова, выделяет в электролитных цехах десятки тысяч тонн голубого металла.

Много труда и средств нужно затратить государству, чтобы получить алюминий. Глинозем, криолит, угольные аноды — все это требует для своего производства специальных заводов, и, наконец, чтобы получить алюминий, нужен белый уголь — большие количества дешевого электричества. Тонна алюминия стоит свыше тысячи рублей золотом — такова твердая цена на мировом рынке; она, как в зеркале, отражает сложность выплавки алюминия. Железо в семнадцать раз дешевле голубого металла.

Если новые ученые, подобно Эру и Холлу, не найдут более дешевых способов производства алюминия, по-прежнему останется незаполненной бездонная пропасть между количеством алюминия в земной коре и его потреблением для нужд человечества. Молодая советская наука должна вписать в историю алюминиевой промышленности новую блестящую страницу. Век алюминия начнется в нашей стране, в единственной стране, где сняты вековые оковы рабства, мешавшие человечеству покорять и изменять окружающий мир для мощного расцвета высшей культуры — социализма.

Три главных преимущества имеет алюминий по сравнению с черными металлами. Алюминий легок. Он почти в три раза легче железа. Алюминий не ржавеет. Тонкая, не видимая для глаза пленка окиси алюминия, покрывающая все алюминиевые предметы, гарантирует их от разрушения. И, наконец, алюминий прекрасно проводит электрический ток, и только серебро и медь могут по электропроводности конкурировать с голубым металлом. Сплавы алюминия почти не уступают по крепости лучшим сортам стали и сохраняют свои главные преимущества: легкость, химическую стойкость, способность хорошо проводить электричество и тепло.

Сколько алюминия потребляют отдельные отрасли мирового хозяйства?

Начнем наш краткий обзор с транспорта, где преимущества алюминия очевидны.

Транспортная техника может быть — разграничена на три обособленные области: транспорт сухопутный, водный и воздушный.

Суша и вода — бесчисленные автомобили, железнодорожные вагоны, речные и морские суда — потребляют 20 процентов мировой выплавки алюминия. Авиация в мирное время использует почти такое же количество алюминия. Сорок процентов мирового производства голубого металла потребляет транспортная техника.

Электротехническая промышленность потребляет 15 процентов мировой выплавки алюминия. Алюминий успешно вытесняет медь, бывшую монополистку в мире электричества.

Строительная промышленность и домашнее хозяйство являются также крупными потребителями алюминия. Десять процентов — такова доля потребления легкого металла для повседневных нужд человека.

Химическая и пищевая промышленность быстро учли ценность химической стойкости алюминия. Эти отрасли используют 10 процентов годовой выплавки металла.

Чистый алюминий прекрасно прокатывается в тончайшие листики. Алюминиевая фольга успешно вытесняет другие упаковочные материалы. Десять процентов мировой выплавки алюминия раскатывается в фольгу.

Остается еще 15 процентов годовой выплавки металла.

Но мы слишком отвлеклись бы от главной линии нашего рассказа, если бы попытались перечислить все области применения алюминия. Прочтем лучше, что написано на ветвях и листьях алюминиевого дерева.

Алюминий под давлением валков прокатных станов прокатывается в листы и любые другие профили. Алюминий вытягивается в проволоку и под ударами молота проковывается в самые замысловатые изделия. Алюминий отливается в формы и дает точные отливки.

Листы, проволока, алюминиевая пудра, фольга, литье, штампованные и прессованные алюминиевые изделия широкой рекой вливаются в мир техники, в чудесный мир, где торжествует человеческий разум.

В 1915 году насчитывалось до 200 случаев применения алюминия в технике и в быту, а сейчас это число выросло в сотни раз. И с каждым годом замечательные свойства голубого металла, несмотря на его высокую стоимость, все больше расширяют области его внедрения в народное хозяйство.

Еще во времена Девиля научились из чистого металла производить алюминиевую посуду. Потомки Сен-Клер Девиля до сих пор пользуются посудой, подаренной семье их знаменитым предком. С тех пор тысячи тонн алюминия идут на производство посуды.

Фабриканты эмалированной посуды пытались пустить по миру «утку» о том, что алюминиевая посуда способствует распространению раковых заболеваний! Это утверждение имело своей единственной целью уменьшить все растущее распространение алюминиевой посуды.

Но фабрикантам эмалированной посуды не повезло, не помогла даже «утка». Алюминиевая посуда — все эти многочисленные кастрюли, котлы, сковороды, стаканы, подстаканники, столовые приборы — поглощает до 10 процентов мирового производства голубого металла.

Алюминий проникает во все уголки техники и быта. Парикмахер направляет струю горячего воздуха из алюминиевой электромашинки для сушки волос; влажные волосы быстро высыхают. Закончился суетливый рабочий день; уборщица приводит в порядок помещение; тихо жужжит алюминиевый пылесос, втягивая пыль. Алюминиевые газо- и электросчетчики невозмутимо отсчитывают обороты; поток газа и электричества измеряется безошибочно.

Можно далеко продолжить перечень небольших, но необходимых изделий из алюминия, которые повышают культуру нашего быта. Опрятная серебристая внешность этих предметов кладет свой особый отпечаток на все окружающее. В доме, где вся мебель, прочная, гигиеничная и легкая, сделана из алюминия, а алюминиевые, тисненные под гобелен обои придают комнате единообразный тон, невольно возникает мысль, что мечты Чернышевского близки к осуществлению.

Уже сейчас в ростках нового быта мы угадываем неуклонно приближающееся и на наших глазах создающееся будущее.

Пластмассы, качественные стали и легкие металлы несут с собой новую, высшую материальную культуру человечества. Много удивительных свойств несет в себе голубой металл, эти свойства еще далеко не разгаданы.

Культура железа насчитывает тысячелетия, а культура легких металлов всего лишь десятки лет!

Автомобиль, трамвай, железнодорожный вагон, паровоз, пароход и, наконец, аэроплан — все виды транспортной техники на земле, на воде и в воздухе требуют легких и прочных материалов. Алюминий прекрасно отвечает этим повышенным требованиям современной жизни.

Изредка по улицам города стремительно проносится красивый серебристый автомобиль. Зеркальная, отполированная поверхность голубого металла кажется огромным сверкающим самоцветом.

Автомобилестроение одно из первых использовало новые, небывалые свойства голубого металла. Но трудно было сразу оценить его значение. Сначала его применяли как украшение: для дверных ручек, рычагов, для внутренней отделки. Затем появились автомобили с кузовом из красивого и выносливого голубого металла. Появление твердых алюминиевых сплавов позволило перейти к изготовлению из них шасси и частей мотора. Алюминий и его сплавы завоевали автомобильную промышленность. В мировом соревновании на скорость выиграют те страны, которые сумеют возможно шире использовать легкие металлы. Социализм, соревнуясь с капитализмом, победит, — таков неумолимый ход истории. В ближайшем будущем все наиболее совершенные и красивые конструкции автомобилей будут принадлежать нашей родине, которая уже имеет замечательный ЗИС-101.

Алюминий и его прекрасные свойства нужны советскому автомобилестроению.

Каждые 20 килограммов алюминия, заменившие в автомобиле соответствующее количество тяжелых металлов, дают 3 процента экономии горючего. В четыре раза будут перекрыты дополнительные расходы на алюминий одной лишь экономией на бензине, не говоря уже о других преимуществах алюминия.

Колеса, корпус, шасси и мотор, почти все важнейшие детали автомобиля могут с успехом изготовляться из алюминия.

Если изготовить из алюминиевых сплавов паровозные шатуны, поршни и валы, то скорость паровоза можно увеличить на много процентов. Таким же образом можно облегчить вес вагонов. Такой локомотив, построенный с расчетом наилучшей обтекаемости воздухом, и алюминиевые обтекаемые вагоны сверхскоростных поездов революционизируют железнодорожный транспорт.

Лучшие современные скоростные паровозы развивают скорость до 150 километров в час. Будущие алюминиевые локомотивы будут мчаться по необозримым просторам нашей родины со скоростью свыше 200 километров в час! Легкие сплавы снижают мертвый вес подвижного состава на целую треть. Сначала алюминий проникал в вагоностроение медленно и постепенно: заменили медные дверные ручки алюминиевыми, затем стали употреблять алюминий для внутренней отделки вагона. Затем пришла очередь обшивки кузова и крыши.

Наконец из твердых алюминиевых сплавов начали строить вагонные тележки. Так алюминий оказался универсальным материалом и завоевал весь вагон.

Результаты применения алюминия в железнодорожном транспорте не замедлят проявиться.

Большие денежные средства и огромное количество труда уходят на устройство железнодорожного полотна. Насыпи, мосты, мостики должны быть тем прочнее, а, следовательно, и дороже, чем больше разрушающая сила тяжелых поездов будет давить на железнодорожные рельсы. Алюминий удешевляет наземные железнодорожные сооружения и увеличивает скорость движения поездов.

Цистерны для перевозки кислот, вагоны-холодильники строятся исключительно из алюминия; в этих случаях ни один металл не в состоянии соперничать с превосходными свойствами алюминия.

Алюминий не боится органических кислот, алюминий не отравляет, как медь, пищевые продукты.

Трамвайные вагоны, построенные с применением алюминия, дают возможность сэкономить электроэнергию на 20 процентов.

Торговый флот мира, так же как и военный, широко использует легкие сплавы. Для обороны морских границ СССР, для строительства мощного советского торгового флота алюминий приобретает исключительную важность. В последние годы появились новые сплавы алюминия, специально для морского транспорта. Новые сплавы обладают высокой устойчивостью против действия морской воды. Алюминиевая грудь парохода может смело разрезать океанские волны. Когда суда с железной обшивкой надводной и подводной частей из-за тяжелого поражения металла пойдут на слом, пароходы из голубого металла все еще будут бороздить великие морские пути. Голубую ленту, приз за наибольшую скорость перехода из Европы в Америку, получат легкие и быстроходные корабли, построенные из голубого металла.

Человек каменного века укрывался от непогоды в каменных пещерах, камень не только помогал ему отыскать пищу, но и согревал его. Каменные пещеры сменились постройками из обожженного кирпича. Таким образом, алюминиевые породы — камень, глина — сотни веков служили людям. Но в двадцатом веке металл — железо и сталь — проникли в строительство, растущие размеры домов диктовали необходимость в новом, более крепком и надежном материале. Железобетон открыл для человечества возможность строить грандиозные и замечательные сооружения.

Но это еще не последнее слово новой техники. Дюралюминий врывается в строительство! Высоко в небо растут гигантские дома. Легкие и прочные алюминиевые колонны, балки и перекрытия составляют их монолитные остовы. Все чаще инженер-строитель прибегает к помощи алюминия. Каркасы зданий, облицовка фасадов, лестницы, балюстрады, рамы и украшения — везде в строительстве и архитектуре легкие металлы занимают почетное место.

Крыши домов из тонких алюминиевых листов лучше любых других противостоят разъедающему действию насыщенной газами атмосферы городов.

Первая крыша из алюминия появилась в Риме на церкви Джиаккино. Это было в 1895 году. Прошли десятки лет, в решето превратились крыши домов верующей паствы, а «чудо» церкви Джиаккино, ее неизменившаяся крыша, из года в год вызывает удивление благочестивых прихожан.

Другая алюминиевая крыша, в Диссеигофене, у Боденского озера, служила с 1898 до 1931 года. Дом был предназначен к перестройке, и крыша была снята в таком состоянии, что ее немедленно использовали для другого дома.

Пройдет еще несколько десятилетий, но время не разрушит голубой металл, завоевывающий будущее. Надежная алюминиевая крыша закроет громады солнечных зданий. Алюминиевые крыша и остов сохранят гигантские сооружения на многие века.

В трюмах пароходов, в вагонах железных дорог, в кабинах самолетов по миру путешествуют миллионы тонн всевозможных грузов. Но если нет у них специальной доброкачественной упаковки, то гибнут пищевые продукты, приходят в негодность ткани, ржавеют металлические изделия — огромные количества ценностей превращаются в ничто. Алюминий и здесь оказывает человечеству неоценимую услугу.

Чистый алюминий прокатывается в тончайшие листики, толщиной в одну двухсотую миллиметра. Безвредная алюминиевая фольга идет для обертки всевозможных продуктов: конфеты, шоколадные плитки, головки сыра и тысячи других пищевых продуктов сохраняются в гигиенической алюминиевой «бумаге». Текстильные товары, металлические изделия, обернутые в алюминиевую фольгу, никогда не изменят своих нормальных свойств.

Алюминий удлиняет жизнь тысяч предметов и миллионов тонн необходимейших продуктов.

Хорошая электропроводность дала возможность алюминию нарушить монополию меди в электротехнике. Рожденный электричеством голубой металл помогает производить все большее количество электрической энергии.

В 1887 году администрация вокзала в городе Чикаго была обеспокоена быстрым износом медных электрических проводов. Воздух, насыщенный дымом и газами, разъедал медь. Специалисты, заинтересованные в прибылях производителей меди, категорически отрицали возможность замены меди алюминиевыми проводами. Но у начальника вокзала выхода не было, и он решил рискнуть. Несколько сот метров медного кабеля были заменены алюминиевым проводом: вокзальный воздух никакого действия на голубой металл не оказал.

От нескольких сот метров до 500 тысяч километров алюминиевых проводов в 1930 году — вот лучший показатель глубокого проникновения алюминия в электротехнику. Подсчеты показали, что там, где нужен 1 килограмм меди, алюминия достаточно всего лишь 1/2 килограмма.

Алюминиевые провода со стальной сердцевиной служат для передачи токов высокого напряжения.

Бесчисленные линии электропередач протянулись над нашей страной. Развитие электропромышленности, создание единой высоковольтной сети СССР будет базироваться на советском алюминии.

Часто, проходя по улицам нашего города, мы замечаем на стыках устанавливаемых трамвайных рельсов горшки странной формы. В этих горшках алюминиевый порошок восстанавливает окись железа, и жидкая сталь намертво схватывает концы рельсов. Способность тонко измельченного алюминия — так называемой «алюминиевой шерсти» — выделять огромные количества тепла при соединении с кислородом широко используется в технике. Этим способом можно расплавить самые тугоплавкие металлы и сверхтвердые сплавы, твердость которых приближается к твердости алмаза. Хром, молибден, вольфрам и другие редкие металлы, без которых нельзя производить нержавеющие и специальные стали, выплавляются при помощи измельченного алюминия.

Возможность сваривать стальные предметы алюминиевой пудрой открывает перед техникой совершенно неожиданные перспективы.

В труднейших арктических условиях совершают свои плавания советские ледоколы, возможность аварии, крупной поломки грозит каждую минуту. Легко себе представить, какое значение в таких условиях приобретает поломка вала корабля, лишающая его способности самостоятельного передвижения. И вот, вместо грозной зимовки во льдах, корабль возвращается к жизни: алюминиевая пудра позволяет сварить полуметровый цилиндр гребного вала, и судно может беспрепятственно продолжать свой путь. То, что мы наблюдали при сварке рельсов, только в большем масштабе, может быть проделано на ледоколе. Мужественные полярники могут не бояться новых испытаний: место сварки стало еще прочнее, чем до аварии!

Алюминий — металл, необходимый и в металлургии. Для того чтобы сталь была прочной, нужно очистить ее от вредных примесей. И вот в огромные ковши с расплавленным металлом забрасывают небольшое количество алюминия. Голубой металл, жадно соединяясь с кислородом, разлагает вредную закись железа. Закись превращается в сталь, а кислород, соединившись с алюминием, образует шлаки, всплывающие на поверхность металла и легко удаляемые из ковша. Этот процесс в металлургии называют раскислением стали, ее очисткой от закиси железа и вредных газовых включений.

Алюминий, таким образом, дает возможность получить чистую, прочную, высококачественную сталь. Значение его в этой области техники едва ли можно переоценить.

В непрерывных поисках легких и прочных материалов современная техника все больше обращается не только к алюминиевым, но и к сверхлегким сплавам на магниевой основе. Магний, имея удельный вес 1,7, примерно в полтора раза легче алюминия (2,7).

Запасы магния в земной коре огромны (вспомните рисунок в начале книги). Магниевые сплавы типа «электрон» имеют в своем составе около 5—6 процентов алюминия и более 90 процентов магния.

Эти сплавы получили последнее время большое значение в строительстве скоростных спортивных самолетов, но их особая важность не в этом. В первую очередь сверхлегкие сплавы нужны военной авиации.

На Урале с давних пор существуют изумрудные копи. Изумруды, добытые в копях, после огранки поступали на рынок и принесли Уралу славу. Зеленоватые самоцветы приобрели мировую известность.

В наше время изумрудные копи известны и другим: там добывают минерал берилл, из которого получают в дальнейшем легчайший металл — бериллий. В сплаве с магнием бериллий дает много твердых и легких сплавов, применяющихся в авиамоторостроении.

Можно далеко продолжить список легких сплавов. Алюминий, магний, бериллий и другие легкие металлы дружной семьей становятся на помощь человеку в борьбе за скорость и легкость, за новую, социалистическую технику.

Алюминий создал авиацию. Это смелое утверждение не покажется преувеличением, если вспомнить ту роль, какую играют легкие сплавы в современной технике. Разве могут все эти неуклюжие «фарманы» и «ньюпоры», построенные из дерева и холста, идти в какое-либо сравнение с могучими многомоторными воздушными кораблями наших дней — самолетами и дирижаблями?

Достижение легкости и прочности самолетов, уменьшение веса авиамоторов на единицу мощности находится в прямой связи с использованием сплавов алюминия. Эти сплавы — дюралюминий, советский кольчугалюминий, силумины — прочно заняли свое место в самолето- и моторостроении. Больше прекрасных алюминиевых сплавов, больше добротных алюминиевых птиц — крепче социалистическая родина!

Высотные полеты требуют максимальной легкости. Полеты в стратосфере сулят человеку сказочные скорости. Алюминий, по признанию конструкторов, — лучший материал для постройки стратопланов.

Стратостат Пикара, совершивший свой знаменитый полет на высоту 16 километров, имел алюминиевую гондолу. Американский стратостат «Эксплорер II», в 1935 году поднявшийся на рекордную высоту в 22 километра, тоже имел гондолу из легких сплавов. Славные герои нашей страны Прокофьев, Бирнбаум и Годунов взвились в стратосферу в гондоле из советского алюминия.

Может быть, очень скоро алюминиевая гондола стратостатов уступит место алюминиевым ракетам, которые унесут смелых и отважных людей в межпланетные пространства!

Растут молодые и сильные люди, которые пойдут дальше по дороге, проложенной великими учеными прошлого. Работы Деви, Велера, Сен-Клер Девиля, Холла и Эру будут продолжены. На новых гигантских заводах нашей страны будет производиться голубой металл дешевле и проще, чем во всем мире.

Алюминий позже других металлов стал на службу людям, алюминий поможет дальнейшему неуклонному движению человечества к великим победам техники завтрашнего дня.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: