Факультет

Студентам

Посетителям

Возведение моста между позициями прикладных биологов и некоторых представителей чистой науки

В настоящее время крайне важно отыскать исходную позицию для ликвидации разрыва между теми, кто имеет дело с видами, уже приспособленными к целям человека, т. е. работниками сельского хозяйства, и теми, кто изучает природу и естественные системы, т. е. биологами и экологами.

Очень немногие из последних вообще обращают внимание на практическое приложение их знаний. В двух синтетических областях науки о живом — популяционной биологии и экологии — существует ряд важных принципов, которые до сих пор не нашли применения в сельском хозяйстве.

Популяционная биология представляет собой синтетическую дисциплину, поскольку она возникла на стыке трех биологических традиций, каждая из которых восходит к синтезу работ Дарвина и Менделя. Носителями традиций являются биосистематик, эколог-популяционист и эколог-физиолог. Знания в рамках этой дисциплины накапливались и продолжают накапливаться главным образом ради самих себя. Аграрники не могут извлечь даже частичной пользы из знаний, приобретенных учеными, разрабатывающими популяционную биологию и экологию диких популяций, потому что наши домашние виды слишком подогнаны под требования «человеческой» экологии и это удаляет их от экологии естественной. Слишком многие из генов, отлично «работавших» в естественной среде, были утеряны в процессе селекции. Нам не следует отказываться от этих «генетически убогих» домашних видов в пользу их диких сородичей, однако мы должны понимать, что экологически сбалансированное сельское хозяйство можно создать только при условии вовлечения в него естественных сообществ диких экосистем. Если бы аграрники уделяли больше времени изучению диких видов, генетические особенности которых позволяют противостоять воздействиям среды без посторонней помощи, они (аграрники) ощутили бы, какие возможности открываются перед домашними видами в плане их сопротивляемости вредителям и патогенам, конкурентоспособности по отношению к сорнякам.

Нельзя забывать и плодородие почвы. Решение этой проблемы также приблизилось бы, если экологам и биологам-популяционистам в кооперации с аграрниками удалось бы создать одну или несколько «домашних» экосистем, включающих определенные дикие виды. И это вовсе не научная фантастика, что в один прекрасный день мы могли бы начать генетическую перестройку большинства наших культурных растений путем скрещивания с их дикими сородичами.

В биологическом смысле, вероятно, труднее реконструировать существующую культуру генетически, чем получить новую, окультуривая дикое растение. Однако действительность такова, что человек не приемлет изменений в традиционной пище и крайне неохотно включает в свой рацион новые продукты. Иными словами, культурные барьеры могут оказаться более труднопреодолимыми, чем биологические. Поэтому и возникает необходимость в детальном изучении экологии сельского хозяйства, в частности экологических взаимодействий между различными культурами и различными севооборотами, используемыми в настоящее время. Полезно было бы при этом выяснить, какие из взаимодействий дошли до нас с досельскохозяйственных времен. Такая информация подсказала бы нам, как далеко следует заходить в восстановлении генов, давным-давно утерянных основными культурами. Эти гены окажутся необходимыми, если в качестве основы для экологически сбалансированного сельского хозяйства будут выбраны традиционные культуры. При этом хорошо бы понять, делают ли наши исследования какой-то реальный вклад в такое будущее для сельского хозяйства или только способствуют изучению его экологии.

Таким образом, мы рассмотрели взаимоотношения между чистой наукой — популяционной биологией и экологией, с одной стороны, и сельским хозяйством, с другой. Если бы хоть некоторые из исследователей — биосистематиков, экологов-популяционистов и экологов-физиологов — попытались приложить накопленную ими информацию к задачам создания экологически сбалансированного или устойчивого сельского хозяйства, то на этом пути можно было бы ожидать большего прогресса, чем если бы мы продолжали себя ограничивать в изучении аграрной экологии.

Вновь обратимся к значению теории Дарвина, которая привнесла в биологию внутренне непротиворечивую идею унификации, уходящую корнями в экологию. Несметное число аграрников делает благородные усилия в попытке противостоять традиционному приоритету, который огульно отдается производству. И все же лозунг, по-прежнему объединяющий большинство современных представителей сельского хозяйства, — это «продукция любой ценой». Однако внутренне непротиворечивая идея унификации в области прикладной экологии, которую*мы называем устойчивым сельским хозяйством, пока еще никем не предложена. Говоря о необходимости в устойчивом сельском хозяйстве, мы тем самым уже продвигаемся вперед, утверждая, что больше не хотим пренебрегать собственным будущим. Тем самым мы говорит «нет» сельскому хозяйству, требующему высоких энергозатрат. Мы говорим «нет» сельскому хозяйству, основанному на повсеместном использовании химических веществ, в усвоении которых наши клетки не приобрели эволюционного опыта и против которых не имеют защиты. Мы говорим «нет» сельскому хозяйству, оторвавшему человека от земли и в итоге ухудшающему продуктивность каждого используемого гектара.

И самое важное — сельское хозяйство, допускающее ежегодный вынос в океан двух, трех или четырех миллиардов тонн почвы только по Соединенным Штатам, совершенно неприемлемо. Долгосрочные прогнозы состояния земли при попытках создать экологически сбалансированное сельское хозяйство должны рассматриваться наравне с потребностями в продовольствии. Вообще говоря, «аграрная экология» подлежит изучению не для того, чтобы обеспечить кратковременный подъем производства продовольствия, а для того, чтобы стать средством диагностики главных проблем сельского хозяйства.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: