Факультет

Студентам

Посетителям

Табунный способ содержания и разведения лошадей

Табунный способ содержания и разведения лошадей не является новым. Организационные формы табунное коннозаводство почерпнуло непосредственно из жизни диких предков лошади, изменив лишь их сущность и направив в хозяйственное русло.

Дикие и одичавшие представители рода «equus» в не столь отдаленные времена огромными табунами бродили по степям Европы, Азии, Африки и Америки, встречаясь в меньшем количестве кое-где и сейчас.

В степях южной и Юго-Восточной России наши ближайшие предки встречали табуны «тарпанов». Табуны одичавших лошадей «циммаронов», достигавшие в зимнее время до нескольких тысяч голик, бродили в пампасах Аргентины. В прериях Парагвая до нашего времени сохранились табуны полудиких «мустангов». Среди азиатских генных просторов путешественники сталкивались с табунами дикой монгольской лошади (лошадь Пржевальского). Табуны зебр и квагг, диких сородичей лошади, образуя табуны в 100 и больше голов, паслись на пустынных пастбищах Африки.

Давая возможность с минимальной затратой средств и труда осваивать громадные конские массивы, табунный способ содержания лошадей получил широкое распространение у всех кочевых народов далекого прошлого, занимавшихся коневодством, применяясь в больших масштабах во все последующие времена. Степные просторы средней Азии, задонские степи Северного Кавказа, предгорные и на горные пастбища Кавказских гор и хребтов Средней Азии сохранили в табунах до наших дней громадное конское поголовье.

Степень вмешательства человека-хозяина в жизнь табунов, размеры материальных затрат, производящихся для организации и Венеции табунного конепроизводства, широко варьирует в практике, определяя хозяйственный и технический уровень конепроизводства.

Наиболее примитивные формы табунного конепроизводства по своей технике стоят весьма близко к самостоятельной жизни табунов дикой и одичавшей лошади.

Вмешательство человека здесь сводится к минимуму и определяется преимущественно необходимостью использования и потребления конской продукции, в весьма малой степени касаясь моментов организации ее производства. Огромное поголовье киргизской лошади в районах Семиречья до последнего времени, в руках богатеев кочевников, находилось в стадии именно такого примитивного способа табунного разведения. В течение круглого года, в засуху, в бураны, в периоды гололедок и снежных заносов, табуны киргизских лошадей должны были самостоятельно добывать себе подножный корм. В годы, когда свирепствует бескормица («джут») — бич всего живого, населяющего степи Средней Азии, поголовье киргизской лошади испытывало резкое сокращение.

Роль хозяина-коннозаводчика сводилась там к пассивному приспособлению к погоде и местности и ограничивалась ежегодной переброской табунов из долин на летние пастбища — в горы и обратно.

Коневодство табунных районов Сибирского края характеризуются столь же малым участием человека в технике организации производства. Те же формы табунного разведения встречались в ряде районов Кавказа и Дагестана.

Конепроизводство на этой стадии носит все черты натурального хозяйства, низкая продуктивность которого обусловливает потребительскую его сущность.

Табунное коннозаводство задонских степей, раскинувшихся по левую сторону Дона и по его притокам — Манычу, Салу, Егорлыку, представляло собой полнокровную форму капиталистического товарного хозяйства, давая нам пример более высокой производственной техники.

До конца XVIII столетия производственная структура Задонского коневодства мало отличалась от примитивных форм, описанных выше. Табуны задонских коневодов, казаков и кочевников-калмыков, находились под постоянной угрозой гибели. Зима 1788-89 гг., называемая «очаковской», унесла огромное количество лошадей, погибших на выпасах от стужи, гололедки и глубокого снежного покрова. Коневодческое хозяйство в этот период оставалось натуральным, способным обеспечить своей продукцией только потребность хозяина-коневода.

Войны конца XVIII, начала XIX веков подняли спрос на лошадь, направив задонское коневодство на путь товарного капиталистического развития. Этот период характерен организацией табунных заводов крупными донскими помещиками-магнатами. Продукция этих заводов должна была удовлетворять спрос Войска Донского в строевой кавалерийской лошади, способствовать развитию казачьего подворного коневодства.

Но бурный расцвет задонского табунного коннозаводства начался во второй половине XIX века, когда упадок верхового конюшенного коннозаводства средней России сделал необходимым открытие новых источников ремонтирования регулярной армии.

Южная, полустепная лошадь, разводившаяся табунным способом в степях Украины, только первое время способна была удовлетворить, возросший спрос. Хлебопашество и доходное тонкорунное овцеводство к этому времени уже сократили степные просторы Украины и вытеснили экстенсивное коннозаводство.

Конские ресурсы Задонья, при создавшейся ситуации на конском рынке, представляли собой многообещающие возможности наживы, и, учитывая это, в тучные Задонские степи ринулся торговый капитал, который, не ограничившись скупкой конской продукции, становится там организатором товарного производства лошади табунным способом.

Развитию задонского коннозаводства способствовало установление огромной льготы в арендной плате за пользование землей. Арендная плата за землю била установлена для восточного коннозаводства 5 коп. за десятину, для западного 7 коп. Для возмещения недобора в арендной плате военное ведомство царской России выплачивало ежегодно казне Войска Донского несколько миллионов рублей.

Другим моментом, облегчавшим задонским коннозаводчикам конкуренцию на конских рынках России, было использование ими в качестве рабочей силы в полеводстве и др. подсобных отраслях беднейших слоев крестьянства средней России, уходивших на промысла в Задонские степи. Обнищавший крестьянин подвергался здесь жесточайшей эксплуатации, работая за гроши, чему способствовало превышение предложения в рабочей силе перед спросом. Для обслуживания коннозаводческой отрасли использовались темные, забитые калмыки. Вчерашние кочевники работали, почти не получая жалованья, за харчи, кочуя вместе с табунами с одного пастбищного участка на другой, помещаясь в джюлунах (кибитках). Для того, чтобы исключить текучесть калмыков, закрепить их за производством, коннозаводчики разрешали им содержать свой скот в небольших размерах, который обычно концентрировался в общем гурте, находившемся под контролем коннозаводчика.

Дешевизна производства лошади табунным способом при существовавших льготах и методах эксплуатации рабочих, огромные территориальные просторы Задонья и Калмыцких степей, бравшихся за бесценок в аренду, способствовали быстрому завоеванию Задонским коннозаводством конских рынков России.

Первое время задонская лошадь поступала на конский рынок под чужим именем, — ее выдавали за украинскую лошадь, но уже в 1869 г. была официально сдана в ремонт первая партия задонских лошадей (15 гол.), а через несколько лет она сумела заменить собой 50% всех прежних источников ремонтирования кавалерии.

Анализируя развитие Задонского коннозаводства на протяжении XIX века, мы наблюдаем два тесно связанные процесса: увеличение товарности коннозаводства и повышение его техники. Борьба за товарность становится борьбой за качество, и в результате этого табунное коннозаводство Задонья становится на путь технического прогресса.

Впервые в истории табунного коннозаводства начинает применяться система заводского подбора и отбора, заменившая собой вольный расплод, пережиток нетоварного натурального хозяйства.

Повышение качества лошади, форсированное прилитием крови восточных пород и английской чистокровной, потребовало подведения под конепроизводство новой технической базы. Стала необходимой заготовка на зиму сена и зерновых кормов и подкормка конского состава в неблагоприятную погоду.

Введение в Задонье ценных жеребцов культурных пород потребовало роста коннозаводской техники, вызвало появление культурных методов случки, с изолированным содержанием жеребцов во внеслучный период. Наряду с косячной случкой получили применение, для высокоценных жеребцов, варковая и ручная случки, требовавшие больших затрат труда и технических знаний. Организовываются стационарные испытания продукции табунных заводов в станице Великокняжеской, проводятся 2 грандиозные выставки донской лошади, имеющие задачей завоевание конских рынков России.

Однако специфические условия, в которых оказалось частное коннозаводство, приостановили дальнейший рост коннозаводческой техники.

Этому, с одной стороны, способствовало то монопольное положение, которое в условиях полного развала культурного верхового коннозаводства задонские коневоды приобрели на конских рынках России. С другой стороны, дальнейшее техническое развитие задерживалось шаткостью положения Задонского коннозаводства, сидевшего в арендованной у Войска Донского земле, срок аренды которой истекал в 1914 г. Строй свою работу на участках, находившихся во временном пользовании, коннозаводчики избегали производить, серьезные вложения капитала в недвижимое имущество — в постройки и сооружения, без чего был немыслим дальнейший технический рост конепроизводства.

Коннозаводчики средней России, разоренные конкуренцией с Задонским коннозаводством, не переставали вести с ним ожесточенную борьбу. Пользуясь приближением окончания срока арендного договора на землю Задонского коннозаводства, конкуренты мобилизовывали буржуазное общественное мнение против материальных льгот, предоставляемых Задонскому коннозаводству, и под предлогом необходимости прирезки земель «малоземельным» казачьим станицам требовали ликвидации Задонского коннозаводства и передачи конского состава в руки коннозаводчиков Средней России. Некоторые из конкурентов выдвигали даже проект выселения Задонского коннозаводства в Уральские степи, Сибирь и Среднюю Азию. Однако, задонские коннозаводчики успешно вели борьбу за свое существование, имея на своем содержании целый штат своих идеологов, — «златоустов», которые с пеной у рта доказывали исключительное значение Задонского коннозаводства для обороны и необходимость сохранения его на месте.

Всероссийская конская выставка в Москве в 1910 г. была моментом наибольшего обострения этой борьбы и принесла Задонскому коннозаводству тактическую победу. Но долголетняя ожесточенная травля Задонского коннозаводства и фактическая неустойчивость его положения, в связи с приближением окончания договорного срока на земли оказали свое тормозящее действие на развитие коннозаводской техники.

В 1899 г. наиболее предприимчивый капиталист коннозаводчик И. Я. Корольков, толкаемый конкуренцией, сделал крупный шаг вперед, произведя посадку лесных защитных полос, позволявших разводить лошадь повышенного качества и повышенной кровности. Но его начинание не получило распространения, т. к. коннозаводчики предпочитали разводить менее улучшенную, но более стойкую к условиям содержания лошадь. Вождем этого направления коннозаводческой работы, построенной на упрощенной и дешевой технике, был известный спекулянт лошадьми, впоследствии самый знаменитый в Восточном коннозаводстве Задонья коннозаводчик Подкопаев. Он разводил мощную, крупную, но грубую и чрезвычайно выносливую линию донской породы и был решительным противником прилития к дончаку английской крови.

Благодаря задержке в развитии технической базы метизация донской лошади, дававшая форсированное повышение пользовательных качеств, не получила широкого распространения, несмотря на ряд поощрительных мероприятий, проведенных царским военным ведомством (надбавка цены за наличие английской крови в ремонтной лошади). Англо-донская лошадь требовала большей заботы о себе, нуждалась в подкормке, защите от буранов, в отъеме молодняка, что требовало технического переоборудования производства, постройки затишков, сараев, насаждения лесов.

Именно в этот период задержки технического развития в Задонском коннозаводстве, и в особенности в восточной его части (державшейся методов дешевого производства лошади), невзирая на строгий правительственный контроль за развитием коннозаводства, начинает происходить перекачка капитала из сравнительно малодоходного коннозаводства в тонкорунное овцеводство, дававшее огромные прибыли от продажи шерсти при быстрой оборачиваемости капитала. Все чаще в Задонских степях начинают встречаться «коннозаводчики-шпанководы», которые, прикрываясь хилым конепроизводством, использовали «славную» коннозаводческую степь под овцеводство. Для выполнения обязательных норм сдачи лошадей в ремонт мнимые коннозаводчики производили закупку молодняка в других заводах и у коневодов-калмыков и сдавали его под видом своей продукции.

Остановка в развитии производительных сил, лежавших в основе табунного конепроизводства Задонья, прекратила дальнейший рост табунной техники и приостановила метизацию дончака.

Гражданская война окончательно расшатала непрочное здание Задонского коннозаводства. Отступая в панике перед победоносными частями Красной армии, белые банды вывели из Задонья поголовно весь плодовый состав, который вскоре был ими брошен на произвол судьбы и в массе погиб от бескормицы. Советскому коннозаводству остались только жалкие обломки былого производства, собранные, преследующими белых, частями Красной армии.

Тем более разительны те успехи, которые были достигнуты командованием 1-й Конной армии — тт. Ворошиловым, и Буденным в деле восстановления на обломках нового советского табунного коннозаводства, которое в лице военных конных заводов явилось показательным очагом культурных методов табунной коннозаводческой техники для всего табунного коннозаводства Союза.

Сравнивая наиболее примитивные формы табунного коневодства с высоко-организованной техникой Задонского коннозаводства, необходимо констатировать во всех случаях наличие основного принципа организации производства, принципа минимальных затрат (экстенсивная форма производства).

Решающим моментом, определяющим экономическую структуру и уровень техники табунного конепроизводства, является изменение величины затраты труда и основных фондов. С развитием этого процесса видоизменяется соотношение основных эволюционных факторов естественного и искусственного отбора, определяющих направление эволюционного развития зоологической расы разводимой лошади.

В примитивных формах табунного производства лошади приобретает решающее и самодовлеющее значение естественный отбор, вычеркивающий из списка живых всё нежизнеспособное, а также всё имеющее отклонение от нормы в сторону прихотливости и нежности. Количественные колебания поголовья, достигающие больших размеров в результате стихийного господства естественного отбора, являются обычными для примитивных форм организации табунного конепроизводства. Господство естественного отбора исключает там возможность планомерного хозяйственного развития конепроизводства. Хозяйственно полезные признаки, с точки зрения природного равновесия, нередко приобретают значение «летальных», толкающих расу на путь вырождения и подлежащих искоренению.

Неотъемлемым положительным качеством примитивной организации табунного разведения остается закрепление, хотя и дорогой ценой, ценнейших свойств — неприхотливости, стойкости и выносливости — качеств, характеризующих все расы животных, выведенных естественным отбором.

В условиях более высоко организованной табунной техники роль естественного отбора частично теряет свое значение. Одновременно с качественным улучшением методов коннозаводческой техники все большее значение приобретает искусственный отбор, культивирующий хозяйственно полезные признаки даже тогда, когда, они понижают общую жизнеспособность организма.

Применяя метод максимальной изоляции ряда пород сельскохозяйственных животных от внешних воздействий природы, культурное животноводство сумело добиться почти полного исключения естественного отбора, выведя ряд пород, обладающих огромной узкоспециализированной продуктивностью, нередко в ущерб общей жизнеспособности.

Коннозаводческая работа в историческом разрезе шла по тому же пути — развития высокой продуктивности, работоспособности лошади, но направилась не на путь вырождения, а на путь прогресса потому, что работоспособность лошади тесно связана с прочностью телосложения, развитием мускулатуры и качеством внутренних органов. Но и здесь чрезмерное культивирование резвости, специализация функций (аллюры, возоспособностъ) потребовали применения культурного воспитания с максимальной изоляцией от внешних воздействий природы, что привело ряд культурных пород лошадей к прихотливости и нежности, вызвало частичную потерю ценнейшего конституционного свойства — высокого использования корма и способности к отложению жировых запасов.

Несомненно, что для лошади — источника живой тягловой силы, реализация которой зачастую должна производиться в условиях неблагоприятных, нежность и прихотливость становятся весьма нежелательным фактором, понижающим работоспособность и ограничивающим возможность эксплуатации.

Для кавалерии, пользующейся лошадью, как боевым средством, неприхотливость коня обеспечивает сохранение боеспособности в самых тяжелых испытаниях боевой службы.

Способность быстро накапливать запасы потенциальной энергии в виде отложений жира позволяет лошади сохранять полную работоспособность на протяжении длительного вынужденного недокорма, что особенно необходимо для боевого коня.

Табунный способ разведения, построенный на рациональном сочетании естественного и искусственного отбора с точки зрения целесообразной эволюции лошади, приобретает исключительную ценность. Естественный отбор в условиях нормально построенного табунного разведения не теряет своего полезного значения, — видоизменяется лишь форма его проявления.

При высокой технике табунного коннозаводства естественный отбор не доводит до падежа все утерявшее жизненную стойкость, но, вызывая худоконность таких экземпляров, сигнализирует о наличии тенденции к понижению неприхотливости, предупреждает о необходимости дальнейшего улучшения условия содержания и кормления.

Целесообразное сочетание естественного и искусственного отборов при табунном способе производства лошади позволяет выводить и культивировать хозяйственно-полезные признаки, одновременно активизируя и закрепляя стойкость к невзгодам, неприхотливость к корму и способность откладывать запасы жира, — те свойства, которые одинаково необходимы и для пользовательной и для заводской лошади.

Основным недостатком, свойственным современному табунному коннозаводству, является его экстенсивность. Для производства лошади табунным способом, при существующем уровне техники, требуются большие земельные территории от 35 до 50 га и более на 1 матку с приплодом и подсобными отраслями.

Экстенсивность табунного коннозаводства не является его органической сущностью, она зависит от малой продуктивности пастбищ и сенокосов, от несовершенной техники эксплуатации их, от низкого качества конской продукции и низкой техники воспроизводства.

Процесс интенсификации табунного конепроизводства с каждым годом приобретает все большую актуальность. Социалистическая экономика требует рационального использования каждого клочка земельной территории, требует максимальной напряженности в эксплуатации естественных сил природы. Осваивая для высокопродуктивных сельскохозяйственных культур вчерашние полупустыни, социалистическое хозяйство предъявляет табунному коннозаводству ультиматум: повысить продуктивность при сохранении и даже сокращении территории путем скорейшей интенсификации производства.

Процесс интенсификации табунного конепроизводства должен иметь споим результатом увеличение количества конской продукции с единицы территории и повышение ее качества. Для осуществления этой задачи требуется глубокая реорганизация всего конепроизводства, начиная с организации кормовой базы и кончая техникой производства.

Решающее значение приобретает здесь интенсификация кормодобывания путем поднятия производительности естественных угодий, введения высокопродуктивных посевных сенокосов и пастбищ и рационализация их эксплуатации.

Качество конской продукции стоит в непосредственной зависимости от техники содержания и кормления; чем ниже техника конепроизводства, примитивнее методы кормления, тем несовершеннее его продукция, т. к. развитие и культивирование качеств высокой продуктивности методами селекционной работы становится возможным только при улучшении условий содержания и кормления.

Третьим условием интенсификации конепроизводства является техника воспроизводства конской продукции, от которой непосредственно зависит зажеребляемость, выжереб, сбережение молодняка и общий итог деятельности — выход дельной продукции.

Большая ценность табунного метода производства лошади не ограничивается его способностью создавать высокие качества работоспособности и стойкости; благодаря групповому содержанию конского состава табунный способ позволяет осваивать для воспроизводства большие конские массивы при минимальности затрат на организацию производства. Это делает табунное коннозаводство мощным источником конских ресурсов, позволяет при его помощи осуществить быстрое восстановление коневого хозяйства нашего Союза и полностью обеспечить армию боеспособным качественным конем.

Последующее изложение имеет своей задачей наметить конкретные пути поднятия продуктивности табунного конепроизводства и улучшения качества его продукции.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: