Факультет

Студентам

Посетителям

Схема действия токсинов и антитоксинов

П. Эрлих предложил для большей наглядности действия токсинов и антитоксинов простую схему.

Для того, чтобы токсин мог оказать отравляющее воздействие на живой элемент, он должен с ним соединиться; если соединяющее звено токсина хорошо подходит к соответствующей части живого элемента, если оно как раз плотно и удобно вкладывается в нее, то соединение на самом деле происходит, и только тогда ядовитая часть токсина, изображенная в виде кисточки, может действовать на живой элемент. Если такая спайка токсина с живым элементом происходит с трудом, так как соединяющиеся части плохо подходят друг к другу, то мы имеем дело с врожденным иммунитетом. Токсины при этом праздно блуждают в крови, ни с чем не соединенные, и отравления не происходит.

Связывающие части живого элемента, к которым присоединяется токсин, предназначены для совершенно иных целей в организме, а потому те из них, которые заняты токсином, должны быть заменены новыми.

И вот организм начинает усиленно их производить, так что количество их вскоре становится избыточным; они отрываются от живого элемента и свободно плавают в крови в виде частиц. Это и есть антитоксины. Соединяясь с токсином вследствие приспособленности друг к другу, антитоксин является спасителем для живого элемента крови, который таким образом оказывается свободным от токсина и не отравляется, а безвредное соединение токсина с антитоксином может оставаться в крови, не причиняя ни малейшего вреда животному, потому что, как видно из рисунка, группа эта ни с чем больше соединиться не может: сцепные крючки ее уже заняты.

Конечно, мы должны помнить, что все это только схема, модель, долженствующая облегчить нам понимание соотношений различных веществ в организме, но именно только соотношений; по существу мы о природе интересующих нас веществ ничего не знаем и имеем дело все время с символами, с иксом и игреком математиков.

Но вот реальные факты неизмеримой важности, добытые на основании такого уравнения с двумя неизвестными!

Какова бы ни была истинная природа токсинов и антитоксинов, несомненно, что при заболевании заразной болезнью, при которой микроб вырабатывает очень сильный токсин, для больного организма очень важно с самого начала располагать возможно большим количеством антитоксина.

Однако далеко не всегда он успевает самостоятельно выработать в короткое время достаточный запас противоядия и, вследствие этого, часто падает жертвой непосильной борьбы с могучим микробом. На основании таких соображений был изобретен способ с самого начала болезни искусственно вводить в организм большое количество антитоксина той же самой болезни; при этом токсин связывается и болезнь быстро обрывается. Вот новое могучее орудие медицины, новое благодеяние страдающего человечества; оно изобретено одновременно профессором Берингом в Германии и доктором Ру, любимым учеником самого Пастера, в Париже. Получение жидкости, содержащей в себе много антитоксина, достигается так, как это можно видеть на примере «дифтеритной сыворотки». Лошади, животному весьма легко справляющемуся с дифтеритным микробом, впрыскивается сначала слабый токсин дифтерита, а затем постепенно все более и более сильный яд; вследствие этого в крови животного накопляется много дифтеритного антитоксина и такая кровяная сыворотка, введенная в тело человека, больного дифтеритом, связывает токсин и спасает организм от отравления.

Благодаря широкому применению антитоксинов при лечении дифтерита (дифтеритная сыворотка), эта страшная болезнь в значительной степени обезврежена и теперь уже не особенно опасна. Метод изготовления сывороток имеет общее значение; производится впрыскивание антитоксинов против столбняка, дезинтерии и других ядовитых болезней.

Само собой понятно, что сыворотка, содержащая в себе антитоксин, не только пригодна для прекращения уже начавшейся болезни, но и для предупреждения заболевания, так как введенные в кровь антитоксины во всякую минуту готовы связать токсин, если таковой появится в организме.

При некоторых болезнях токсины не выделяются бактериями наружу, а остаются в их теле и освобождаются лишь после смерти микроба. Таким образом, при этих заболеваниях мертвые микробы расчищают путь для живых, отравляя ткани животного лишь после своей смерти. В таких случаях для защиты организма необходимо растворять и уничтожать самое тело заразных микробов. Это достигается введением сыворотки, приготовленной впрыскиванием в кровь лошади, или другого животного, не токсинов, а самих бактерий, сперва убитых, потом ослабленных и под конец вполне жизненных и ядовитых.

Благодетельное действие такой сыворотки, по теории Эрлиха, объясняется несколько иначе, чем чисто химическое действие антитоксинов. Найдено, что в крови животных всегда имеются вещества, убивающие и растворяющие бактерии; они получили наименование комплемент. Однако, они не могут действовать на бактерии прямо; нужна какая-то смычка между ними и телом бактерии; смычку эту представляют особые вещества, названные амбоцепторами или иммунизинами. Для каждой бактерии необходим специальный амбоцептор, который только для нее и пригоден. Представляет взаимодействие бактерий, комплемента и амбоцептора по схеме Эрлиха в виде упрощенной модели. Амбоцептор обладает как бы двумя захватками, из которых одна сцепляется с бактерией, а другая — с комплементом. Только через посредство этого связующего звена комплемент может действовать уничтожающим образом на бактерию. Под влиянием введения в кровь животного ядовитых бактерий начинается усиленное производство амбоцептора и комплемента. Сыворотку такой крови впрыскивают человеку, страдающему той же болезнью, и тогда заразные бактерии быстро уничтожаются.

Здесь мы, следовательно, опять встречаемся с неизвестными величинами, опять прибегаем к помощи искусственной модели, символов, для того, чтобы наглядно представить себе их взаимодействие и, тем не менее, достигаем блестящих практических результатов. Эрлиху ставили в упрек, что его теория вся лежит в плоскости отвлеченных, нереальных понятий, что, быть может, на самом деле природа и соотношение всех его веществ, комплементов, амбоцепторов и т. п. совсем не такова, как он их себе представляет, но для нас это не имеет существенного значения; «теории гибнут, а факты остаются» — это лозунг современной науки, а потому мы ценим больше временные, но «рабочие» теории, чем претендующие на абсолютную правильность кабинетные измышления, которых нельзя применять прямо к работе, к производству научных опытов. Теория Эрлиха уже послужила толчком для многочисленных лабораторных работ, а потому мы должны считать ее ценной.

Тем не менее, мы с нетерпением ждем разъяснения истинной химической природы комплемента, токсинов, антитоксинов и некоторых других веществ, также имеющих значение для иммунитета, но о которых мы для краткости не упоминали. Совершенно ясно, что наше представление о живом организме и его деятельности должны сильно расшириться во многих отношениях, даже переродиться, как только мы разберем механизм сложных, но закономерных и точных явлений, разыгрывающихся в крови и других соках. Кроме того, мы вправе ожидать от перехода к реальным понятиям и важных результатов для практической медицины.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: