Факультет

Студентам

Посетителям

Растения от «А» до «Я»: наперстянка

Латинское наименование рода Digitalis переводится как «длиной в палец». Некогда digitus — палец — был мерой длины, равной примерно 7,5 сантиметра. За что этот ботанический род сначала Леон Фукс, а затем Карл Линней назвали «длиной в палец», ботаникам и по сей день невдомек. Может быть, бывают у него и такие цветки? Вообще же они не превышают 3—3,5 сантиметра.

Ботанически этот род принадлежит к малоименитому семейству норичниковых, к которому относятся растения с такими «плебейскими» названиями, как «коровяк», «собачки», «Иван-да-Марья», «погремок» или «вшивка». Правда, один вид этого семейства в переводе означает «Царский скипетр». Однако «царственное величие» последнего вида умалено родовым Pedicularis, происходящим от латинского слова pediculus — вошь.

У нас встречается 6 видов наперстянок. Это травянистые растения, иногда полукустарники или кустарники. Все виды рода ядовиты из-за содержания во всех частях растений сложных гликозидов. Многие виды разводят как декоративные. Наперстянки красную и шерстистую, в листьях которых содержатся сердечных гликозиды, возделывают как лекарственные растения.

Сергей Петрович Боткин (1832—1889) — один из основоположников русской клинической медицины — назвал наперстянку «одним из самых драгоценных средств, какими обладает терапия».

Первой нашла применение в медицинской практике наперстянка красная, на которую обратили внимание в Ирландии более 400 лет тому назад. Со временем наперстянкой заинтересовались в Англии. В XVI веке о наперстянке красной было упомянуто в немецких травниках Иеронима Бока (1546) и Леона Фукса (1543). Последний и стал «крестным отцом» наперстянок — данное им роду название Линней сохранил.

Фуксом наперстянка красная была рекомендована как слабительное, рвотное и выводящее влагу растение и как средство против лихорадки. К счастью для их пациентов, европейские медики не заинтересовались наперстянкой в этом качестве, во всяком случае в травниках, вышедших в начале XVII века, наперстянка ни разу не упомянута. Не будем забывать, что наперстянка — ядовитое растение. Рвотные и слабительные свойства наперстянки использовали лишь английские знахари, отправившие в небытие в начале XVIII века особенно много своих соотечественников. В 1722 году цветки и семена наперстянки красной были включены в «Лондонскую фармакопею», а в 1744 году — в «Эдинбургскую фармакопею». Чуть попозже «записали» в свои фармакопеи наперстянку красную Вюртемберг (1754) и Париж (1756). Во всех этих фармакопеях наперстянку рекомендовали больным в поистине лошадиных дозах, ускорявших их перемещение в «лучший» из миров.

Опомнившиеся медики начали исключать наперстянку из своих фармакопей. Подал пример Лондон. За ним последовал Париж. Лишь шотландцы настаивали на ее лекарственном значении, включив наперстянку в очередное издание «Эдинбургской фармакопеи» (1783).

В 1785 году вышел капитальный труд шотландского врача Уайтеринга, посвященный исключительно наперстянке. Главный вывод ученого — применение только небольших доз (не более 0,18 грамма) наперстянки, собираемой в период цветения. Из 9 тезисов, которыми завершается труд, привлекает наше внимание лишь один — об урежении ритма сокращений сердца после приема наперстянки.

Со временем наперстянку отнесли вместе с опием к разряду успокаивающих средств на том основании, что она делает пульс более редким. Но в связи со склонностью знахарей «расширять» диапазон лечебного действия излюбленных растений ее стали использовать наружно при язвах и внутрь при туберкулезе, подагре, гриппе, ангине и желтухе.

И вновь… волна отравлений.

Лишь в начале XX века за наперстянкой закрепилась слава растения, непревзойденного при лечении сердечной недостаточности.

В 1915 году русский биолог В. В. Пашкевич в книге «Культура лекарственных растений и душистых» дал подробное наставление по возделыванию наперстянки красной: «Для медицинского употребления идет только красноцветная дикорастущая наперстянка, представляющая очень ядовитое растение; каждое уклонение уже негодно. Употребляют листья (Folia Digitalis purpureae), которые должно собирать во время цветения. Черешок и толстые срединные нервы перед сушкой удаляются, так что остается только мягкая пластинка. Если же последняго условия не желают выполнять, то следует по крайней мере собирать совершенно свежие, зеленые листья, без черешков. Их быстро сушат на солнце и хранят в сухом помещении, так как действующий их начала под влиянием влажной атмосферы легко разлагаются. Мелкия семена наперстянки высевают в мае месяце в хорошую садовую почву, заделывая их лишь слегка, а взошедшия растения разсаживают рядами, удаленными друг от друга на 1 фут (30,5 сантиметра) и на 6—8 дюймов (дюйм = 2,54 сантиметра) одно от другого в ряду. Так как наперстянка в культуре двулетнее растение, то ее лучше сажать рядами между другими более высокими растениями (напр., между рядами мака, укропа, фенхеля, кориандра и т. п.), которыя к концу лета удаляются; таким образом, не только получается двойная польза с одной площади земли, но и растения выходят пышнее. Почва не должна быть очень жирна или свежеудобрена, хотя и должна содержать много растительного гумуса.

При соблюдении вышеуказанных условий и при выборе солнечнаго местоположения листья культурнаго растения будут обладать такою же силою, как и у дикорастущих, которыя часто встречаются в тени, на богатой гумусом почве. Можно также использовать неудобные склоны оврагов, засаживая их наперстянкой при помощи подготовленной заранее разсады ея, лучше всего в небольших горшочках, из которых она высаживается в грунт без повреждения кома.

Лесовладельцам можно рекомендовать посевы или посадки наперстянки в лесах, на более светлых местах, у опушек и пр., высевая или высаживая ее на слегка взрыхленную землю; точно так же могут быть использованы молодыя лесныя посадки и междурядия на лесных культурах. Сушка листьев производится на солнце, на полках, по возможности быстрее. Сухой товар должен быть сберегаем в хорошо закупоренных сосудах, и наилучше в размельченном виде, в стеклянках в тенистом месте. Ящики и бочонки должны быть оклеены внутри бумагой. Употребляется в малых дозах для урегулирования деятельности сердца; действие энергично, а потому в неопытных руках опасно».

В СНГ применяют высушенный лист наперстянки красной и изготовленные из нее препараты: порошок из листьев наперстянки, водный настой из листьев наперстянки, экстракт наперстянки сухой, дигитоксин, гитален, дигипурен, кордигит; препараты наперстянки шерстистой: дигоксин, целанид, абицин, ацетилдигитоксин, лантозид, диланизид; препараты наперстянки ржавой: дигален-нео, сатитурани и сок из листьев ржавой наперстянки; препараты наперстянки реснитчатой: дигицилен и дигицил.

Наперстянка красная, или пурпуровая (D. purpurea), — двулетнее или многолетнее растение с высоким, до 120 сантиметров, стеблем, бархатистыми, морщинистыми листьями и сростно-лепестными пурпуровыми, реже белыми венчиками. Произрастает в Средиземноморье, у нас — лишь в культуре.

Наперстянка шерстистая (D. lanata) — дву- и многолетнее растение с цельнокрайними, гладкими, неопушенными листьями, но густоопушенными цветочной осью, долями чашечки и прицветниками и буровато-желтыми цветками. Произрастает в Южной Европе. У нас — только у села Злоти (Кодры), в Молдове. Вид занесен в Красную книгу.

Наперстянка ржавая (D. ferruginea) — многолетник, встречаемый только в Закавказье. Это очень высокое растение с весьма длинной кистью цветков. Венчик желтый, с коричневыми жилками. Большими зарослями ее еще можно встретить в западной части Кавказского перешейка, в горных лесах, в зарослях высокотравья.

Наперстянка реснитчатая (D. ciliata) — многолетник с беловато-желтыми венчиками и сидячими острыми, ланцетными листьями. Встречается по Главному Кавказскому хребту.

Применяют препараты наперстянки при всех степенях хронической сердечной недостаточности (декомпенсации) различного происхождения: при митральных пороках, коронарокардиосклерозе, гипертонической болезни, при дистрофии миокарда.

По свидетельству М. Д. Машковского («Лекарственные средства»), «…как антисептические средства препараты наперстянки применяют главным образом при приступах пароксизмальной тахикардии, для устранения экстрасистолии и перевода техисистолической формы мерцательной аритмии в более благоприятную брадисистолическую. Необходимо, однако, учитывать, что эти препараты, особенно в больших дозах, могут способствовать появлению желудочковой экстрасистолии».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: