Факультет

Студентам

Посетителям

Растения от «А» до «Я»: мак

Мак снотворный (Papaver somniferum) — однолетнее растение с правильным раздельнолепестным венчиком различной окраски, от белой до лиловой.

Плод — коробочка. Семена многочисленные. Научное название рода происходит от латинского слова papa — хлеб или детская каша и verum — настоящий. В прежние времена полагали полезным подмешивать сок мака в детскую пищу, чтобы дети крепче спали. Видовое название Somniferum в переводе — снотворный.

Мак снотворный — растение самоопыляющееся, но в значительной степени склонное к перекрестному опылению: в цветках часто находят уховерток, мух, жуков, шмелей и пчел; перелетая и переползая с цветка на цветок, эти насекомые переопыляют цветки.

Маковые семена (наиболее ценятся с голубой окраской) — важнейший продукт для хлебопекарных и кондитерских фабрик, ныне недоступный для домохозяек, но в прошлом охотно ими использовавшийся в домашней выпечке.

Из семян мака получают масло (40—60 процентов). Оно светло-желтого цвета, долго не горкнет и, говорят, более приятного вкуса, чем все остальные растительные масла. Применяется в качестве пищевого продукта, для фармацевтических целей, приготовления красок для живописи, лучших сортов мыла и лаков. Маковые семена высококалорийны — в Древней Греции атлеты, готовившиеся к Олимпийским играм, в изобилии потребляли мак с вином и медом. Маковые жмыхи (макуха), содержащие до 12 процентов жира и до 36 процентов белка, идут на корм скоту.

Все сорта мака подразделяют на масличные с малоразвитой системой млечников и скудным латексом и опийные — с хорошо развитий системой млечников и обильным латексом.

Семена мака обнаружены в предметах, относящихся к шумерской культуре (IV—III тысячелетия до нашей эры), в раскопках неолитических свайных жилищ в Швейцарии, относящихся к III тысячелетию до нашей эры.

Шумеры, ассирийцы, древнейшие обитатели Средней Азии, по-видимому, были знакомы с усыпляющим действием млечного сока мака. Древние египтяне готовили из мака снотворное зелье. Древние греки посвятили маки, растущие среди хлебов, богине земледелия и жатвы Деметре. Богиню изображали с маком в руке. Видное место занял мак в религии и мифологии римлян. Мак включен в обряды современных народов. Если в Греции Гере — богине брака и супружеской любви — приносили в жертву коробочки мака, то в Германии семена мака приносят в жертву новобрачным — сыплют их им в башмаки. В белорусском свадебном обряде раздавали пшенную кашу с маком. В Англии есть «день маков», когда ими и другими красивыми цветами украшают подъезды домов и возлагают их к памятникам погибшим на войне.

Первым, упомянувшим о надрезах коробочек, вытекании млечного сока и его лекарственных свойствах, был Теофраст. По его свидетельству, латекс мака (по-гречески «опион», откуда и произошло слово «опий», или «опиум») употребляли как усыпляющее и болеутоляющее средство этруски, эллины и римляне. Но опасность злоупотребления нависала над жизнью людей уже и в те давние времена, о чем предостерегал свое и грядущие поколения Плиний Старший. Однако Европа была далека от преимущественного использования мака как наркотика. Целью культуры мака здесь долгое время оставались семена и отчасти получаемое из них масло.

В отличие от американских индейцев, куривших табак, на Востоке (вероятнее всего, в Средней Азии) возникла гораздо более пагубная привычка курить опиум. Европейцы, к сожалению, со временем переняли оба порока. Уже в IX веке до нашей эры мак для получения опия научились выращивать в Малой Азии греки, о чем сообщается в «Илиаде». В Китае мака не знали до VII века нашей эры, а опиума — до X века. В Индии упоминаний об опиуме нет вплоть до XIII века. В средние века в Европе был более известен египетский опий.

Подлинной национальной трагедией курение опиума стало с середины XVIII века в одной из крупнейших стран мира — в Китае. О ней упоминал Джек Лондон в романе «Джон — Ячменное зерно»: «Китай прекратил всеобщее курение опиума, запретил выращивать его и ввозить в страну. Все философы, священники и врачи могли бы тысячу лет до хрипоты твердить о вреде опиума, но, пока яд был доступен, курение его продолжалось. Такова уж человеческая природа».

Дешевизна и доступность опия, легкое приятное самочувствие начинающих наркоманов, незнание страшных последствий привыкания околдовывали всех — от рикши до первого мандарина государства. С накоплением «опыта» курения дозы опиума повышались: «рекордсмены» выкуривали до 200 трубок в день. Истощенные и бледные, они превращались в живые трупы, а немного позже — в подлинные.

Британская Ост-Индская компания наладила производство опия в Бенгалии и монополизировала ввоз опия в Китай. Китайское правительство отчасти из-за потери гигантских прибылей в торговле опием, отчасти из-за беспокойства о возрастающем нерадении к труду у народа попыталось запретить английский экспорт опия, что привело к войне с Англией и окончательному закабалению Китая на долгие годы. Из Китая опийный мак проник в Японию, где его вскоре нарекли «цветком радости самураев».

В давние времена (а кое-где и сейчас) опий и его производные вошли в классический состав «ведьминых мазей». Кто читал М. Булгакова «Мастер и Маргарита», помнит, что подобной мазью воспользовалась и героиня романа перед полетом на бал Сатаны. Используя авторитетные литературные источники, мы установили один из рецептов подобной мази, который готовят из растительного сырья: паслен черный, белладонна, мандрагора («адамов корень»), мак снотворный и болиголов — то есть исключительно наркотические растения, способные привести при вдыхании и приеме внутрь к потере сознания или кошмарам, сопровождающимся невероятными видениями: участием в шабашах или пляскам на балу у Сатаны.

К сведению читателей, опий — это просто необработанное сырье, засохший млечный сок недозрелых маковых головок. В начале прошлого века из него было извлечено вещество, обладающее гораздо более сильными наркотическими свойствами. Его назвали в честь древнегреческого бога сновидений — крылатого Морфея — сына Гипноса (бога сна), порожденного Никтой — богиней ночи, — морфином. Морфин был первым алкалоидом мака, выделенным в чистом виде. В 1847 году установили его суммарную формулу, а в 1925—1927 годах — химическую структуру. В основе молекулы морфина лежит фенантреновое ядро и кольцо пиперидина. В пиперидинфенантреновом ряду оказались и другие алкалоиды опия — кодеин и тебаин. Всего в опии обнаружено свыше 30 алкалоидов, из которых в медицине стали использовать морфин, кодеин, наркотин, нарцеин и папаверин.

Морфин, к сожалению, снискал себе и недобрую славу. После приема небольшой дозы морфина человек впадает в состояние эйфории — безмятежности, отрешенности от забот и огорчений. Для стойкого привыкания к морфину достаточно нескольких месяцев. На планете насчитывают около 400 миллионов людей, приверженных к употреблению опия, морфина и особенно к сильнодействующему производному последнего — героину (ацетоморфину). Причем наркотики для них — сущность и цель жизни. Наркотики глушат голод, жажду, любовь. У наркомана проявляются интенсивные физические расстройства, называемые синдромом абстиненции, — возбуждение, нервозность, сопровождаемые бессонницей, бегающие глаза с расширенными зрачками, усиленное слезотечение и насморк. Появляются озноб и рвота, повышаются температура и кровяное давление. Угнетено пищеварение, понижен аппетит, отмечаются мучительные запоры, иногда сменяющиеся изнурительными поносами. Развивается расстройство сердечной деятельности, появляются обмороки, атрофируются половые железы, теряется способность мыслить и сознавать свою зависимость от общества.

Симптомы отравления опием весьма подробно были описаны в русском «Полном целебном травнике»: «При действии его на мозг и всю нервную жизнь в душевной жизни заметна особенная живость, по крайней мере в отдельных отправлениях: течение мыслей свободнее, глаза блестят, чувствуют себя добрее и сильнее; половое побуждение часто усилено, является бессонница, а пульс част, температура тела возвышена и нередко происходит пот. Рано или поздно это усиленное отправление переходит в угнетенное состояние, причем особенно нервная и душевная жизнь может опускаться ниже физиологического уровня. Так душевная деятельность расслаблена; сокращения сердца и мышц вялы и лишены прежней силы. Происходит чувство пустоты в голове, часто также незначительная головная боль и сонливость, а пульс становится реже и меньше…»

«…У чувствительных лиц нередко наблюдают после употребления опия сильную слабость, боязливость, беспокойство, бледность лица, тошноту, даже душение и рвоту; потом кружение и боль головы, оглушение, незначительную сонливость и т. д….»

«…От немного больших приемов (напр. от 2—3 гран) (гран — 0,062 грамма), также при частом повторении малых приемов или у чувствительных, раздражительных лиц, упомянутые действия усиливаются. Происходит род хмеля, почти как от спиртных напитков. Часто является сильное душевное возбуждение, которое, однако, скоро переходит в неодолимую наклонность ко сну; или эта наклонность происходит с самого начала, часто с кружением и болью головы и слабостью мышц. Пульс, который сначала част, становится чаще и полнее, может потом сделаться реже, нежели в нормальном состоянии, и между тем как прежде кожа часто была горяча и суха, она теперь нередко покрыта потом. Чувствительные нервы кожи и нервы наружных чувств, как и мозг, по-видимому, находятся в состоянии угнетенного отправления, так что наружныя впечатления воспринимаются с меньшею силою и ясностью, и повреждения, производившие прежде сильную боль, ощущаются теперь менее ясно. Если наконец является сон, то он глубок, а зрачок сужен и более или менее неподвижен, как уже до появления сна; дыхание совершается спокойно и медленнее обыкновенного. Во время сна часто являются (особенно, по-видимому, у сладострастных лиц, восточных жителей) чрезвычайно живыя сновидения, обыкновенно с особенным отношением к половой жизни; они, по-видимому, зависят особенно от мыслей, которыми занимались до засыпания. Проснувшись, чувствуют себя слабым, тупость головы, или жалуются на тупую боль около лба и затылка. При этом замечается, что (а) Пищеварение обыкновенно расстроено во время действия опия, и как вместе с тем полость рта и зев сухи, отделение слюны уменьшено, то можно предполагать, что уменьшается также образование слизи на слизистой оболочке желудка… (в) Как от других наркотических веществ, так и от опия замедляется дыхание и кровотворение, между тем как раздражение к кашлю, напр. при грудных болезнях, может уменьшаться и исчезать… (с) Половая жизнь, половые органы вообще, по-видимому, не поражаются особенно от действия опия. Однако опий славится на востоке как средство, возбуждающее детородные части, особенно мужского пола, и от больших приемов опия у отравленных, детородный ствол нередко находится в продолжительном напряжении.

Едва ли есть яд, к действию котораго организм привыкает легче, нежели к опию. Когда уже привыкли к нему, то и большие приемы его мало или вовсе не действуют. Это наблюдают особенно у привычных опиеядов и курителей опия у сериякоядов на востоке, в Китае, также в Англии и Северной Америке. Когда принимают, курят или жуют опий продолжительное время, то пищеварение обыкновенно расстраивается, аппетит исчезает, и вместо прежняго запора нередко происходит понос. Половые органы до этого весьма раздраженные слабеют, как и мышцы; теряется понятливость и память, и люди остаются в этом недеятельном и тупом состоянии, пока не прибегнут опять к опию.

При высшей степени действия опия, скоро происходит острое отравление, и для этого, по-видимому, обыкновенно требуются приемы по крайней мере в 10—16 гр., хотя в некоторых случаях достаточно также половины, у детей может быть уже нескольких капель лавдана, и наоборот, в других случаях гораздо большие приемы не производят столь сильного действия. Но с большою скоростью происходит головокружение, оглушение, упадок мышечной силы, и отравленный вскоре впадает в глубокий сон. Он лежит спокойно, и кожа или другая чувствительныя части не показывают следа чувствительности; мышцы расслаблены, нижняя челюсть опускается, на бледном лице выражается смертный покой, а зрачок мал и вовсе неподвижен. Действие сердца почти прекращено, пульс таким образом чрезвычайно мал, часто неправилен и едва ощутителен. Дыхание совершается сначала свободно, но вскоре потом оно становится реже, глубже, и часто оно прерываемо вздохами; бывали даже случаи, что только в каждые 3—5 минут делалось одно дыхание и пульс едва был заметным. В дыхательных ветвях постепенно накопляется слизь, небная занавеска немеет, происходит хранение и наконец совершенный паралич дыхательных мышц. Кожа обыкновенно холодна и влажна, отделение мочи прекращается, происходит также запор и наконец совершенный паралич запирающих мышц (sphineteres), который еще при жизни расслаблены в такой степени, как это обыкновенно бывает только у мертвых, так что напр. можно ввести в задний проход один или два пальца без всякого затруднения. Отравленнаго нельзя разбудить никаким образом из смертнаго сна, и если это даже удается, то он остается в бессознательном состоянии и бредит спокойно и тихо. Только весьма редко являются еще перед смертью судороги. По большей части отравление кончается смертью в течение 15—30 часов; если же в это время больной не умирает, то смерть вообще происходит редко. Но от больших приемов тотчас может являться спячка и скорая смерть…»

Не лишена интереса еще одна фраза из травника: «Надо заметить, что ежели детей часто поят маковою настойкою, то оне становятся слабоумными».

Наркомания и алкоголь — страшнейшие болезни нашего века. Единственный способ излечения от наркомании довольно дик, но он единственный: длительная насильственная изоляция с полным лишением морфия и отсутствием каких-либо возможностей наркоману покончить с собой.

Исходным веществом для синтеза растением опиатов (морфина и кодеина) служат аминокислота тирозин и мевалоновая кислота, из которых синтезируется алкалоид тебаин, из него — кодеинон, кодеин, из кодеина — морфин.

В настоящее время в Германии создан сорт масличного мака Галле III (сорт выведен в Институте биохимии растений в городе Галле), который практически содержит только тебаин. Превратить же тебаин в кодеин чисто химическим путем в производственных (да и в лабораторных) условиях несложно. Это один из первых шагов к полному отказу от возделывания мака морфийного и производства морфина.

В Иране для получения тебаина используют тебаиновые формы мака прицветникового (Papaver bracteatum), покрывающего обширные площади на склонах гор, обращенных к Каспийскому морю (1700—2300 метров над уровнем моря). Латекс с надрезов коробочек мака сушат и превращают в порошок, из которого извлекают тебаин (98 процентов от суммы алкалоидов). У нас мак прицветниковый встречается в Пятигорье на склонах гор, на Терском и Сунженском хребтах, на высоте 200—700 метров над уровнем моря. По всему ареалу вид редок (он внесен в Красную книгу) и представлен единичными экземплярами. Необходимы экспедиционные ботанические поиски растений в районе горного Талыша (Азербайджан) близ границы с Ираном и интродукция в ботанические сады и Всесоюзный научно-исследовательский институт лекарственных растений образцов из Ирана. Химическое исследование на содержание тебаина и опыты по введению в культуру и вовлечению в межвидовую гибридизацию имеют целью синтез форм, способных дать достаточно высокий выход тебаина. К сожалению, этот вид мака не обратил на себя внимания растениеводов-лекарственников. Робкие попытки ввести его в межвидовые скрещивания осуществлялись во Всесоюзном научно-исследовательском институте лекарственных растений, но, кажется, не получили завершения.

Надо заметить, что сам по себе тебаин ядовит и его действие подобно действию стрихнина. Тебаиновые формы мака, полагаем, не заинтересуют наркоманов, число которых, к сожалению, на планете устойчиво растет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: