Факультет

Студентам

Посетителям

Пути хозяйственного использования растительности горных тундр Урала

Горные тундры северной части Уральского хребта представляют собой ценные летние пастбища для северного оленя.

На Урале оленеводство развито в Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском национальном округах, Коми АССР и в. северных районах Свердловской и Пермской областей. Из равнинных районов Зауралья и Приуралья оленей пригоняют на лето в высокогорную часть Полярного, Приполярного и Северного Урала. Самые южные пункты, где производится выпас оленей,— горы Хус-Ойка, Ойка-Чахль, Ялпинг-Ньер, Ишерим, Чистоп, Мартай„ Хоза-Тумп, Кваркуш, Чувальский Камень. До организации заказника оленей пасли и на Денежкином Камне. Дикие олени распространены по Уральскому хребту вплоть до Тылайско-Конжаковско-Серебр янского массива на юге (еще южнее они заходят лишь случайно и только в зимнее время).

Отсутствие одомашненных и диких оленей в более южных районах Урала к югу от Кваркуша и Тылайско-Конжаковско-Серебрянского массива было бы неверно объяснять недостатком кормов или неблагоприятным режимом климата. Фактически в высокогорной части Среднего и даже Южного Урала для обитания оленей имеются подходящие условия. Больше того, в сравнительно недавнем прошлом олени заходили по Уральскому хребту далеко на юг, вплоть до Ильменских гор, а может быть, и до горы Яман-Тау. В Висимском районе Свердловской области (д. Галашки) еще живы охотники, убивавшие оленей лет пятьдесят назад. В памяти населения Миасского района Челябинской области (с. Тургояк) сохранились рассказы о том, как деды жителей этих мест охотились на оленей в Ильменских горах. Почти двести лет назад, в 1770 г., по горной Башкирии путешествовал П. С. Паллас. Характеризуя центральную, наиболее возвышающуюся часть Южного Урала в районе гор Зигальга и Яман-Тау, Паллас писал: «На сих только высоких в Южном Урале горах, как сказывают, живут олени». Теперь в этих местах олени истреблены.

Оттеснение диких оленей к северу явилось следствием вырубок лесов, лесных пожаров и неумеренной охоты. Фактические данные о более широком распространении оленей в прошлом на Урале представляют большой интерес, так как ими подтверждается возможность продвижения оленеводства на юг по Уральскому хребту, вплоть до Тылайско-Конжаковско-Серебрянского горного массива.

Перспективы широкого развития оленеводства на Северном Урале определяются, прежде всего, прекрасной приспособленностью оленя к условиям жизни в горной тайге. Олень круглый год питается подножным кормом, в любое время и везде находя себе пищу. Зимой он поедает напочвенные лишайники, добываемые им из-под снега, а также и древесные лишайники, добываемые с ветвей и стволов. Все теплое время года, с весны и до глубокой осени, олень проводит в горнотундровом и отчасти подгольцовом поясах, где питается сочными зелеными травами, листвой кустарников, а в меньшей степени — мхами и лишайниками.

На севере Урала нет ни одного одомашненного животного, которое могло бы соперничать с оленем по быстроте бега и выносливости. Олени, впряженные в нарты, стремительно передвигаются по совершенно бездорожной местности, сквозь лесную чащу, по глубоким снегам и кочковатым болотам, перевозя большие грузы. Ездовые олени незаменимы для заброски продовольствия и промышленных товаров в удаленные от железных дорог участки, для вывоза из глубинных пунктов продуктов охоты и рыбной ловли (мясо, пушнина, рыба), для работы всякого рода экспедиций и изыскательских партий и т. п.

В северных районах, где среди тайги вырастают все новые и новые промышленные предприятия, оленеводство может служить важным дополнительным источником получения мяса и жиров. Олень еще долго будет играть большую роль в хозяйстве уральского севера. Здесь оленеводство должно всемерно развиваться, так как оно в местных условиях дает наибольший эффект по сравнению с другими отраслями животноводства.

Зимой оленьи стада содержатся в тайге на восточном и западном склонах Уральского хребта и на прилегающих равнинах. Весной после линьки олени становятся очень чувствительными к укусам кровососущих насекомых — комаров, слепней, мошек. Единственным местом, где летом нет «гнуса», являются открытые для ветров высокие горные вершины, выступающие над верхним пределом леса. Здесь, в горнотундровом поясе, сосредоточены прекрасные летние оленьи пастбища, изобилующие сочными зелеными травами и кустарниками. Поэтому с ранней весны оленьи стада угоняются в наиболее повышенную часть хребта с гольцовыми вершинами.

В жаркие летние дни олени держатся на луговинках вблизи снежников в ущельях и на тенистых склонах горных вершин. В прохладные пасмурные дни они пасутся в горных тундрах на склонах, террасах, седловинах и нередко спускаются вниз в подгольцовый и даже в горнотаежный пояса. На летних пастбищах, богатых кормами, олени сильно прибавляют в весе, жиреют и таким образом готовятся к зиме, в течение которой они питаются бедной и однообразной пищей, в основном состоящей из лишайников. Стада оленей остаются на высокогорьях до осени. Похолодание, пронзительные зимние ветры и глубокие снега препятствуют пастьбе оленей на высокогорьях в зимнее время. Поэтому оленеводы угоняют стада на зиму в тайгу. Выпас оленей в горных тундрах южной части Северного Урала продолжается обычно с середины или конца июня до первой декады сентября.

Запас зеленых кормов (в воздушно-сухом состоянии) в каменистых тундрах составляет 1—2 ц, в лишайниковых — 1—3 ц (не считая ягеля), в кустарничково-моховых — 5—6 ц, в кустарниково-моховых 10—18 ц (в том числе около 8 ц листвы кустарников) и в травяно-моховых 8—12 ц на 1 га.

Кроме того, в качестве оленьих пастбищ используются околоснежные лужайки и вторичные горнотундровые луга, возникающие на месте горных тундр в результате длительного выпаса.

Развитие оленеводства должно базироваться на детальном учете и полном использовании местных кормовых ресурсов. Запасы кормов на летних и зимних пастбищах в высокогорьях настолько велики, что обеспечивают возможность одновременного содержания, при правильном пастбищеобороте, большого количества оленей. Используются же эти пастбища в настоящее время далеко не достаточно.

Освоение горных тундр, остающихся в значительной степени еще не используемым или малоиспользуемым резервом пастбищных угодий, — одна из очередных задач развития сельского хозяйства, в северных, районах Уральского хребта.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: