Факультет

Студентам

Посетителям

Применение охотничьих собак и главные породы их

Для охоты на крупного, опасного зверя, как медведь, кабан, употреблялись издавна так называемые травильные собаки. К ним принадлежат меделяны, мастифы, датские доги — огромные, до 85 см роста в плечах и до 82 кг весом, могучие и смелые собаки. Их задачей на охоте было открытою силой останавливать зверя и давать охотнику возможность приколоть его. Говорят, два дружно действующие меделяна могли держать порядочного медведя. Теперь такая травля не практикуется, и мастифы, а в особенности меделяны, почти исчезли; только датские доги ведутся в довольно большом числе, как комнатные собаки.

Последние меделяны в нашей стране были в Гатчинской охоте. Подобного же типа могучие псы имеются в Тибете. Эта группа собак очень древняя. Самое название меделян происходит от древнего названия г. Милана (медиоланские псы).

Такую же деятельную и почти самостоятельную роль играет собака и в псовой охоте, т. е. в травле зверя: зайца, лисы, волка и, местами, мелких антилоп. Для этой цели употребляются борзые собаки. Их сухое, стройное, поджарое телосложение, длинные ноги, узкая, вытянутая голова сразу обнаруживают главное свойство этой породы: необычайную быстроту бега, которая и позволяет им догонять и ловить зверя.

Борзых собак имеется очень много пород. Из них на первом месте следует поставить русскую псовую. Она выработалась в условиях климата и охот средней России и отличается крупным ростом, силой, длинной, охраняющей от холода псовиной, злобностью к зверю и необыкновенной быстротой скачки на коротких расстояниях (условие травли в разреженной тайге и островных лесах — лесостепи).

В настоящее время роль псовой охоты далеко не кончена; только она, разумеется, должна стать коллективной и государственной. Нет лучшего воспитательного средства и для человеческого, и для конского состава кавалерии, как псовая охота. И кавалерийские части Красной армии несомненно будут организовывать у себя комплектные псовые охоты. Кроме того, псовая русская борзая давно по справедливости оценена за границей. Ее красота совершенного в своем роде животного, ее охотничьи качества, делающие ее одним из самых лучших средств борьбы с волками, заставляют сильно интересоваться ею и в САСШ и в Аргентине. Поэтому разведение псовой борзой, а следовательно и полевая работа с ней, необходимая для правильного выращивания и поддержания полевых качеств, имеют значение и для вывоза за границу, для поддержания нашего торгового баланса.

Из других пород борзых собак крошечная итальянская левретка почти не имеет охотничьего значения, а крупные и злобные брудастые борзые (отличающиеся, как и другие брудастые породы, длинной, жесткой и шерстистой псовиной и густой бородой, усами и бровями) сохранились только в Англии. Но английские борзые и польские хортые имели много сторонников и среди наших борзятников. Эти борзые отличаются очень короткою псовиной, округлой, а не русачьей, как у псовой, лапою, не затянутыми на затылок ушами и несколько более широким сложением. Они, правда, не переносят сурового осеннего ненастья средней России, не имеют молниеносной резвости псовой борзой накоротке, за то они более выносливы при продолжительной скачке. По всем этим особенностям они пригодны лишь для южных степных пространств. Но и здесь хортая, хотя, быть может, и несколько поимистее, однако не всеми предпочитается: скачка ее далеко не имеет той красоты и лихости, какою отличается псовая. Да и злобности к волку хортая не имеет.

Кроме названных борзых, имеется еще обширная группа восточных борзых, распадающаяся на множество пород, но в общем отличающаяся рядом признаков от псовых. Уши у них большие, висячие, «под буркой», т. е. покрыты длинной шерстью, как у сеттера, неспособные становиться «конем», как у псовой. Ребра сильно бочковатые, выпуклые и не спускающиеся ниже локотков, голова несколько прилобистая, «черные мяса» (окорока) выпуклые. Короткого, но молниеносного броска псовой у них нет, зато огромная нестомчивость при длительной погоне. Из этих восточных борзых упомяну встречающихся в нашем Союзе крымок, ряд горских пород Кавказа, киргизских, хивинских и туркменских борзых. На одной из наших недавних выставок была красивая и оригинальная афганская борзая, с изящной, сухой и узкой головой настоящей борзой, с густой и длинной овчарообразной псовиной песочного цвета.

Между основными породами борзых имеется много промежуточных, выведенных путем смешения. Так, среди псовых борзых линия собак мачевариановских, ермоловских и филатовских в бывш. губ. Симбирской, Пензенской и Нижегородской получила свое бочковатое ребро и выпуклую мускулатуру от примеси горок.

Близка к псовой охоте, т. е. к травле убегающего зверя на-глаз, молчком, так называемая парфорсная охота. При ней зверя сганивают и берут также собаками, но не на- глаз, а по следу. При этом играет роль не столько быстрота бега, как у борзых, сколько чутье и нестомчивость, — зверь сганивается до полного утомления. Для этой цели служат паратые (быстроногие) гончие, обыкновенно целая стая, которые не только находят зверя, но и гонят его по следу голосом; охотники следуют верхом. Эта охота также является прекрасным упражнением для человека и лошади в скачке на пересеченной местности. Таким образом сганивают оленя, косулю, но главным образом лису. Наилучшая гончая для этого — фоксгаунд или английский лисогон. Это довольно крупные гончие, около 58—61 см ростом в плечах (кобели; суки — на 2,5—5 см ниже), редко выше. Склад легкий, вздернутый на ногах, но чрезвычайно мускулистый. Ухо короткое, но, как у всех западных гончих, довольно широкое и с округлым свободным концом. Голова довольно длинная, без брылей, с ясным переломом между мордой и черепом, не широкая. Псовина грубая, но короткая, блестящая. Масть пегая, обычно черно-пегая, или трехцветная или багряно-пегая.

Фоксгаунд чрезвычайно парат и нестомчив, очень злобен и вязок к красному зверю (лиса, волк, копытный зверь), но в то же время вежлив и позывист. К недостаткам относятся не особенно сильное чутье, малый интерес к зайцу (на родине фоксгаунда ему и не позволяют гонять зайца) и неважный голос. Фоксгаунд ведется в Англии ряд столетий со строго установленными требованиями, так как парфорсная травля лисиц — любимейшая охота англичан. Поэтому фоксгаунд очень устойчиво передает свои признаки при смешении с другими породами. У нас их в чистом виде почти нет, но ради их паратости и вязкости к красному зверю за последние полвека огромное большинство наших гончих перемешаны с фоксгаундами.

Так называемый стаггаунд или оленегон — не особая порода, как часто думают; это — тот же фоксгаунд, только подбираемый в более крупных особях (63,5—69,5 см высоты в плечах).

Для охоты на зайцев в Англии имеется особая порода гончих — харрьер. Харрьер имеет пропорционально более длинное туловище и более длинные уши, более суживающуюся к морде голову; рост в плечах 41—49 см, иногда и более, даже до 58 см.

Настоящая парфорсная охота, конечно, ведется верхом, а, следовательно, требует соответствующих расходов. Но в Англии практикуется и пешая травля, при чем для сганивания зайца и кролика употребляют мелких гончих биглей, жесткошерстых, длинноухих, низконогих собачек ростом 23—30,5 см — для кролика и 30,5—40,5 см—для зайца. Относительную паратость этих собак можно примерно определить так: если фоксгаунд может сгонять и взять некрупного английского русака в течение получаса, то харрьеру надо на это час, а биглям — два часа.

Для травли зайца употребляют еще бассетов и гриффонов, а для травли выдры — оттергаундов (выдрогоны) — крупных, около 66 см в плечах, жесткошерстых собак; однако у нас эти собаки не встречаются.

Особым видом охоты является травля лисицы или барсука в норе. Для этой охоты нужны сильные, смелые, но мелкие собаки, способные лазать в норе. Такими собаками, многочисленными и у нас, являются таксы и фокстеррьеры.

Такса есть настоящая гончая западного типа, но маленькая, на коротких и кривых лапках, весом 8—10 кг (кобели; сучки на кило легче), с короткой, но густой псовиной, узкой и длинной головой, очень длинными и широкими ушами. Длина туловища от затылка до корня хвоста в два с половиною раза больше высоты в плечах. Эту умную собачку очень часто держат просто как комнатную, но я успешно охотился с ними не только на зайцев, но и на диких коз и даже на лосей, а для охоты на лис и барсуков это одна из лучших собак.

Для этой же охоты хорош и фокстеррьер, как показывает и самое его имя («лисий террьер»). Это чрезвычайно живая, энергичная, подвижная, мускулистая собачка повыше таксы, так как ноги ее прямы, со сравнительно короткой головой, узкой мордой, коротенькими, треугольными ушами. Масть их белая с черными пятнами и желтоватыми подпалинами. Мода требует обрезать им уши и хвост, что совершенно излишне. Кроме гладких, очень короткошерстых фокстеррьеров, есть и жесткошерстые, с густой, длинной и жесткой псовиной, с длинной и несколько горбоносой головой.

Фокстеррьеров также обычно держат как комнатных собачек, а также прекрасных истребителей крыс, но они такие же страстные охотники, как и таксы, смелые и по росту очень сильные, злобные к зверю и прекрасные сторожа.

Самые обычные охоты по зверю с гончими — это ружейные охоты по зайцу, лисе, волку. Из множества пород западноевропейских гончих, с их прилобистой головой, округлым на нижнем конце и широким ухом, отсутствием подшерстка и сравнительной низкопередостью, мы уже упоминали главную — английского фоксгаунда. Многочисленные породы французских гончих (артуа, пуатевен, сентонж и мн. др.) и английские блудгаунды («кровяные гончие») нам мало интересны, но близкие к ним настоящие польские гончие должны быть упомянуты, так как не раз держались нашими охотниками, и кровь их имеется во многих наших гончих.

У польской гончей голова массивная, брылястая, длинноухая, очень свободно покрытая образующей складки и морщины кожей, шея с большим подгрудком, псовина блестящая черной или черно-пегой масти, в том и другом случаях с резко очерченными ярко или темно-красными подпалинами. В поле пеши (медленны) и стомчивы.

Группа брудастых гончих (к ним относятся оттергаунды в Англии, грифоны — во Франции), отличающихся короткой головой, длинной и жесткой псовиной, чаще всего пыльносерой или пыльно-рыжей масти, у нас теперь почти не встречается.

Из восточной группы гончих еще Сабанеев приводит для наших пределов несколько пород. Впрочем, и в его время от арлекинов сохранилась только характерная мраморная, светло-серая с мелкими, темными пятнышками масть, да изредка голубовато-белый глаз. Мы же можем говорить лишь об одной породе — русской гончей, конечно, распадающейся, как и всякая широко разводимая порода, на ряд линий или местных или семейных подпород (одной из таких подпород была так называемая костромская).

Для русской гончей характерна довольно сухая, плоская голова без перелома (но, конечно, с выдающимися бровными дугами), продолговатый разрез глаза и маленькое высоко поставленное треугольное (углом вниз) ухо, сильная шея без подгрудка, ребра спущены по крайней мере до локотков.

Рост средний или крупный, 50—70 см, при высокопередом сложении (зад ниже переда, как у волка). Псовина довольно длинная, густая и грубая, с мягким подшерстком, образующая на шее довольно заметный загривок. Гон (хвост) не длинный, до скакательного сустава, хорошо одетый, но без подвеса. Окрас волчий или светло-желтый, с черным чепраком (т. е. черный цвет покрывает спину и бока, как чепрак — лошадь), но обязательно со светлым подшерстком и на черно окрашенных местах, или багряный светлеющий на морде и ногах; подпалины желтые, а не красные, и постепенно сливающиеся с основным окрасом.

Русские гончие очень чутьисты, с прекрасными заливистыми голосами, довольно параты, вязки и нестомчивы, вежливы, но непозывисты и, главное, не злобны. Утрата злобности и заставила, ради охоты на волков, мешать их с английскими гончими, так что типичных русских гончих у нас немногим легче встретить, чем типичного фоксгаунда, огромное же большинство — англо-русские, приближающиеся по своим смешанным признакам то более к одной, то к другой из основных пород.

Гораздо реже встречаются польско-русские гончие, они разводились любителями пеших, медленно гоняющих собак. Имеются, наконец, выведенные в Першинской охоте англо-франко-русские. Именно к англо-русским — ради улучшения голосов, пострадавших от примеси фоксгаунда (а, может быть, отчасти и ради усиления чутья), — была прилита кровь французских гончих артуа. Выведенные этим путем соловопегие с черными головами, длинным низко посаженным ухом и с провислыми спинами собаки действительно имеют хорошие голоса, однако, паратость и нестомчивость утратили.

Обычными помощниками при ружейной охоте по перу (птице) являются легавые собаки в широком смысле слова. Если русские борзые («псовые»)» как и «костромские» и «русские» гончие, были одними из лучших в мире, то русских легавых пород никогда не существовало, так как ружейная охота по перу в России сравнительно очень недавнего происхождения. «Маркловские» и «пушкинские» легавые были заграничного происхождения, быстро у нас сошедшие на-нет.

Наиболее распространены у нас английские легавые: короткошерстые — пойнтеры и длинношерстые — сеттеры трех рас: красный или ирландский, черный с подпалинами или шотландский (гордой), и крапчатый или пегий (желто-пегий, черно-пегий, трехцветный и т. д.), или собственно английский сеттер, называемый также (крапчатые) бельтоном или лавераком.

Всемирное распространение английских подружейных собак объясняется их замечательными полевыми качествами: великолепное чутье, быстрый и широкий поиск, драгоценный на наших огромных и за последние 20—30 лет совершенно обедневших дичью пространствах; крепкая стойка, чрезвычайная любовь к охоте, неутомимость, легкость дрессировки, — во всем этом у них нет серьезных соперников.

Пойнтер с его короткой, гладкой шерстью, под которой ясно выделяется каждый мускул, многими считается красивейшей из подружейных собак. Ход его, чрезвычайно ровным карьером, без ясно выраженных прыжков, как будто он катится на колесах, очень характерен. В сущности, пойнтер имеет преимущество в очень жарких, открытых маловодных местах. Зато в очень холодную, мокрую погоду он сильно дрогнет, а в колючках и густых зарослях он сильно обдирается. По характеру пойнтер более угрюм и груб, чем сеттер. Самые обычные масти пойнтера — кофейнопегая (фактически шоколадно-пегая) или светло-желто-пегая. Но есть и черно-пегие, и красно-пегие, и сплошь черные или сплошь светло-красные. Мелкий крап для пойнтера не характерен; на охоте удобнее всего пегая масть, как более заметная в зарослях и сумерках; но вообще у хорошей собаки, как и у хорошего коня, не может быть плохой масти (поскольку, конечно, масть не является признаком, связанным с прилитием посторонней крови, нежелательной по полевым качествам). Характерный для пойнтера светлый глаз отнюдь не красит его.

Пойнтер обыкновенно много ест, нередко он прямо прожорлив. Рост пойнтера около 56—58 см (суки на 3—5 см ниже), при чем кобели тяжелее 24,8 кг, суки — 22,54 кг причисляются к тяжелому типу.

Сеттера не боятся ни колючек, ни холода, ни воды, да и в жару прилично работают, если есть вода, чтобы напиться; из них я лично предпочитаю ирландцев, по-моему, — самых умных, самых неутомимых и страстных из всех подружейных собак. Не подчеркиваю их красоты, так как «нам с лица не воду пить». Но некоторые из них бывают труднее в натаске, упрямее других английских собак; кроме того, они не долговечны, редко переживают 14—15 лет. Совершенно вздорно мнение, будто расы сеттеров отличаются только окрасом, и что это только вопрос моды. Эти породы отличаются и телосложением и характером.

Все сеттера имеют более длинную и сравнительно более сжатую в черепе голову, чем пойнтер. Лапа более русачья, продолговатая. Ухо — кроме разве гордона — меньше, чем у пойнтера. Шерсть значительно длиннее и шелковистей. Характер гораздо приветливее, чем у пойнтера.

Ирландский сеттер отличается особенно узкой головой и выпуклым черепом и сильно развитым соколком (затылочным выступом). Он скорее высок на ногах. Масть его «золотисто-каштановая», точнее — цвета темного полированного красного дерева, часто с белым пятном на груди и с белой проточинкой на лбу. Но в Ирландии прежде предпочитались не сплошь красные, а красно-пегие собаки. Для охоты пегая масть, конечно, удобнее, и очень разумно англичане опять стали допускать эту масть на выставках. Чутье (нос) каштанового цвета (под масть), но черный нос не должен бы считаться пороком. Никакой примеси черных волос быть не должно. Псовина на голове и ногах короткая, как и на конце ушей, на других частях тела—довольно длинная прямая, отнюдь не завитая, в особенности длинная и тонкая на ушах, задней стороне ног, на животе и на горле. На пере (хвосте) также подвес. Бледный окрас псовины на гачах (задней части окороков) — признак некоторого вырождения.

Ирландцы — в общем довольно крупны, около 57—64 см, весом 23,5—29,5 кг (кобели; сучки на 2—4 см ниже и на 2,5—4 кг легче), но это, конечно, только обыкновенные нормы. Ирландец обладает превосходным чутьем, чрезвычайной страстью к охоте, очень быстрым, несмотря на своеобразный волчий поскок, и широким поиском, железной неутомимостью и энергией, — качествами, драгоценными для просторов нашей страны. Он не боится холода, великолепно плавает и любит воду, переносит и жару, хорошо работает в болоте, и в поле, и в крепких зарослях и колючках. Но он очень горяч, довольно упрям и не всегда, как, впрочем, и другие сеттера, начинает ходить по дичи с первого года. Дома — это спокойная, необыкновенно привязчивая и ласковая собака. Необыкновенный ум и сообразительность ирландца делают его одинаково привлекательным и в поле, и дома. С собаками он, пожалуй, драчливее других сеттеров и умеет постоять за себя. Между ними не мало очень капризных на еду, плохих едоков.

Английский сеттер (часто называемый «лавераком» и «бельтоном») несколько мельче ирландца (кобели обычно около 54—61 см ростом и 21,5—27,5 кг весом) и несколько иначе сложен. Череп у него более плоский, с менее выраженным соколком, ребро в общем несколько более бочковато, плечо (лопатка) несколько косо поставлено, на ногах ниже, что придает несколько кошачий характер движениям. Псовина несколько длиннее, но также не должна быть курчавой. Окрас разнообразный: черно-пегий, черно-крапчатый (блю-бельтон), желто-пегий, желто-крапчатый (лемон-бельтон) трехцветный, оранжево-пегий, кофейно-пегий, а также, может быть, и сплошных окрасов белого и других названных цветов. Это также прекрасная полевая собака, хотя несколько и уступает ирландцу в страстности, силе и неутомимости, и чаще между ними попадаются неполевые собаки.

Сеттер-гордон, — он же шотландский сеттер, — в общем самый крупный из сеттеров (вес кобеля 25—33 кг); он тяжеловатого сложения, со сравнительно сырой, грубой головой и большими, широкими ушами. Плечи довольно прямые, ноги толстые. Окрас блестяще-черный с темно-рыжими подпалинами: передние ноги от локотков, горло, щеки, надбровные пятна, брюхо, внутренняя сторона гачей и под хвостом—рыжи. Чутьем и поиском гордон уступает другим сеттерам, кровь которых часто и примешивалась к нему для улучшения его полевых качеств; это является причиной такой разнотипности гордонов, которую легко наблюдать на каждой выставке. Но некоторым охотникам нравятся сравнительная медлительность и тихоходность гордона.

И между легавыми собаками имелись брудастые породы, с более или менее грубой, даже жесткой псовиной, с подшерстком, и с торчащими усами и бородой, а иногда и бровями. К ним принадлежат польско-прибалтийские брусбарты, а также французские грифоны. Брудастые прекрасно переносили холод и непогоду, были сильны и здоровы, не боялись чащи и любили воду. Это умные и энергичные, но довольно грубые и упрямые собаки. Их некрасивая наружность, слабое сравнительно с сеттерами и пойнтерами чутье, тихий ход и узкий поиск делают их мало популярными.

За последние полвека из французского грифона Кортальса и германской легавой в Германии выводят германскую жесткошерстую легавую. Она находит немногих любителей и у нас.

В прежнее время попадались и у нас представители изящных, очень длинноухих, гладкошерстых французских легавых, которых имеется множество рас. Они были чутьисты и очень мягки характером, но нежны, не выносливы и с очень тихим поиском, почему годились только в богатых дичью местах.

Несколько чаще встречались крупные, высокие на ногах грубые черно- или кофейно-пегие с крапинами или серокрапчатые, с сырой головой немецкие гладкошерстые легавые, не особенно чутьистые и также очень тихоходные. Ни у нас, ни даже в Германии эти немецкие легавые не могли ни красотой, ни чутьем, ни неутомимостью, ни поиском равняться с английскими собаками, и потому немецкие охотники очень разумно все время подбавляют к ним кровь английских пойнтеров.

В настоящее время, поэтому, так называемая гладкошерстая немецкая легавая по сложению является в сущности скорее просто пойнтером, только очень нечистокровным, с грубой головой, ослабленным чутьем и укороченным поиском. Из них отдельные экземпляры, конечно, выдаются очень хороших качеств, но многие, наоборот, остаются малогодными к полевой работе — гораздо больший процент, чем среди английских пород. Мнение, будто германская собака особенно хороша для охоты на все руки: и птиц находить, и по зайцу стоять, и подранков ловить, и т. д., — не совсем правильно. Дело в том, что при том изобилии разнообразной дичи, которым отличается благодаря хорошо поставленному охотничьему хозяйству Германия, — натаскивать собаку там несравненно легче. А выдержка, терпение и вообще высокое искусство немецких егерей и лесничих таковы, что они, пожалуй, и кошку натаскают по дичи, а не только легавую собаку.

Чтобы не ослаблять стойки своих легавых, англичане не позволяют им подавать дичь, а для подачи держат особых «ретрайверов», т. е. отыскивателей. У нас в них не чувствуется необходимости. Последнее время в большой моде золотисто-желтый лабрадорский ретрайвер.

К подружейным же собакам относятся и различные спаниели, мелкие, а коккер-спаниели — и совсем маленькие собачки, не имеющие стойки, но при малом росте прекрасно лазающие в зарослях, не боящиеся ни чащи, ни воды. Их задача — выгонять на охотника как зайцев, так и таящуюся в зарослях или бегающую и не держащую стоек птицу: фазанов, куропаток, вальдшнепов и вообще лесную дичь, коростелей, курочек, лысух, уток на взлете. Для этих охот они гораздо более подходят, чем собаки со стойкой и чем гончие, которыми у нас охотно пользуются для ранних утиных охот. Но если иметь одну только собаку для охоты по перу, то, конечно, надо иметь одну из английских легавых, их же, кстати, гораздо легче достать у нас. Каждая из их пород имеет своих поклонников; все они по полевым качествам имеют много общего. Я полагаю, что с каждой из них можно великолепно охотиться, где угодно. Но между лавераками часты совсем не полевые собаки, а гордоны повыродились, реже встречаются и не так быстры и неутомимы в поиске.

Источник: С.А. Бутурлин. Настольная книга охотника. Издание Вологодского товарищества охотников «Всекохотсоюз». 1930

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: