Факультет

Студентам

Посетителям

Практика разведения сельскохозяйственных животных при капитализме

Ранний капитализм, через ряд буржуазных революций сменивший устаревший феодальный уклад, оказался весьма прогрессивным для развития народного хозяйства.

В «Манифесте Коммунистической партии» отмечено, что буржуазия меньше, чем за сто лет своего классового господства, создала более многочисленные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествующие поколения вместе взятые. Мощный толчок дал ранний капитализм и развитию практики разведения сельскохозяйственных животных.

В этом, помимо укрупнения хозяйства, усовершенствования техники и ряда других обстоятельств, огромную роль сыграло резкое повышение товарности мяса, шерсти и некоторых других животноводческих продуктов.

Развитие животноводства в Англии в эпоху капитализма наиболее характерно, поэтому заслуживает более подробного описания.

До промышленной революции английское животноводство, за исключением коннозаводства феодалов, было весьма примитивным. По Маркхему, молодняк крупного рогатого скота и сухостойные коровы зимой сами добывали корм из-под снега в виде остатков прошлогодней травы. Только волов и дойных коров подкармливали соломой. При таком режиме скот был очень мелок, от него получали мало и молока и мяса.

Рост промышленности и разорение мелких крестьянских хозяйств, уход разорившихся крестьян в промышленность, рост городов и отрыв рабочего люда от земли привели к тому, что у городского населения появилась необходимость покупать продукты питания, особенно мясо, на рынке. Это значительно повысило цены на мясо. Производство мяса в крупных помещичьих и фермерских хозяйствах стало делом выгодным. Кормление мясных животных коренным образом перестраивалось. Местные овцы, свиньи и крупный рогатый скот уже не могли удовлетворять новым требованиям и в течение нескольких десятков лет были превращены в многочисленные специализированные мясные породы.

Раньше других были созданы новые породы овец. Еще в XVIII столетии талантливый овцевод-новатор Р. Беквелл создал лейстерскую породу крупных мясных длинношерстных овец. Он выращивал ягнят на необычно богатых рационах, вел строжайший отбор, оценивал производителей по качеству приплода и лучших животных допускал к тесному родственному спариванию.

Овец, способных по мясным качествам конкурировать с лейстерскими, тогда ни в Англии, ни в других странах не было. И все английские овцеводы стали приобретать баранов у Беквелла и его последователей. Многие из помесей лейстерской породы впоследствии оказались по величине тела, или по длине шерсти, или по ее тонине еще более ценными по сравнению с чистопородными лейстерами. Этих помесей стали разводить «в себе» и таким образом получили многочисленные породы английских мясных длинношерстных овец. Английские мясные короткошерстные овцы получены от скрещивания помесей лейстерской породы с соутдаунами — мелкими, но превосходного мясного телосложения короткошерстными овцами, выведенными независимо от лейстерской породы на два десятка лет позднее.

В развитии практики разведения крупного рогатого скота мясного направления большую роль сыграли разделение хозяйств на племенные и товарные, организация регулярно проводимых выставок как племенных животных, так и откормленного скота и детально разработанные система экспертиз и системы премирования на выставках. Награжденные на выставках животные — чемпионы пород — становились как бы моделью, на которую ориентировались все заводчики, работающие с породой. А сами выставки стал системой общественного смотра, общественной оценки результатов племенной работы проводимой отдельными заводчиками.

Для организации выставок и ведения племенных книг потребовал кооперирование скотоводов, образование животноводческих товариществ, что привело к значительному расширению возможностей более глубоко изучать породы, более широко и рационально использовать все ресурсы пород.

Вначале заводчики — создатели новых мясных пород — ориентировались на огромных рыхлых, переразвитых животных, дающих очень много мяса, но только в возрасте трех четырех лет и старше. В дальнейшем оказалось более выгодным разводить животных менее крупных, но раньше достигающих убойных кондиций и более крепкой конституции. Поскольку к этому времени развитие капитализма началось и в других странах, которым повторять историю английского скотоводства было уже невыгодно, из этих стран, особенно из США, южноамериканских республик, Англия стала получать многочисленные заказы на шортгорнов, герефордов и животных других новых мясных пород для улучшения местного скота. Так мясное скотоводство Англии превратилось в племенное. Основной продукцией его стало уже не мясо, а племенные животные на экспорт, способные передавать мясные качества своему потомству, получаемому от скрещивания. Когда спрос на племенную продукцию- Англии в связи с появлением в странах-импортерах своих чистопородных стад пал, английские скотоводы поневоле начали опять перестраиваться и добились того, что в шортгорнской, односторонне специализированной, мясной породе было создано молочное отродье, которое по уровню удоев значительно превосходит многие специализированные молочные породы.

Свиноводам издавна были известны крупные грубые и позднеспелые европейские длинноухие породы и мелкие скороспелые породы Азии, Италии и Португалии. В начале развития капитализма в Англии экономически выгодно было просто скрещивать крупных длинноухих маток с хряками этих скороспелых пород. Помесные животные быстро росли, давали много мяса и сала и хорошо оплачивали корм. Затем из числа помесей создали тяготеющих к длинноухой свинье крупных и грубых (старых) йоркширов и тяготеющую к азиатским свиньям мелкую белую английскую породу. Помеси от скрещивания животных этих двух новых пород оказались еще лучше как производители мяса и сала. Видимо, поэтому прославленные английские породы свиней созданы в этой стране позднее, чем породы крупного рогатого скота и овец. Их создание вызвано главным образом требованиями из других стран улучшающего материала для ускорения роста, увеличения плодовитости и откормочных качеств местных свиней. Поскольку местным европейским свиньям вначале не хватало именно этих качеств, свиньи лучшей в Англии породы — крупной белой — разводились в тяжелом мясо-сальном типе. Затем спрос на нежирную малосальную молодую свинину привел к перестройке породы на более облегченный, беконный тип.

Но наибольших успехов достигла Англия в этот период в коневодстве, создав великолепную чистокровную верховую лошадь. Высокое совершенство чистокровных лошадей во многом обязано ипподрому. Организация испытания верховых лошадей на ипподромах Англии была издавна поставлена на коммерческую ногу. Огромные суммы, получаемые от продажи входных билетов и работы тотализаторов, позволяли давать победителям богатейшие призы. Это, в свою очередь, сильно вздувало цены на призовых скакунов и их производителей. Экономить на кормлении и тренировке чистокровных лошадей стало невыгодно. На призы лошади стали скакать только после тщательной подготовки, при максимальном развитии сил и способностей. Скачки проводились на дистанции 1800—3000 м, требовали сильнейшего напряжения организма животного. Скакун должен был обладать огромной силой, безукоризненным сердцем, богатырскими легкими, чтобы хоть на долю секунды, на полкорпуса, на голову, на кончик носа прийти к финишному столбу раньше других. Ипподром сыграл роль точнейшей из лабораторий, определяя минимальные преимущества скакуна-победителя. В течение более трехсот лет право производить потомство получали лишь те жеребцы, которые добивались успеха на ипподроме. Накопление в нескольких десятках поколений наследственности победителей привело в конце концов к тому, что на скачках ни одна из пород не может конкурировать с чистокровной верховой.

Ипподромные испытания внесли в практику зоотехнической работы:

  • стройную систему объективной оценки в наиболее благоприятных условиях;
  • общественный (публичный) контроль над отбором производителей;
  • углубленную оценку испытуемых особей по происхождению;
  • оценку производителей и маток по испытанию их приплода;
  • широкую публикацию сведений о происхождении и результатах испытания племенных лошадей.

Многими из этих принципов в дальнейшем в той или иной мере воспользовались заводчики лошадей других пород и даже животных других видов.

Уникальность чистокровной лошади привела к тому, что эта порода распространилась во всех странах Европы и Америки, попала в Австралию, в ряд стран Азии и Африки и стала породой мирового значения. За лучших жеребцов-производителей этой породы платят миллионы долларов. Сила наследственности ее такова, что изречение старых коннозаводчиков «Без чистокровной лошади не было бы полукровной, а без полукровной не было бы хорошей лошади вообще» не кажется чрезмерно преувеличенным.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: