Факультет

Студентам

Посетителям

Понимание природы цветка и спорофиллов

Понимание природы цветка и спорофиллов, естественно, отражало общие представления о природе органов растения.

Поскольку лист рассматривался как основной орган (последователи Гёте восприняли его представления буквально, не придав значения сделанной им оговорке) или как один из трех основных органов, части цветка расценивались соответственно как видоизмененные или метаморфозированные листья. Представления о «листовой природе» частей цветка обосновал и развил Огюстен Де Кандолль. О. де Кандолль рассматривал цветок как побег с сильно укороченной осью.

Во второй половине XIX в. под влиянием идей Дарвина внимание ботаников обращается к эволюции растений. Представления Гёте об эквивалентности листа и частей цветка, которые, как это подчеркивает Арбер (Arber, 1937, 1950), ограничивались областью онтогенеза и не затрагивали проблемы происхождения цветка, видоизменяются. В идеи Гёте привносится историческое понимание структур, т. е. тот смысл, который он сам в них не вкладывал: «В интеллектуальной атмосфере конца 19-го столетия, указывает Арбер, казалось вполне естественным втиснуть представления Гёте в рамки идеи эволюции» (Arber, 1950, стр. 63). В конце XIX и начале XX в. морфологи различных направлений и школ сходятся на том, что цветок представляет собой видоизмененный (метаморфозированный) вегетативный побег (Sachs, 1868; Maout et Decaisne, 1868; Duchartre, 1877; Pax, 1890; Van Tieghem, 1891; Бекетов, 1897; Кернер, 1902; Bonnier et Sab-Ion, 1901; Буш, 1924; Кузнецов, 1936; Комаров, 1941, и др.). Эти представления подкреплялись тем, что ботаники находили сходство в строении и в онтогенетическом развитии цветка и вегетативного побега, спорофиллов и листьев.

Лишь очень немногие морфологи понимали несостоятельность применения идей Гёте в историческом плане. Так, Аза Грей (Gray, 1879) указывал, что термин «метаморфоз», применяемый но отношению к боковым органам побега, есть лишь фигуральное выражение и что «сущность доктрины» заключается в установлении единства, типа (т. е., другими словами, в установлении единства природы частей цветка и вегетативных листьев как боковых органов), но не происхождения одних от других. Это указание Грея, однако, не было понято его современниками, и еще в течение нескольких десятилетий после его выступления цветок продолжал рассматриваться морфологами как метаморфозированный листостебельный побег и между понятиями «спорофилл» и «вегетативный лист» ставился знак равенства.

К концу XIX и началу XX в. создались предпосылки для осмысливания путей происхождения цветка в процессе эволюции. К этому времени широкое развитие получила сравнительная морфология. В палеоботанике появились описания беннеттитовых, которые сыграли немалую роль в представлениях об эволюции цветка. Вначале репродуктивные стробилы беннеттитовых расцениваются как соцветия (Saporta, 1875). Позднее Виланд (Wieland, 1906) дал точное описание обоеполого стробила беннеттитовых. С этим обоеполым стробилом стал сравниваться цветок покрытосеменных.

Большое значение в развитии представлений о цветке Козо-Полянский (1922) придает взглядам А. Брауна, который в 1875 г. указал, что, если рассматривать цветок покрытосеменных как побег, то наиболее примитивными оказываются представители таких семейств, у которых в цветке более всего сохранилось свойств побега (длинная ось, спиральное расположение свободных членов и т. п.), как например магнолиевые и частуховые. В этих взглядах Брауна Козо-Полянский видит «зачаток теории Галлира», т. е. той теории о природе цветка, которая была сформулирована Галлиром много позднее выступлений Брауна и которая получила широкое признание и распространение. Козо-Полянский указывает также, что независимо от А. Брауна к таким же идеям в 1880 г. пришел и Сапорта, однако эти выступления по существу не были замечены.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: