Факультет

Студентам

Посетителям

Почвенная эрозия и ее зависимость от крутизны и степени облесенности склонов

В подгольцовом поясе почвенная эрозия наиболее интенсивна на крутых склонах.

Чем круче склон, тем, как правило, меньшую мощность имеет мелкоземистый почвенный слой. По нашим наблюдениям, в подгольцовом поясе на горизонтальных террасовидных уступах и пологих (до 5°) склонах мощность мелкоземистого слоя почвы в среднем равна 35—45 см, на слабо покатых склонах (до 15°) — 30—35 см, на сильно покатых и крутых склонах (до 30°) — 20—30 см и на очень крутых (от 30 до 45°) мелкоземистога почвенного слоя совсем нет или он не превышает, при наличии леса, мощности 12—18 см.

На очень крутых склонах решающим фактором, определяющим мощность мелкоземистого слоя, является наличие леса. Если склон покрыт лесом, то сток талой и дождевой влаги более равномерен и почва, переплетенная древесными корнями, в меньшей степени подвергается смыву. Поэтому на лесистых, даже очень крутых склонах, мелкоземистый слой почвы всегда сохраняется. Если же лес по каким-либо причинам гибнет или вырубается, сток талой и дождевой влаги по склону происходит быстро и интенсивно, а на месте ранее бывшего здесь леса образуется голая каменная россыпь.

Такие случаи смыва почвы на склонах после гибели леса автор неоднократно наблюдал в разных пунктах Урала (на горах Чистоп, Ялпинг-Ньер, Яман-Тау, Иремель, Зигальга и др.). В особенно наглядной форме и на большой площади это явление прослежено в подгольцовом поясе хребтов Нары и Зигальга (Южный Урал).

По восточному склону хр. Нары, покрытому еловыми лесами, около 15 лет до нашего посещения этого района прошел пожар, достигший облесенной седловины между высшей точкой хребта — горой Копёшка и ближайшей, расположенной к северу от нее вершиной. Пожар частично перешел через седловину и на западный склон хребта. Теперь эта местность представляет собой старую гарь с многочисленными стоящими и поваленными мертвыми деревьями. Корни стоящих деревьев совершенно обнажены и находятся на оголенных, каменных глыбах. В результате эрозии почва почти целиком смыта; лишь местами между каменными глыбами сохранились небольшие скопления мелкозема. На соседних же, не затронутых пожаром, участках в еловом лесу имеется хорошо выраженная эрозия почвы. Из этого можно заключить, что отмерший лес уже не выполняет своей водоохранной и почвозащитной функции. После гибели древостоя на крутых склонах хр. Нары усилилась эрозия. Лесистая территория превратилась в каменную россыпь с мертвыми деревьями, где уже исключена возможность естественного восстановления леса, по крайней мере, в ближайшее время.

Даже такое, казалось бы, незначительное вмешательство человека в жизнь горных мелколесий, как создание просек, приводит на крутых склонах крупных гор к активизации эрозионных процессов. На месте вырубленных мелколесий по просекам, располагающимся по склону, иногда образуются так называемые «каменные реки». Также интенсивно происходит смыв почвы на лесных тропинках, ведущих от перевалов или вершин гор к их подножию. Уплотнение почвы на тропинках уменьшает задерненность поверхности, приводит к образованию вначале чуть заметных, но затем сильно углубляющихся эрозионных лощинок, по которым стекает талая и дождевая вода. После длительных дождей такие лощинки превращаются в русла бурных потоков, стремительно несущих вниз огромные массы мутной воды. В конечном счете на месте тропинок также образуются «каменные реки».

Такого рода примеры, количество которых можно было бы увеличить, говорят о том, что высокогорные леса на крутых склонах являются могучим средством борьбы с эрозией и поэтому должны всемерно охраняться.

Автор этой работы впервые высказал в печати свою точку зрения по вопросу о водоохранном и почвозащитном значении подгольцовых мелколесий Урала в 1950 г. Впоследствии был опубликован ряд статей, свидетельствующих о том, что некоторые исследователи, работающие в других частях Советского Союза, пришли к аналогичным выводам по отношению к высокогорным лесам других горных систем.

Так П. Д. Ярошенко, изучавший растительность Советских Карпат, пишет следующее: «В настоящее время состояние лесонасаждений у верхней границы леса в Карпатах совершенно неудовлетворительно. Бесплановое, часто хищническое хозяйствование в лесах и на горных пастбищах Карпат в досоветский период привело верхнюю границу леса в состояние сильного нарушения. Во многих местах граница эта искусственно снижена, уничтожены значительные массивы субальпийских криволесий — этих оригинальнейших группировок, имеющих, наряду со своим особым научно-теоретическим интересом, также и огромное почвозащитное значение».

Исследователь природы Дальнего Востока А. И. Куренцов отмечает, что в горах Сихотэ-Алиня гибель леса вблизи его верхней границы от нападения энтомовредителей (особенно короедов) или вследствие лесных пожаров вызывает усиление эрозии и превращение лесистых склонов в лишенные древесной растительности каменные россыпи. А. И. Куренцов неоднократно наблюдал после сильных дождей образование новых осыпей на горных склонах, покрытых усохшим от вредителей лесом. «Если же представить себе, что верховья рек и горных потоков в Сихотэ-Алине оказались в силу тех или иных причин (рубки, пожары) безлесными или на большом пространстве крутых склонов этих гор лес подвергся уничтожению от вредителей, то можно думать, что сила эрозии в данном случае постоянно будет грозить превращением этих лесных участков в каменистые пустыри. Таким образом, лес в крае является защитой от эрозионных процессов».

Расширение площади лугов в подгольцовом поясе за счет вырубки мелколесий можно допустить только в исключительных случаях на пологих и покатых склонах. На крутых склонах это неприемлемо не только потому, что уничтожение мелколесий неблагоприятно отразится на режиме горных рек, но и потому, что во многих случаях взамен сведенных лесов возникнут не луга, а каменные россыпи.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: