Факультет

Студентам

Посетителям

По следам одного письма

Для того чтобы понять, почему человек занимает оборонительную позицию в борьбе с синантропными грызунами, полезно заглянуть в прошлое.

Я живу и работаю в Ленинграде, поэтому, нет ничего-удивительного, что интересуюсь историей дератизации в этом городе. Вот почему я обрадовался, когда однажды получил короткое, но любопытное письмо. В нем содержалось всего несколько строк: «Уважаемые коллеги! Во время ремонта в наших помещениях под десятками слоев обоев мы обнаружили газеты за 1904 год. Среди прочих объявлений нашлось и такое, которое, как нам кажется, могло бы вас заинтересовать. С уважением, ЛенгорСЭС, Лиговский пр., 29».

К письму было приложено пожелтевшее от времени вырезанное из газеты объявление следующего содержания: «Для истребления крыс, домашних, полевых, корабельных, амбарных, радикальное средство — чистая разводка крысиной бактерии, вызывающая повальный мор крыс, причем они покидают подполья. Для других животных, а равно и для людей разводка совершенно безвредна. Разводка изготовляется Хим.-Бакт. Инст. др. Ф. М. Блюменталя в трубочках, снабженных наставлением. Одной трубочки достаточно для уничтожения крыс на площади приблизительно в 100 кв. саженей. Цена трубочки 1 руб. с пересылкой. Продажа в магазинах Товарищества «Р. Келер и Ко», Невский, 21».

Объявление меня действительно заинтересовало по многим причинам. Прежде всего, я посетил ремонтируемое помещение, где уцелели куски «Петербургской газеты» и «Нового времени» за 1903—1904 гг. Обрывки упомянутых изданий пестрели объявлениями о сдаче комнат, о найме кухарок и гастролях Ф. И. Шаляпина, но никакой дополнительной информации о борьбе с грызунами не содержали. Перечитывая присланное объявление, я пытался извлечь из него как можно больше информации и прежде всего обратил внимание на перечень видов крыс. Реклама явно была рассчитана на обывателя, так как, кроме серой (или амбарной), в Петербурге встречалась лишь черная (или корабельная) крыса. Под домашними и полевыми крысами могли подразумевать мышей или назвали так крыс по месту их обирания. Впрочем, вполне возможно, что тех, кто более 80 лет назад готовил текст объявления в газету, мало волновали вопросы систематики грызунов, и они лишь хотели подчеркнуть универсальность своего препарата.

Сажень равнялась 2 м 13 см. Значит, содержимым одной трубочки: можно было обработать примерно 450 м2. Из объявления явствовало, что предлагался бактериальный метод борьбы с Грызунами, но какие бактерии использовали для этой цели — оставалось загадкой.

Чтобы проследить историю дератизации в нашем городе, мне пришлось много вечеров провести в публичной библиотеке. Знакомясь с каталогом периодических изданий С.-Петербурга, Петербурга и Петрограда, я обращал особое внимание на те газеты и журналы, которые содержали рекламу. Расчеты оказались правильными, так как кое-что удалось найти. В одном из номеров журнала «Человек и животные» за 1901 г. содержалась небольшая, но любопытная заметка под названием «Крысы в Петербурге».

«С тех пор, как опыт показал насколько вредны крысы в смысле распространения прилипчивых болезней, на западе решительно взялись за уничтожение этих неприятных во всех отношениях подпольных врагов человечества. В Дрездене, например, городе, отличающемся рациональным благоустройством, ежегодно, в специально назначенный день, все домовладельцы обязаны, под страхом ответственности, приступить к уничтожению крыс особо указанными для этого способами, причем в рынках и других местах большого скопления провизии уничтожение крыс производится правительственными и городскими комиссарами.

Наша столица кишит крысами. Помимо района около амбаров Калашниковской пристани, каждый обыватель может указать на местности, переполненные этими грызунами, причем нередко даже бывают случаи, что обилие крыс в частновладельческих домах заставляет жильцов покидать свои квартиры.

Наш северный климат облегчает значительно борьбу с крысами, так как зима заставляет их покидать излюбленные логовища в сточных трубах и холодных сараях, чтобы перебраться в подполья и подвалы жилых помещений, где уже не особенно трудно с ними расправиться.

Не нора ли и нашему городскому управлению совместно с другими ведомствами заняться этим вопросом и принудить домовладельцев и смотрителей казенных зданий и складов собраться ныне в поход против крыс?»

Последняя фраза, а точнее, вопрос «не пора ли?» свидетельствовал о том, что в 1901 г. в Петербурге еще не осуществлялась организованная борьба с грызунами. В начале XX в., когда была установлена роль крыс в передаче возбудителей чумы и численность их в населенных пунктах достигла высокого уровня, люди вынуждены были всерьез подумать о мероприятиях по снижению численности грызунов.

Известно, что попытки организовать дератизацию предпринимались в Одессе в 1902 г., а в Москве — в 1903 г. С 8 октября 1902 г., как сообщает «Временник живописной России», в Одессе началось одновременное по всему городу истребление крыс. Этим мероприятием было охвачено 54 734 помещения, двора, квартиры, лестницы, сарая и погреба. Частные пожертвования, поступившие одесскому градоначальнику для этих целей, составили 32 тыс. руб. Именно в это время «Киевская газета» сообщала о появлении полчищ серых крыс: «Амбары, торговые помещения, подвалы и т. д. переполнены крысами, пожирающими все, что им попадается. Обыватели положительно пришли в ужас от этого нашествия». А газета «Вечерний Гамбург» информировала читателей, что США готовы объединиться с Японией и обратиться ко всем государствам с воззванием об уничтожении крыс, «так как они распространяют чуму по всей земле».

Продолжая поиски, я обнаружил в справочнике «Весь Петербург» за 1909 г. следующее объявление! «Полное уничтожение крыс и мышей. Безвредно домашним животным. «Ратин» приготовляется под контролем датского правительства. Поставщики правительств Дании, Швеции, Германии и казенных учреждений Англии, Норвегии, Финляндии и России.

Очистка от крыс и мышей, генеральная и годовая, по желанию с гарантией. Для крыс жестянка по 2 руб. Большая упаковка (равна 6 малым) — 8 руб. 50 коп… Способ употребления прилагается».

Контора «Ратин» имела фирменный знак: земной шар, в верхней части которого были изображены две крысы. Над шаром надпись «Ратин», по экватору — «Борьба науки», под шаром — «Бактериологическая лаборатория в Копенгагене». Позднее удалось установить, что эта лаборатория была основана в 1903 г.

В уже упомянутом справочнике было помещено и другое, более скромное объявление: «Мурин». Жидкая культура крысоубивающих бактерий. Моск. химико-бактериолог. Институт д-ра Ф. М. Блюменталя. Радикальное средство для истребления крыс и мышей в домах, амбарах, складах, пакгаузах, квартирах и пр. Загородный 17, кв. 9».

Приготовлением бактериальных культур для борьбы с грызунами в начале нашего века занимались многие учреждения и частные лица, преследуя главным образом цели наживы. В результате качество разводок зачастую бывало неудовлетворительным, а порой они просто были непригодны для работы, что вызывало разочарование покупателей. Бактериальные препараты выходили под многими названиями: Ратолеум, Ратапан, Ратенфорт, Погром, Пестиген, Ратагалин, Мурабациллин, Ратин. Уже позднее было выяснено, что «Ратин», например, содержал паратифозные бактерии, которые действовали только при подкожном введении. Заражение же через пищеварительный тракт не давало никаких результатов.

У нас в России определенную роль в распространении бактериального способа борьбы с крысами сыграла бактериологическая лаборатория Министерства земледелия, издавшая несколько инструкций по этому вопросу. Жидкая культура бациллы, вызывающей заболевания грызунов, смешивалась с мукой. Полученному тесту придавали форму колбасы, от которой отрывали кусочки и разбрасывали их в местах обитания грызунов. Институт экспериментальной медицины готовил баккультуры на твердой среде (агар-агар и желатин).

После революции борьбу с крысами в сельской местности осуществляли губернские земские управления и станции защиты растений от вредителей. В уездах этой работой занимались уездные земские управления, в которых имелся инструктор «Стазра» (станции защиты растений), в волостях — участковые агрономы. Им помогали советами и средствами губернский и уездные отделы здравоохранения. В населенных пунктах существовали различные общества по борьбе с грызунами.

В период нэпа в Петрограде бывшими сотрудниками фирмы «Истребитель» было организовано несколько частных контор («Сопитат», «Дератизатор» и др.), специализировавшихся на истреблении грызунов по заявкам населения. Актуальность этой проблемы в 20-х годах отражается в количестве научно-популярных публикаций по этому поводу. Именно в это время появились работы С. Ш. Оболенского, П. В. Сазонова, А. А. Горяйнова, С. И. Шорохова и других, посвященные борьбе с крысами и мышами. В 1925 г. на VIII Всероссийском съезде бактериологов, эпидемиологов и санитарных врачей в Ленинграде обсуждался вопрос об организации мероприятий по борьбе с грызунами.

До организации ОСОАВИАХИМа истреблением грызунов ведали учреждения Наркомзема и Наркомздрава СССР, затем дегазационные отряды этого общества. Истреблением грызунов занимались также общества «Красный крест» и «Медик», а также Общество по борьбе с вредителями при Наркомземе СССР.

Для борьбы с грызунами мобилизовывали или широко привлекали население. В качестве ядов использовали фосфор, реже баккультуры. Правда, обработка одной десятины баккультурой обходилась от 04 доп. до 2 руб. 50 коп., в то время как обработка этой же площади химическим методом стоила 7 кон. Для газации нор использовали сероуглерод, синильную кислоту, двуокись серы, сернистый ангидрид. Рекомендовали также использовать для борьбы с крысами жженый гипс и пробку. Пробку следовало нарезать на мелкие кусочки и поджарить на свином сале. Считалось, что, попадая в желудок, пробка разбухает и производит закупорку кишечного тракта. Гипс смешивали с мукой в, соотношении 15:1, добавляли сахар и выщупали в мелкую тару, а рядом ставили поилки с водой.

Удалось обнаружить цилиндрический сосуд, используемый в то время под баккультуру. Он был изготовлен из жести и имел конусообразное горлышко. Из полуистлевшей этикетки можно извлечь следующую информацию: «Культура бациллы Данича, 2-й государственный химико-фармацевтический завод, бывший «Сопитат». Бактериологическая лаборатория, Ленинград. Завод принимает подрядные работы по истреблению грызунов и насекомых. Хранить в темном и прохладном месте. Способ и результаты применения указаны в прилагаемый листовках. Работы контролируются научным персоналом. Безопасно для людей и животных. Верное средство для истребления крыс и мышей. Серия 427.100 куб. см».

На объектах пищевой промышленности была создана Ленинградская дератизационная станция Главхладпрома. Лишь в 1940 г. вопросы борьбы с мышевидными грызунами в населенных пунктах были переданы в ведение органов здравоохранения. В Ленинграде их поручили решать Управлению профдезработ. В 1941 г. это управление вывели из подчинения санитарной инспекции и передали противоэпидемическому управлению Горздравотдела.

Дератизацию проводили в Ленинграде и в тяжелые годы Великой Отечественной войны и даже в период блокады города, хотя объемы этих работ по вполне понятным причинам, были невелики (от 12 800 до 196 300 м2). В начале 1943 г. было получено разрешение на применение в деративации бактериальной культуры. Ее использовали дважды в 1943 г. и 1 раз в 1944 г. За это время было израсходовано 26 тыс. л препарата.

После разгрома фашистов под Ленинградом, в южных районах города и в пригородах, особенно в Пушкине и Колпине, отмечалась высокая концентрация грызунов. Большие группы серых крыс передвигались по населенным пунктам в поисках пищи даже в светлое время суток. Спустя четыре года после окончания войны, в 1949 г, приказом Министерства здравоохранения СССР и постановлением Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся Управление профдезработ было включено в состав Ленинградской городской дезинфекционной станции на правах хозрасчетного отдела.

С 1954 г. по решению Ленгорисполкома в городе стали проводить сплошную, плановую и систематическую дератизацию. В настоящее время 90% площади всех строений города обслуживается на договорных началах 15 филиалами Отдела профилактической дезинфекции, а остальные 10% — медицинскими службами различных ведомств. Последнее решение Ленгорисполкома «Об усилении борьбы с мышевидными грызунами», предусматривающее укрепление материально-технической базы и расширение службы по профилактической дезинфекции, состоялось в 1985 г. Вот, собственно, и вся история борьбы с грызунами в городе на Неве.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: