Факультет

Студентам

Посетителям

Переход насекомых на новые кормовые объекты

Прямое или косвенное воздействие искусственно измененных условий жизни отчетливо сказывается на поведений насекомых, хотя диапазон их условно-рефлекторных реакций на внешние раздражения относительно ограничен.

Особенно наглядно выступает податливость природы насекомых к прямому или косвенному человеческому воздействию при рассмотрении приемов, искусственно регулирующих жизнь пчелиной семьи. Подобные факты обнаруживаются и при воспитании дубового шелкопряда.

Но и среди других насекомых, непосредственно не используемых человеком, мы без труда находим многочисленные примеры измененного поведения, чаще всего проявляемого в переходе на новые корма.

Многие виды, например, растительноядных насекомых, питающихся обычно отнюдь не разнообразной пищей, способны при изменившихся условиях переходить с одних видов растений, которыми они предпочтительно питаются, на другие, даже совершенно чуждые местным растительным сообществам.

Подобное явление обычно в сельскохозяйственной практике. Любое, вновь вводимое культурное растение неизбежно привлекает к себе насекомых — потребителей его зеленой массы, пыльцы, нектара, корней или плодов. Какой-нибудь, иной раз малозаметный, жучок, проходивший цикл развития на одном или нескольких видах диких растений, неожиданно приспосабливается к существованию за счет нового культурного растения, распространяется на его посевах или посадках и нередко становится серьезным вредителем. К числу таких насекомых, свободно переходящих с диких и сорных растений на культурные, относится, например, хлебный жук-кузька (из рода Anisoplici), перешедший после распашки степей с диких злаков на хлеба.

Сахарная свекла, разводимая ныне на больших площадях в Казахской ССР, привлекла к себе многочисленных местных долгоносиков, многие из которых питались до этого дикими маревыми. Долгоносики стали теперь существенными вредителями на свекловичных полях.

В Красноярском крае совсем недавно один из видов долгоносиков перешел с дикого льна на культурный, став бичом последнего. Там же стала вредителем свеклы растительноядная божья коровка, обитавшая ранее на диких маревых.

Имеется немало и других аналогичных примеров.

Моль, носящая ныне название подсолнечниковой, была прежде потребителем различных диких сложноцветных растений. С появлением посевов подсолнечника, вывезенного, как известно, из Америки, она быстро перешла на новую культуру и стала ее опасным вредителем, пока посевы, не были заменены другим, более «устойчивым» против нее, «панцирным» сортом.

Бабочка акациевая огневка, после введения сои на Северном Кавказе, стала там вредителем этой культуры.

Можно напомнить, что и колорадский жук — злостный вредитель картофеля — первоначально был потребителем лишь диких пасленовых. Подобным образом возможен переход на культурные, в том числе зерновые, растения различных насекомых при распашке целинных и залежных земель.

Ряд видов насекомых, приуроченных к степным травянистым растениям, переходит в полезащитных лесных полосах на питание древесными породами. Так, крапивная совка местами перешла на березу, огородная совка, гусеницы которой питаются обычно листьями капусты и лебеды, местами стала вредителем ивы. Смена избранных кормовых растений наблюдается также у садовой ночницы и у некоторых других видов бабочек.

В Туркменской ССР в 1952 г. люцерновая и хлопковая тля совершенно неожиданно стали в массе размножаться на посадках саксаула и черкеза.

Многие виды растительноядных насекомых уже совсем недавно в сравнительно короткий срок перешли с растений, которым они отдавали предпочтение раньше, на совершенно новые, в том числе на ввезенные из-за границы субтропические плодовые, масличные, декоративные культуры. Длинный перечень таких насекомых — «мигрантов» приводит Е. Милянозский (1955). Упомянем лишь о некоторых из них, становящихся теперь чувствительно вредными для ввезенных растений.

Среди бабочек выделяются некоторые бражники и совки.

Гусеницы вьюнковского бражника ранее развивались в черноморских субтропиках на листьях вьюнка, а с появлением там нового кормового растения батата перешли на потребление этого вида.

На лимонный эвкалипт, герань и некоторые другие растения перешли совки, например, щавелевая стрельчатка, питавшаяся ранее главным образом на щавеле и подорожнике, и агатовая совка, потреблявшая до этого щавель и фиалку.

Можно назвать еще некоторые виды из других семейств. Виноградная листовертка, обычно развивающаяся, как уже говорит ее название, на винограде, стала серьезным вредителем цитрусов, тунга, чая. На цитрусы же, тунг и некоторые другие ввезенные растения перешел с кукурузы и сорго кукурузный мотылек. Мягкий червец, обычно поражающий лавровишню, падуб и некоторые другие растения, перешел на цитрусовые, чайные кусты, японскую мушмулу, хну.

Способность к переводу на выкармливание необычными видами растений отмечается даже у такого чрезвычайно узко специализированного вида насекомых, как дубовый шелкопряд. Ныне уже получает полупроизводственное применение выкормка его гусениц листьями березы и ивы.

Подобным свойством переходить на потребление новых кормов — обладают также различные виды хищных и паразитических насекомых. Так, хищные жуки-хилокорусы, известные ранее в качестве специализированных потребителей диаспиновой щитовки, с течением времени переключились на поедание занесенной в СССР калифорнийской щитовки, поражающей у нас на юге плодовые деревья. Эту же занесенную к нам щитовку поражает теперь в массе местный мелкий наездник из хальцид.

Вывезенный из Италии хищный жук-линдорус, питавшийся там тутовой щитовкой, в СССР стал потребителем плющевой, пальмовой и других щитовок.

Серьезный вредитель лавровишни, падуба и некоторых других древесных растений — червец подушечница или пульвинария перешел на чайные культуры и отчасти на цитрусовые. Размножившись на них и став чувствительным их вредителем, пульвинария вскоре привлекла к себе местного хищного жука-хиперасписа, который в короткий срок подавил численность и локализовал распространение пульвинарии.

Сходное явление отмечает И. А. Рубцов у мушки боны. До недавнего времени ее личинки в Средней Азии кормились относительно немногочисленными там мучнистыми червецами. С появлением и массовым размножением там червеца Комстока мушка бона перешла на питание яйцами этого нового вредителя и ныне стала основным биологическим регулятором его численности.

Данные примеры, количество которых можно было бы легко увеличить, убедительно показывают пластичность поведения даже тех видов насекомых, которые не принадлежат к группе так называемых многоядных, т. е. питающихся разнообразными кормовыми объектами. Способность насекомых избирать новые корма, в том числе переходить и на вводимые человеком новые культурные растения, нельзя не учитывать при прогнозировании мероприятий по борьбе с сельскохозяйственными вредителями.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: