Факультет

Студентам

Посетителям

Новые гибридные формы диких животных

Нет необходимости подробно разъяснять роль скрещивания как метода, широко применяемого в животноводстве для создания новых или улучшения существующих пород.

В звероводстве — отрасли хозяйства, находящейся под полным контролем человека, скрещивание со всеми сопутствующими ему зоотехническими приемами, в том числе отбором молодняка, имеющего наиболее желательные черты, и подбором соответствующих родительских пар, применяется как один из основных методов племенной работы. Рассмотрение результатов гибридизации домашних животных, однако, не входит в нашу задачу. Мы рассмотрим здесь вкратце лишь применение методов гибридизации к некоторым дико живущим животным.

Правда, в этом отношении нельзя похвастать особенно большими достижениями, поскольку гибридизация для выведения новых форм неодомашненных животных — дело новое и пока еще не получило сколько-нибудь значительного распространения.

В советском племенном животноводстве изредка практикуется прилитие крови диких животных к той или иной породе домашних с целью усиления или выработки у последних некоторых полезных качеств. По такому пути были направлены в недавнее время в частности работы по выведению новой породы овец — казахского архаромериноса. Разведение тонкорунных овец в условиях круглогодичного высокогорного пастбища в Казахстане и других районах было затруднено, и возникла потребность в создании такой породы тонкорунной овцы, которая могла бы хорошо переносить выпас в горах.

Говоря же о неодомашненных животных, следует прежде всего остановиться на гибридизации зубра. Путем скрещивания этих малочисленных животных с североамериканским бизоном сделана попытка сохранить зубра от окончательного исчезновения с лица земли.

При скрещивании зубра с бизоном в первом поколении получается промежуточная форма — зубробизон. Дальнейшее поглотительное скрещивание, по Н. Заблоцкому (1949), все больше и больше приближает животных к типу чистокровного зубра. Животные III и IV поколения по экстерьеру уже неотличимы от чистокровного зубра.

Сущность поглотительного скрещивания состоит в том, что самок бизонок и зубробизонок скрещивают всегда с чистокровными зубрами самцами. Каждый зубр самец может дать таким образом ежегодно довольно многочисленное потомство. При первом скрещивании его с бизонкой потомство имеет половинную часть крови зубра и половинную часть бизона. На племя используют, как и в предыдущих поколениях, только телок. Самцы обычно распределяются по зоопаркам. Телок также скрещивают с чистокровным зубром; потомство имеет 3/4 крови зубра и 1/4 крови бизона, при третьем скрещивании — 7/8, при четвертом — 13/16 крови зубра и т. д.

Хорошей иллюстрацией к созданию новых форм млекопитающих, предназначенных для вольного расселения, служит выведение в Аскании-Нова особой асканийской формы оленя, приспособленной к существованию в степи. Исходными родительскими формами послужили сибирский марал и крымский олень. Из потомства отбирались особи, наиболее поддающиеся воспитанию в степных условиях. В результате была получена форма оленя, вполне выносящего жизнь в степи под палящими лучами солнца без древесного, веточного корма.

Асканийскими оленями успешно заселяют не только днепровские плавни, но и некоторые, лишенные древесной растительности острова Сиваша, вблизи Крыма.

О гибридизации диких птиц говорить почти не приходится. Можно упомянуть лишь о новой асканийской форме фазана. Она получена там в значительной мере полустихийно, в результате совместного содержания кавказского, монгольского и семиреченского фазанов. Новая форма отличается приспособленностью к степным и лесостепным условиям и потому признана наилучшей для расселения в районах полезащитного лесоразведения.

Более широкие возможности для гибридизации открываются в рыбном хозяйстве. Здесь получение новых форм рыб представляет практический интерес в связи, главным образом, с гидростроительством и с общими задачами повышения продуктивности рыбохозяйственных водоемов.

Расшатанная наследственность расширяет приспособительные возможности гибридов, делая их пластичнее и выносливее исходных видов в измененных условиях существования. К тому же помеси в первом поколении отличаются более крупными размерами, что также имеет значение. Выведение холодоустойчивой породы карпосазана — одно из наиболее крупных достижений в области гибридизации рыб.

Перспективной формой признается помесь между амурским карасем (♀) и амурским же сазаном (♂). Расшатанная наследственность этой помеси позволила вывести особую планктоноядную форму, названную саввинским серебряным карасем. Она отличается быстротой роста (на втором году достигает почти 200 г, в то время как амурский карась в этом же возрасте весит лишь около 40 г) и выносливостью по отношению к недостатку кислорода в воде. Любопытно, что все особи саввинского карася — самки, которые размножаются, очевидно, партеногенетически, т. е. без оплодотворения.

Эта форма, а также помесь серебряного карася с карпом или сазаном, представляет несомненное преимущество по сравнению с обычным нормальным карпом и даже сазаном при выращивании в «заморных», т. е. с неблагоприятным газовым режимом, водоемах.

В рыбхозе «Нива» Воронежской области проведен удачный опыт массового выведения и выращивания до семилетнего возраста гибридов, полученных от скрещивания зеркального карпа (♀) с карасем (♂) и карася (♀) с сазаном (♂). Обе формы по скорости роста оказались ближе к карпу, а по выносливости превзошли его. Как описывает Н. Николюкин (1949), они отличались хорошим вкусом и высокой жирностью, связанной, очевидно, с их бесплодием.

Н. Николюкину же удалось в экспериментальных условиях скрестить ряд близких видов: плотву с лещом и густерой, красноперку с густерой.

У жизнеспособных гибридов наблюдались более высокая выносливость, повышенная скорость роста, иногда несколько измененная (более яркая) окраска. Некоторые самки этих помесей оказывались плодовиты, причем у них отмечалось более раннее наступление половой зрелости. Характерно, что различные условия выращивания и питания в аквариумах и прудах заметно влияли на некоторые признаки гибридов, тогда как на исходных формах (очевидно, вследствие их консервативной, нерасшатанной наследственности) в такой мере не отражались.

Разведение гибридных форм, полученных путем скрещивания неодомашненных видов, фактически уже осуществлено в ряде мест в промышленных масштабах.

Помесь сига и ладожского рипуса, как быстро растущая форма, разводится в уральских и других озерах, а также культивируется в прудах на Украине.

В 1925 г. помесь сига и ряпушки была переброшена с Никольского рыбоводного завода в оз. Череменецкое, в котором спустя три года были обнаружены взрослые гибриды.

Такая же помесь была переселена в оз. Еглино Новгородской области, где она в начале 30-х годов составляла 8% общего улова рыбы.

Из других попыток разведения гибридных форм в природных условиях можно назвать, например, опыт скрещивания дальневосточных лососей — красной (нерки) с кетой. 150 тыс. мальков таких гибридов выпустили в 1948 г. из Ушковского рыбозавода на Камчатке в оз. Ушки. Незначительный процент отхода (по данным М. Андреевой, всего лишь 5%), быстрое рассасывание желточного пузыря и вообще повышенная жизнеспособность молоди позволяли надеяться на успех этого мероприятия.

Значительный интерес приобретают работы по гибридизации осетровых.

Гибриды, полученные от скрещивания осетра с севрюгой, выращенные в пруду Куринского рыбоводного завода в 1941 г., отличались повышенной жизнестойкостью, интенсивным ростом и некоторыми морфологическими особенностями. Отход севрюжьей икры, оплодотворенной осетровой спермой, согласно Н. Бизяеву (1949), был в несколько раз меньшим, чем у икры обоих видов в условиях нормального внутривидового оплодотворения. Гораздо более низкий, чем обычно, отход был обнаружен и у личинок, которые резко отличались от личинок того и другого вида своей подвижностью. Держались гибридные личинки и у дна, и во всей толще воды. К 30-дневному возрасту они дали в четыре с лишним раза больший прирост по сравнению с мальками осетра и более чем в два раза превысили прирост мальков севрюги.

В этом возрасте гибриды больше напоминали севрюгу, чем осетра. Они имели длинное рыло и темную окраску кожи; туловище же было короче и массивнее, чем у севрюги. Вместе с тем они не имели выраженной кормовой специализации, свойственной молоди севрюги, питающейся только планктонными организмами, и осетра, — потребляющей представителей бентоса. Гибриды одинаково охотно поедали как дафний и циклопов, держащихся в толще воды, так и личинок мотыля, населяющих дно.

Все эти данные говорят о высокой жизненной стойкости гибридов и позволяют надеяться на возможность выращивания их в прудовых условиях до столового веса.

Позднее получены гибриды и между другими видами осетровых.

Гибриды стерляди с осетром можно выращивать до товарного веса в 500—700 г в обычных карповых прудах; иногда уже в течение двух лет они достигают такого веса.

В 1952 г. проф. Н. Николюкину удалось получить помесь белуги со стерлядью. Гибриды хорошо выживают в прудовых условиях и быстро растут. В течение трех месяцев они в среднем достигли 75 г, а многие отдельные экземпляры превысили 100 г. Гибриды наследуют от белуги хищнический образ жизни; потребляя сорную рыбную мелочь, они очищают водоемы и в двухлетнем возрасте достигают товарной величины.

Повышенная жизнестойкость и быстрый рост всех этих гибридов открывают возможность широкого использования гибридизации между осетровыми не только в прудовом рыбоводстве, но и для получения форм, более приспособленных к измененным условиям рек в связи с созданием на них мощных гидроэлектростанций и обширных «морей».

Следует заметить, что гибридизация практикуется и при искусственном разведении насекомых. Как один из приемов племенной работы, она применяется при выкормке тутового и дубового шелкопрядов.

Один из наиболее важных энтомофагов в биологической борьбе с вредителями — афелин — выведен искусственно методом подбора и скрещивания с наиболее эффективными местными формами (И. Рубцов, 1950). Аналогичным образом, путем скрещивания двух форм, развивающихся в теле разных хозяев, выводятся и некоторые другие эффективные энтомофаги.

Приведенные здесь примеры показывают, что активные методы переделки природы животных и в том числе выведение новых пород в нашей стране мало-помалу выходят за пределы животноводческих ферм, захватывая также диких животных в их вольной, природной обстановке.

А это свидетельствует о все более властном вмешательстве советского человека в естественные процессы формирования фауны с целью наиболее полного и рационального ее использования.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: