Факультет

Студентам

Посетителям

Основное условие

«Группа шимпанзе, состоящая из матери с дочерью и взрослой самки, в то спокойное утро проводила время у термитника, выискивая вкусных насекомых. Но только одной матери удалось найти отверстие, полное термитов, остальным не повезло, и они возились вокруг термитника, выискивая насекомых, большей частью безуспешно. И вдруг самая младшая обезьянка — Гоблин — нашла отверстие, полное термитов и не замеченное взрослыми. Она начала было быстро расковыривать его, но тут Гиги — взрослая самка — обратила внимание на Гоблин и ее находку. Гиги быстро и ловко протянула лапу и пощекотала ею Гоблин. Обрадованная вниманием взрослой, Гоблин захихикала и покатилась к Гиги, приглашая ее к продолжению игры. Гиги сильнее защекотала Гоблин и играла с ней до тех пор, пока подросток, увлекшись, уже полностью забыл про термитник. Тогда, мгновенно прекратив игру, Гиги мягко переступила через Гоблин и захватила ее участок у термитника».

Некоторые зарубежные авторы пытаются доказать, что подобные эпизоды якобы опровергают роль труда в антропогенезе. Проводятся хитроумные опыты. Например, А. Кортланд (A. Kortland, 1965) выставил в лесу чучело леопарда, и шимпанзе сразу же обрушились с палками на «хищника». Один из исследователей даже озаглавил свою статью — «Человек как изготовитель орудий встретил соперника» (Grew, 1976). В печати иногда высказывают мнения о том, что-де первые каменные орудия сделаны не человеком, а обезьяной и поэтому все 2,5 млн. лет истории первобытного общества — это история обезьян, а не человечества. История человечества начинается будто бы лишь с человека современного типа — 40 тыс. лет назад. И хотя из вышеизложенного текста ясно, что это не так и что история человечества началась не менее 2,6 млн. лет назад, еще раз остановимся на вопросе: что такое человек?

«Животное, делающее орудия» — определил человека еще в XVIII в. Б. Франклин. До 1960 г. так думали все ученые. В 1914 г. В. Келлер, а позднее Р. Иеркс, Н. Н. Ладыгина-Котс и другие выявили умение шимпанзе пользоваться орудиями. Однако считалось, что на это обезьяны способны лишь в лабораторных условиях при соответствующей тренировке. Но вот в 1960 г. Д. Гудолл обнаружила, что шимпанзе «делают» орудия и в естественных условиях. Оказалось, что обезьяны охотятся и едят мясо. Противники теории Ф. Энгельса, ссылаясь на это, стали утверждать, что-де каменные орудия в палеолите делал не человек, а обезьяна и человек «умелый», и «прямоходящий», и даже неандертальцы вовсе будто бы не люди, а животные — обезьяны. И не труд, а речь и огонь сыграли главную роль в становлении человека.

Чем же отличается первобытное человечество от мира животных?

«Наверное протекли сотни тысяч лет, — в истории Земли имеющие не большее значение, чем секунда в жизни человека, — прежде чем из стада лазящих по деревьям обезьян возникло человеческое общество. Но все же оно, наконец, появилось. И в чем же опять мы находим характерный признак человеческого общества, отличающий его от стада обезьян? В труде… Труд начинается с изготовления орудий… Рука даже самого первобытного дикаря способна выполнять сотни операций, не доступных никакой обезьяне. Ни одна обезьянья рука не изготовила когда-либо хотя бы самого грубого каменного ножа».

Итак, по Ф. Энгельсу, человеческая история начинается с момента появления каменных орудий. Любопытно, что к такому же точно мнению пришли и археологи разных стран. Хотя на Западе не любят ссылаться на работы Ф. Энгельса, тем не менее все специалисты, которые изучают каменный век, определяют грань между человеком и обезьяной почти так же, как Ф. Энгельс. К этому зарубежных археологов привела логика научных исследований и научные факты.

Что же касается скептиков и опровергателей, то среди них нет специалистов, нет археологов. Ни те, кто ограничивает историю человечества последними 30—40 тыс. лет, ни те, кто удлиняет ее лишь до 500—800 тыс. лет, не занимались каменным веком, не изучали древнейшие орудия человека. Что же касается археологов-специалистов по каменному веку, то никто из них ни спутает природный осколок камня, используемый обезьяной, с орудием, изготовленным первобытным человеком.

Обезьяны не прикладывают сколько-нибудь значительных усилий для добычи пищи, а тем более для изготовления орудий. Им в этом нет необходимости. У них есть острые клыки, сильные лапы, и этого вполне достаточно. И хотя обезьяны умеют все делать как бы «по-человечески», но «не хотят» систематически заниматься человеческой орудийной деятельностью. Человек же с самого начала своего существования не мог выжить без орудий. Потеряв в результате мутаций острые клыки, большую физическую силу и приобретя вместо этого прямую походку и больший мозг, предчеловек был бы обречен на вымирание, если бы не обладал большей сообразительностью, чем его предки, и не заметил, что орудия, которыми его предки и сородичи — обезьяны пользуются эпизодически, могут заменить ему все потерянное. Так что определение Б. Франклина следует уточнить: «Ранний человек — примат, систематически изготавливающий и использующий каменные орудия».

Это уточнение хорошо помогает в определении грани между человеком и обезьяной. Как бы ни были обезьяны искусны и ловки в охоте или добыче лакомств из термитников, они никогда не изготавливают каменные орудия. Замечание Ф. Энгельса о том, что «ни одна обезьянья рука не изготовила когда-либо хотя бы самого грубого каменного ножа», очень важно. В самом деле, только каменные орудия могли стать надежной заменой утраченных предком человека физических свойств. Деревянные палки и ветки вряд ли могли конкурировать. Во-первых, потому, что дерево растет далеко не везде, а камень валяется повсюду в изобилии. Во-вторых, никакой веткой не убьешь слона или мамонта (а именно на них охотились первобытные охотники на заре своей истории). Да если и убьешь, то шкуру слона или мамонта толщиной 6—7 см не проткнуть веткой и не разорвать руками.

Конечно, если бы у человека были такие же клыки, как и у обезьяны, то он мог бы ухитриться и разорвать шкуру, но зубы его были мелкими и не острыми. А для того чтобы добыть знаменитую палку, нужно было ее чем-то срезать с дерева, а это не так-то просто, не имея силы гориллы (и при отсутствии чего-либо режущего).

Режущее орудие — вот что было прежде всего нужно человеку для замены потерянных в результате мутаций естественных свойств. Такое орудие мог дать только камень. Изготовление режущего орудия из камня и было главной целью человека на заре его истории. Такие орудия находят при раскопках около древнейших стойбищ человека. Именно они и позволяют отличать стоянки первобытного человека от местонахождений останков его сородичей и предков.

Безусловно, человек не сразу открыл, что каменные орудия могут заменить ему острые клыки и большую физическую силу. Ф. Энгельс писал: «Прежде чем первый кремень при помощи человеческой руки был превращен в нож, должен был, вероятно, пройти такой длинный период времени, что в сравнении с ним известный нам исторический период является незначительным». На это ушли, видимо, те 1,5—2 (а может быть, и более) млн. лет, которые отделяют время появления австралопитека от времени появления человека «умелого».

Итак, каменные орудия — это не только важнейший признак человека и его отличие от обезьяны, но и единственное средство, способное обеспечить человеку выживание, спасение его вида от вымирания.

Первые орудия удивляют и своим малым размером, и тем, что они сделаны из камня. Когда впервые видишь каменные орудия в натуре, они поражают своей «обыкновенностью». В самом деле, это просто камень, но с обработкой. Как же отличить камень, оббитый человеком, от необработанного обломка?

Не все твердые породы камня хорошо сохраняют следы оббивки. Например, орудия из кварцита, гранита иногда очень легко спутать с природными осколками. Но эти породы стали использоваться человеком в самом конце каменного века — в эпоху неолита, да и то, как правило, тогда, когда под рукой не было «основных», «главных» пород — кремня и яшмы. Именно последние и были главным сырьем — «металлом» древности. Универсальность кремня, его широкая распространенность, способность раскалываться на тонкие пластинки с острыми, режущими краями при высокой твердости делали его незаменимым сырьем для изготовления орудий.

Кремень и близкие к нему породы имеют свойство «вспухать» от удара. От точки удара — ударного бугорка по сколотой поверхности камня расходятся своеобразные волны. Поверхность кажется ребристой, как у морской раковины (такие следы геологи и называют раковистым изломом). Ударный бугорок и волны сохраняются на отщепе, а след (негатив) — на ядрище (нуклеусе), от которого отколот отщеп. По этим-то следам и отличают археологи сколы, сделанные человеком, от природных обломков.

Изучением следов на орудиях из камня установлено, что острыми отщепами человек резал шкуры и мясо животных. Часто охотники убивали крупное животное, разрезали его шкуру, но снять ее не могли, так как она была толстой. Трудно было разрубить тушу на части. Тогда люди поселялись около убитого животного и жили там до тех пор, пока не съедали его полностью. В таких случаях временными орудиями могли служить «на ходу» отбитые крупные с острыми краями сколы с желвака камня (отщепы). После однократного использования такие орудия выбрасывали.

Австралопитеки и питекантропы раскалывали и раздавливали желваки камня. Получавшиеся при этом острые осколки и отщепы случайной формы и служили ножами. Оставшиеся после обкалывания грубые ядрища (нуклеусы) с острыми краями тоже использовались как рубящие орудия.

Эти первые орудия — просто гальки, с одного конца оббитые. Именно такие заостренные грубыми сколами гальки и были найдены близ останков человека «умелого» в Олдувае и на стоянке Кооби-Фора.

Орудия и отходы их «производства» из Олдувая более 20 лет изучает М. Лики. Она установила, что в Олдувае существовали две традиции обработки камня. Для первой — олдувайской, более древней и примитивной, — характерны так называемые «галечные орудия», хотя М. Лики предпочитает их называть чопперами (англ. Chop — рубить, нарезать, долбить). Многие найденные в Олдувае чопперы по размерам больше куриного яйца, а есть и такие, поперечник которых равен 7,5—10 см.

Олдувайский чоппер — это поистине праорудие. По форме он обычно представляет собой булыжник. Это чаще всего какая-нибудь мелкозернистая твердая порода или минерал вроде кварца, кремня или роговика. Олдувайские чопперы были из кусков затвердевшей лавы, выброшенной окрестными вулканами.

Итак, сырьем для олдувайского чоппера служил овальный или грушевидный камень (булыжник) такой величины, что его удобно было сжимать в руке. Чтобы изготовить орудие, первым мастерам достаточно было изо всех сил стукнуть этим булыжником по большому камню или, положив его на такой же камень, ударить по нему другим камнем и отбить порядочный кусок. Еще удар — и отлетает второй осколок. Орудие имеет узкий, зубчатый край. Если повезет, край этот окажется достаточно острым, чтобы резать мясо, рассекать суставы и хрящи, выскабливать шкуры, заострять палки. Чопперы были большие и маленькие. Орудиями служили и осколки, отбитые при изготовлении. Они также были острыми и употреблялись для того, чтобы резать и скрести.

Орудия олдувайской традиции, найденные в Слое I (Олдувая), продолжают встречаться и в следующем Слое (II) в несколько усовершенствованном варианте. Но Слой II содержит, кроме того, следы более развитой традиции обработки камня — ашельской. Характерным типом орудия ашельской культуры был так называемый бифас (двусторонний) — род рубила, режущий край которого был более тщательно оббит с обеих сторон, так что это орудие получалось прямее и острее примитивного олдувайского чоппера. Кроме того, ашельское орудие нередко обрабатывалось или подравнивалось со всех сторон так, чтобы оно приобрело требуемые величину, форму и вес. Так изготовлялось ручное рубило — основное орудие эпохи нижнего палеолита.

Каменный инвентарь Олдувая оказался разнообразным. В Слоях I и II М. Лики выявила 18 типов орудий. Там были найдены и круглые каменные шары (сфероиды), и скребла, и резцы, и шила, и камни-наковальни, и отбойники. Кроме того, обнаружено большое количество отходов — небольших пластин и осколков, которые, естественно, накапливаются в месте, где долгое время изготавливаются орудия. И наконец, манупорты — камни без следов обработки, но принесенные откуда-то, о чем свидетельствует то обстоятельство, что в данной местности такие «породы» не встречаются.

Исследования показывают, что во всех олдувайских месторождениях основным орудием был чоппер. Довольно часто встречается сфероид. Для чего были нужны эти каменные ядра? По мнению М. Лики, они могли использоваться как бола (два или более камня, обернутые кожей и привязанные к ремню или веревке). Их раскручивают над головой и бросают в бегущее животное или большую птицу. С помощью крутящегося бола, длина которого может достигать почти метра, легче поразить цель, чем одним камнем. Кроме того, оружие это при удачном броске опутывает ноги животного, а при промахе его нетрудно отыскать и вновь использовать.

На восточном берегу оз. Рудольф, в местности Кооби-Фора, Р. Лики найдена «жилая площадка». На площадке обнаружены те же орудия, что и в Олдувае, — чопперы и отщепы, но древнее олдувайских по меньшей мере на 750 тыс. лет.

Пожалуй, наиболее ошеломляющими из всего, что М. Лики обнаружила в Олдувае, оказались «обитаемые горизонты» или «жилые площадки», а точнее, стоянки. Это места, где люди оставались на длительные сроки. Площадки эти представляли собой жилища (древность их около 2 млн. лет), и опознать их можно по большому скоплению окаменелостей, каменных орудий и осколков на небольшом участке и в очень тонком, порядка нескольких сантиметров, так называемом «культурном слое». Когда-то все брошенное или потерянное человеком вначале лежало на поверхности земли. Постепенно пыль, трава, ил, принесенный разливами, скрыли остатки стоянки. По мере расчистки «обитаемого горизонта» возникает такое ощущение, будто спускаешься в подвал, где мирно пылятся ржавеющие инструменты, груды зимних рам, ряды банок на полках, стопка старых приключенческих журналов, газонокосилка и сломанный настольный вентилятор. И рассматривая все эти вещи, можно узнать много подробностей о жизни их владельца.

Ну, а что оставил в своем «подвале» человек «умелый»? Например, множество рыбьих голов и крокодильих костей вместе с окаменевшими корневищами папируса, из чего следует, что по крайней мере в одном месте он обитал у водоема и добывал из него пищу. В других местах обнаружены кости фламинго, следовательно, водоемом этим было озеро, причем, подобно многим современным восточноафриканским озерам, мелкое, со слабощелочной водой, поскольку лишь в подобных условиях могут существовать крохотные водяные животные, которыми питаются фламинго.

На 20-километровом отрезке ущелья Олдувай из 70 мест, где обнаружены окаменелости и орудия, 10 оказались стоянками. Культурные остатки одной из них размещены очень своеобразно. На прямоугольном участке (5×1 м) сосредоточено множество пластин и осколков, отбитых при изготовлении орудий; они перемешаны с большим количеством мелких фрагментов раздробленных костей разных животных. Этот прямоугольник окружен полосой земли около 1 м шириной, на которой почти нет никаких культурных остатков. Однако с внешней стороны полосы эти остатки вновь становятся довольно обильными. Как можно объяснить такую странность?

Наиболее правдоподобным кажется следующее предположение: замусоренный внутренний прямоугольник представляет собой «жилое место», окруженное оградой (полоса без находок), под защитой которой люди спокойно изготовляли орудия и ели пищу, а мусор либо бросали тут же, либо — за ограду.

В другом месте обнаружено кольцо из камней в поперечнике около 4,5 м. На этой стоянке очень мало других камней, кольцо состоит из нескольких сот камней, кем-то тщательно уложенных. Кроме того, кто-то позаботился сложить более высокие кучи камней через каждые 0,5 м—1 м вокруг кольца. Все эти сооружения похожи на укрытия, которые и теперь строятся племенем окомбамби в Юго-Западной Африке. (Окомбамби выкладывают из камней низкое кольцо с более высокими кучами камней через определенные интервалы для подпорки жердей или сучьев, на которых укрепляют шкуры или пучки травы для защиты от ветра.) Вокруг кольца найдены окаменевшие остатки жирафов, антилоп и дейнотерия (вымершего слона). В ущелье Олдувай найдены две «разделочные». В одной обнаружен скелет слона, в другой — скелет дейнотерия. Поскольку эти животные весили по нескольку тонн (о том, чтобы перетаскивать их куда-нибудь, явно не могло быть и речи), оставалось только расположиться вокруг туши, отрубать куски и есть, пока ничего не останется, кроме костей. Судя по остаткам в «разделочных», так оно и происходило. Обе они содержат почти целые скелеты огромных животных, но кости валяются в беспорядке, словно их отсекали друг от друга. И вперемешку с ними лежат брошенные чопперы и другие каменные орудия, с помощью которых это проделывалось.

Стоянки человека «умелого» изобилуют костями антилоп, причем нередко черепа их пробиты именно там, где они тоньше всего, — в лобной части. На одних стоянках много панцирей больших черепах, другие завалены раковинами улиток. Найден череп жирафа, хотя костей его не обнаружено — голову явно перетащили сюда, чтобы съесть «дома».

Позднее (в период, когда отлагался Слой II в Олдувае) основной добычей становятся лошади и зебры. Иначе говоря, климат стал более сухим, и это способствовало расширению степных ландшафтов. Кроме того, в это время скребла встречаются в заметно больших количествах, что указывает на первые попытки обрабатывать шкуры и кожи.

Любопытно, что наиболее древние орудия, встречающиеся за пределами Африки, очень сходны с олдувайскими. Например, советский археолог В. А. Ранов (Додонов, Пеньков, Ранов, 1980) открыл и исследовал стоянку Кара-Тау I в Средней Азии (СССР). Каменные орудия находились в толще лёсса на глубине 64 м и представляли собой чопперы и скребла из острых обломков галек. Возраст стоянки — 210—194 тыс. лет. В 1980 г. им же открыта стоянка 600—700-тысячелетней давности. Подобные же орудия из галек раньше были найдены на стоянке Улалинка у Горно-Алтайска академиком А. П. Окладниковым (1968). Столь же древняя стоянка обнаружена азербайджанскими археологами в пещере Азых на Кавказе (СССР).

Еще более широко распространены ашельские ручные рубила. Кое в чем различаясь, такие рубила, найденные в разных странах и даже частях света, в сущности очень похожи друг на друга: все они симметричны, по форме копьевидны, или, как еще говорят, миндалевидны, довольно крупные (длиной от 10 до 20 см, весят от 0,5 до 1 кг). Острые края их для увеличения прочности подправляли слабыми ударами. Такая подправка называется ретушью. Режущий край — лезвие рубила — волнистый, как у слегка разведенной пилы, острие сужено. Таким пиловидным острием резать легче, чем ровным и прямым. Орудием, очень похожим на рубило, тасманийцы делали зарубки на стволе дерева, по которым легко взбирались вверх. Рубило заменяло им топор. (Недавние эксперименты (Е. М. O’Brien, 1981) показывают, что ашельское рубило могло служить и метательным оружием.)

В раннем палеолите помимо рубила появляются и другие орудия. Чем больше отдалялись люди от австралопитековых, тем разнообразнее становились эти орудия. Традиции в изготовлении орудий у разных общин стали отличаться друг от друга. Кроме каменных использовались и деревянные, и костяные орудия, но они встречаются реже.

Например, меж ребер одного из слонов, обнаруженных на стойбище Торральба (Испания), найдено деревянное копье. Это редкий случай, так как дерево очень плохо сохраняется. Такое же копье было найдено на стоянке Леринген в Силезии (ФРГ). Оно тоже застряло между ребрами останков слона. Длина копья — 2 м 15 см. На стоянке Сунгирь под г. Владимиром (СССР) в детском захоронении были обнаружены 2-метровые копья из бивней мамонта.

Количество костей мамонтов, носорогов и других животных иногда исчисляется на стоянках сотнями и тысячами. На них находят следы от каменных наконечников и других орудий. Значит, не собирательство, а охота была основным источником добычи пищи первобытного человека, причем охота на крупных животных.

При раскопках стоянки Кударо I в Северной Осетии (СССР) были обнаружены вместе с каменными орудиями первобытного человека около 30 тыс. костей животных, убитых древними охотниками не менее 100тыс. лет назад. Особенно много костей пещерного медведя (в 2 раза больше, чем костей бурого медведя), носорога, зубра. При раскопках стоянки Ильская (в Краснодарском крае, СССР) найдены кости 2400 бизонов.

Охота на крупных млекопитающих продолжает оставаться основным занятием не только на протяжении раннего палеолита, но и в верхнем палеолите, вплоть до исчезновения мамонтов, бизонов и других крупных животных.

Интересно заметить, что двусторонняя обработка камня применялась не только в раннем палеолите. Как и многие изобретения первобытного человека, она существовала очень долго, даже тогда, когда появилось скотоводство и земледелие, хотя параллельно существовали и другие способы обработки камня. От поколения к поколению сотнями тысяч лет передавались опыт и навыки производства каменных орудий, охоты, сведения об источниках сырья, свойствах камня и т. п. Действовала, как образно выразился Н. П. Дубинин (1980), «социальная наследственность».

Социальная наследственность позволяла человеку постоянно совершенствовать технику изготовления орудий.

По подсчетам А. Леруа-Гурана (A. Leroi-Gourhan), для изготовления самого примитивного орудия олдувайской культуры требовалось 25 целенаправленных ударов, для рубила ашельского типа — 65 ударов, неандертальского ножа — 111 ударов. А для того чтобы сделать каменную ножевидную пластину в эпоху верхнего палеолита, в среднем требовался 251 удар. Но зато при самых древних способах, которыми пользовался человек «умелый» в Олдувае, удавалось получить из 1 кг кремня только от 10 до 45 см рабочего края, мустьерским способом — в 5 раз больше — 230 см режущего края, а позднепалеолитическим — уже 2500 см рабочего края.

Даже у самых древних орудий специалисты находят много особенностей, которые отличают их друг от друга. Исследователь палеолита Франции Ф. Борд выделяет 16 категорий орудий типа бифас и 63 разновидности орудий, сделанных из отщепов. Каменные орудия — это практически вечный свидетель древнего «производства». (Но не единственный. Сохранились кости животных, очаги, остатки жилищ, которые также «рассказывают» нам немало.)

Техника изготовления каменных орудий улучшилась в каменном веке, и очень заметно. Можно без преувеличения сказать, что к концу палеолита она достигла большого совершенства. Вот пример — стандартизация. В конце палеолита и в мезолите изготовлялись универсально стандартные вкладышевые орудия в форме трапеций, треугольников, сегментов и прямоугольников. Оправа их — из кости или дерева, а рабочее лезвие — из острейших кремневых пластин. По твердости лезвия эти ножи уступали лишь алмазу или корунду, металл и стекло они режут довольно легко. Эти орудия были очень легкими и удобными. Режущая часть лезвия занимала не более полсантиметра в ширину (иногда и менее), а толщина лезвия составляла десятые доли миллиметра.

Кстати, принцип таких вкладышей используется до сих пор. Например, особо прочные резцы и сейчас в металлообрабатывающей промышленности делают не целиком из твердых сплавов, а только в виде напайки на самом кончике. Современные инженеры при этом и не догадываются, что применяют изобретение людей каменного века. Кстати, форма рабочей части современных токарных резцов совпадает с формой резцов древнекаменного века. Можно много приводить примеров того, что орудия каменного века — это совсем не примитивная обезьянья работа (как это кажется некоторым).

Застоя в развитии техники каменного века не наблюдалось. Прогресс был постоянным и постепенным невзирая на изменения физического типа человека. К такому выводу пришли и антропологи. «Резкие изменения в морфологии ископаемого человека не сопровождались сколько-нибудь заметным прогрессом в способах обработки каменных орудий — единственных орудий первобытного человека», — пишет известный советский антрополог В. П. Алексеев (1969).

Обратимся теперь к другим сторонам жизни палеолитического человека, например, к жилищам, которые также существенно отличают первых людей от обезьян.

Так, если обезьяны делают гнезда только для себя или для детеныша, то человек «умелый» сооружал жилища для большой группы людей. Видимо, в укрытии находились дети и женщины. Интересные жилища нашел А. Люмлей — французский археолог (A. De Lumley, 1969). Они были устроены в гроте Лазаре (Франция) и имели вид палаток. Шкуры натягивались на раму из жердей и придавливались по периметру камнями. Выход из них был внутрь пещеры (защищен от холодных ветров). У каждой палатки при входе лежало по волчьему черепу. Датируется стоянка в гроте Лазаре 150 тыс. лет назад. Подобные укрытия обнаружены на стоянке Терра Амато (Испания). (Возраст — 300 тыс. лет.) Здесь обитали группы примерно в 25 человек.

Ф. Э. Колби, изучая передние зубы неандертальца, заметил на эмали сотни параллельных царапинок. Видимо, это следы от резания мяса у рта. Зажав кусок мяса, неандерталец отрезал от него часть, оставшуюся снаружи. Каменный нож оставлял диагональные царапины от левого верхнего угла к правому нижнему. Направление царапин свидетельствует, что неандерталец был праворуким. Изучение остатков руки человека прямоходящего, жившего 700 тыс. лет назад в пещере Петралона (Греция), позволяет предполагать, что и он был праворуким.

И наконец, запасы. На всех стоянках Олдувая, в Кооби-Фора и других мы встречаем большое количество камней — сырья для орудий, принесенных издалека. Такие запасы никакие животные не делают и делать не могут. Манупорты свидетельствуют о том, что человек думал об орудиях, заранее подбирал для них сырье, т. е. о целенаправленной деятельности — труде, которого нет ни у шимпанзе, ни у других животных.

А зачатки искусства? Они тоже появляются в раннем палеолите. Например, в пещере Тата (Венгрия) найден кусок слоновой кости овальной формы, тщательно отполированный и покрашенный охрой. Встречаются кости с царапинами, с отверстиями и другие предметы, свидетельствующие о том, что в мустьерскую эпоху уже начинает зарождаться и искусство.

Правда, некоторые специалисты считают, что неандерталец хотя и был человеком, но не нашим предком, ибо будто бы в то же время (а может быть, и раньше) жил «настоящий» человек, который не отличался от нас. Он-то якобы и истребил неандертальцев. Однако где же он мог скрываться? Следов его нигде нет до тех пор, пока время неандертальцев не истекает.

И наконец, есть и свидетельство о наличии «духовной» культуры у человека раннего палеолита. Так, еще в 1912 г. в Ла-Ферраси у г. Шапеля (Франция) были найдены остатки преднамеренного захоронения (шесть неандертальцев в скорченном положении). В Киик-Коба (Крым, СССР) в 1924 г. обнаружены погребения двух неандертальцев (мужчина и годовалый ребенок, тоже скорченные). В Мугаред-эс-Схуле (Палестина) захоронены вместе десять неандертальцев (пятеро мужчин, две женщины и трое детей, все сильно скорчены). У 45-летнего мужчины в руках челюсти огромного кабана. В Тешик-Таше (Средняя Азия, СССР, раскопки акад. А. П. Окладникова) в погребении неандертальца (мальчик 11—12 лет) шесть пар козлиных рогов вкопаны вокруг могилы кольцом. Скорченные позы погребенных свидетельствуют о том, что в то время уже существовал определенный обряд похорон, который отражал представления человека того времени.

В пещере Шанидар (Ирак) в 1960 г. Р. Солецки (R. S. Solecki, 1971) обнаружил могилы девяти неандертальцев 60-тысячелетней давности. В одной из них похоронен охотник с проломленным черепом. Труп был положен на подстилку из сосновых веток и цветов и сверху засыпан цветами (василек, алтей розовый, крестовник и лук кистистый). Некоторые из этих цветов и сейчас используют в Ираке как лекарственные.

В Шанидаре же найдены кости одного 40-летнего неандертальца, убитого при обвале пещеры. У него правое плечо и рука были недоразвиты из-за врожденного дефекта. Он с детства владел только левой рукой, и все же дожил до почтенного для тех времен возраста. Выжить он мог только за счет того, что его содержала община. Значит, уже в те далекие времена общественная организация была настолько совершенна, что предусматривала заботу о слабых, калеках и стариках.

Между прочим, «первый» неандерталец (найденный в Неандертале) тоже был калека. Его левый локоть был настолько изуродован, что он не мог согнуть руку, чтобы достать до рта рукой. Следы смертельной раны найдены на скелетах других неандертальцев. Любопытно, что все раны находятся на левой стороне. Видимо, они были нанесены другими людьми, державшими копье в правой руке. Следы людоедства у неандертальцев обнаружены в 1899 г. в Крапине (Югославия): останки 20 человек, кости которых были разбиты на части, видимо, для добычи мозга (на некоторых костях были следы от зажаривания человека на костре).

Имеются следы культа животных у неандертальцев. Например, в пещере Драхенлох (в Альпах) обнаружен кубический ящик из камней, внутри которого лежали черепа 7 медведей, а сверху он был покрыт большим плоским камнем. Вокруг него в нишах — еще 6 черепов. В Регурдю (Франция) в прямоугольной яме были найдены кости 20 медведей, причем морды медведей всюду повернуты в одну сторону — к входу в пещеру.

Можно ли все эти факты отнести к жизни животных? И искусственные захоронения и цветы на могилах, забота о больных и старых? И это все обезьяны? Таких явлений у животных никто никогда не наблюдал. Все это свидетельствует о том, что к концу раннего палеолита (в мустьерское время) произошли существенные сдвиги в мышлении и мировоззрении человека: возникли представления о различии между жизнью и смертью, появились зачатки культа умерших.

Использование огня человеком в раннем палеолите также подтверждает отличие его от обезьян. До сих пор в литературе можно найти описание того, как через много тысяч лет после изобретения каменных орудий человек научился пользоваться огнем. Однако открытия археологов заставляют отказываться от такого взгляда. Многометровая толща золы и угольков, найденная в пещере Чжоу-коутянь (Китай), служит доказательством того, что синантроп пользовался огнем. Больше того, Р. Дарт считает, что даже австралопитеки пользовались огнем. Советский археолог С. А. Семенов придерживается мнения, что огонь и орудия человек открыл почти одновременно. Он мог добыть огонь во время извержения вулкана или от действия молнии. Иногда костры зажигались и от самовозгоравшихся лесов, степей. А вечный огонь естественных газовых скважин? В общем, первоисточников огня немало. Огонь играл важную роль в жизни человека.

Зона обитания человека в начале раннего палеолита — Африка, потом — южные районы Евразии. На территории СССР известно уже более 400 нижнепалеолитических поселений. Самые ранние из них — на крайнем юге, в Средней Азии и на Кавказе. Откуда шло заселение? Точно ответить на этот вопрос пока невозможно. Самые ранние памятники палеолита редко встречаются в непотревоженном состоянии, следы их смыты потоком вод с тающих ледников, уничтожены наступающими и отступающими льдами, морями, озерами, реками. За это время поднимались горы, образовывались долины, сдвигались земные пласты. И все это стирало следы жизни древнейшего человека. Каменные орудия устояли перед потоками и ледниками, но других следов сохранилось мало. Скорее всего территория нашей страны заселялась с юга и юго-востока — потомками тех, кто миллионы лет назад переселился сюда из Африки.

Что касается общественных отношений того времени, то реконструкция их по археологическим данным весьма затруднительна. Однако можно предположить, что в начале истории организация человеческого общества, видимо, мало отличалась от организации сообщества шимпанзе и горилл. Вряд ли коллективы первых людей были организованы примитивнее. Скорее всего они отличались еще более строгим порядком, чем сообщества обезьян, так как вне сплоченного, дисциплинированного коллектива человеку было трудно бороться за жизнь. Связи в этих коллективах, видимо, поддерживались тоже по родственной линии, причем скорее всего (как и у шимпанзе) по материнской (отца при способах спаривания у шимпанзе установить невозможно).

Материнские связи и постоянная поддержка друг друга между братьями и сестрами (как это прослеживается у шимпанзе) у предков человека должны были быть сильнее, так как четкая организация коллектива была очень важна в борьбе за выживание. (Шимпанзе с ранним человеком сближают не только биохимические и анатомические признаки, но и поведение.)

Как же случилось, что «четырехрукая» обезьяна превратилась в прямоходящего предка человека? Видимо, это произошло далеко не сразу (хотя аналогичная трансформация могла произойти и относительно быстро). Известно, что наследственные вещества всех живых существ хранятся в хромосомах клеток. У самого близкого родича человека — шимпанзе их 46, а у человека — 46. Разница всего лишь в две хромосомы. Как она появилась? То, что наследственные свойства меняются только через мутации, установлено генетикой. А мутации, как доказал еще 20 лет назад Н. П. Дубинин, вызываются радиацией.

Причины повышения уровня радиации на территории колыбели человечества как будто бы не вызывают сомнения. Это прежде всего рифтогенез, который приходится на время перестройки биологии у предчеловека (прямохождение, увеличение объема мозга и т. п.). Обнажались ли залежи урановых руд или он проявлялся иначе, сказать затруднительно, но замечено, что рифтогенез, как правило, создает повышенную радиацию. Не менее значительный источник радиации — вулканическая деятельность. Магматические породы радиоактивны. Может быть, эта радиоактивность слабее, чем в урановых котлах, но она действовала очень длительное время (начиная с эпохи рифгогенеза и до наших дней). Вулканические осадки, как уже отмечалось, присутствуют во всех местонахождениях останков предчеловека (австралопитека) и раннего человека. Связь их несомненна.

Кроме того, на территории колыбели человечества сосредоточены и самые крупные месторождения урановых руд. Это, бесспорно, содействовало повышению радиационного фона. И наконец, естественные урановые реакторы, открытые недавно в Африке, были не менее мощным источником радиации. Совпадение времени процесса перестройки биологии у предчеловека с временем геомагнитных инверсий (и их вариаций) также позволяет предполагать, что и этот фактор мог содействовать повышению общего уровня радиации.

Как видно, причин, которые могли вызвать перестройку в наследственном аппарате ДНК предчеловека, в том числе и слипание двух хромосом, достаточно много, и они существенны. Недавние эксперименты подтвердили, что радиация вызывает уменьшение числа хромосом — их слияние. Так, например, анаэвплодие (отклонение от нормального для вида числа хромосом) было искусственно вызвано в Институте генетики человека в Геттингене (ФРГ) путем скрещивания самцов мыши, облученных рентгеновскими лучами, с необлученными самками (Природа, 1980, № 4). Уменьшение числа хромосом в зародыше может привести к большим изменениям в анатомии взрослого организма. Доказательство — различные физические уродства, вызываемые лишней (или недостающей) хромосомой у ребенка. Возможно, причиной изменений наследственных свойств предчеловека и было слипание хромосом под влиянием облучения (уменьшение их с 48 до 46).

Следует подчеркнуть, что лишняя хромосома, вызывающая физические перестройки в организме человека, действует на мозг и приводит к слабоумию (болезнь Дауна). Следовательно, есть основания предполагать, что уменьшение (на две) хромосом у предчеловека привело не только к физической перестройке, но и к улучшению умственного потенциала.

Однако не все предлюди стали людьми. Не все австралопитеки перешли к общественно-трудовой деятельности. Значительная часть (австралопитек африканский) их продолжала существовать за счет прежнего образа жизни. Может быть, австралопитек африканский нашел какой-то «способ» для обеспечения себя пищей без орудий, охоты и т. п., но то, что последний не мог конкурировать с трудом (труд был единственным способом отстоять новый вид от гибели), доказывало то, что австралопитек африканский вымер около 1 млн. лет назад, тогда как та часть предлюдей, которая стала систематически трудиться (Homo habilis), сохранила свое потомство от гибели. Следовательно, главное в эволюции человеческого общества — труд. Уже отмечалось, что мутации проявлялись и позднее (питекантроп сменился неандертальцем и т. п.), однако на развитии производительных сил общества это не сказывалось. Биологическая эволюция как бы шла параллельно с развитием общества, не влияя на него. Только в самом начале истории предчеловека она обусловила необходимость перехода его к труду, но, когда это свершилось, в силу вошли иные, социально-экономические закономерности.

Когда же началось становление предчеловека? Одни исследователи утверждают — с рамапитека (20 млн. лет назад), другие еще раньше — с египтопитека (30 млн. лет), а иные даже — с пондаунгского примата (40 млн. лет назад). Возможно, это и так, однако от всех этих существ, в том числе и от рамапитека, до нас дошли очень незначительные и фрагментарные остатки. Что-либо определенное сказать по ним трудно. И поэтому о рамапитеке можно говорить только предположительно, как и о многих других ископаемых гоминидах.

Иное дело — австралопитек. Здесь сотни черепов, целые скелеты и многочисленные местонахождения. Иными словами, мы не можем пока точно датировать начало биологических преобразований у предчеловека, но результат этого процесса, его финал нам ясен. Этот австралопитек — непосредственный предок и он же ранний человек. Время его существования — от 5,5 до 1 млн. лет назад. Время перехода части австралопитековых к систематическому труду (т. е. время начала человеческой истории) — 2,6 млн. лет назад. Конечно, могут быть новые находки, новые даты, уточнения, но начало истории человека никак не может быть позднее 2 млн. лет. Это доказано тщательно изученным материалом из Олдувая.

Что же касается колыбели человечества, то она могла быть только там, где существовал весь комплекс условий, а именно рифтогенез, активный вулканизм, богатейшие месторождения радиоактивных руд и т. д. И главное — территория и время активизации всех этих природных процессов должны совпадать с территорией и временем обитания наиболее близких к человеку приматов типа шимпанзе. Такое сочетание всех условий пока прослеживается только в Восточной и Южной Африке.

Таковы основные выводы, которые вновь возвращают нас к идеям Ф. Энгельса, писавшего: «Труд — источник всякого богатства… наряду с природой… Но он еще и нечто бесконечно большее… Он — первое основное условие всей человеческой жизни…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: