Факультет

Студентам

Посетителям

Они должны быть сохранены

В предыдущих главах мы рассмотрели, хоть и кратко, основные пути эволюции животного мира, происхождение различных групп животных, от беспозвоночных до птиц и высших млекопитающих.

Все они прошли извилистый и трудный путь формирования и становления, отвоевав свои права на существование. Этот длиннейший путь развития измеряется многими сотнями миллионов лет и, пролегая сквозь бури и потрясения геологических эпох и эр — от протерозоя и палеозоя до кайнозоя, он многократно разветвлялся, создавая все многообразие современного животного мира.

Причудлива и прекрасна история животного мира. Но великое древо развития зверей и птиц, земноводных, рептилий и рыб, великого множества беспозвоночных животных еще не установлено до конца во всех его разветвлениях. Каждая группа и каждый вид и подвид тех или иных существ, не зависимо от того, к какому типу и классу беспозвоночных или позвоночных они принадлежат, имеют величайшее, самодовлеющее значение для человека, для его науки и культуры, хозяйства и иной практической деятельности. Вопросы происхождения животных — это первый камень в построении Храма наших познаний о Природе, а без знаний не может быть и сознательной любви; ведь без конкретных знаний «любовь к природе» не идет дальше «любования» ее красотой,

Прошлое животного мира! Оно хранит в себе потрясающе интересные и ценные данные, хотя о многом приходится лишь догадываться, строя гипотезы. Сравнивая современных животных с ископаемыми остатками вымерших организмов, сохранившихся в отложениях геологических эпох, мы пытаемся прочесть и познать этапы развития животного мира. У современных животных в любом их органе отчетливо видны черты (признаки) далекого Прошлого.

Часто возникают вопросы: «Остановилась ли эволюция?» «Продолжают ли изменяться животные организмы и в наши дни?» Доказано, что изменения продолжаются как помимо влияния человека, так и при его косвенном влиянии (не имея в виду искусственный отбор и селекцию), то есть в самой дикой природе. Так, все сильнее отстают в развитии некоторые органы, становясь рудиментами, возникают новые разновидности, цветовые вариации. И не известно, до какого совершенства эти изменения могут довести животный мир Планеты в будущем… Но о каком совершенстве может идти речь, если организмы, вверенные нам Природой, окажутся истребленными?!

Если бы человек относился к Природе как рачительный и заботливый хозяин, старающийся приумножить данное ему драгоценное богатство! Увы, такого отношения к животным и растениям пока не наблюдается, особенно в капиталистических странах. На животных смотрят часто лишь с потребительской точки зрения, с отвратительным убеждением: «Бери! На наш век хватит!» или «После нас — хоть потоп!».

«При всей своей грамотности и мудрости мы до последнего времени не знали.., в каком тесном взаимодействии находится все живое. Это равновесие играет решающую роль в поддержании на Земле жизни. Исключение какого-либо звена из равновесия приводит к разрыву живой цепи… Лес —это не только деревья. Исключите, например, птиц из сообщества, — сейчас же обрекаете лес на пожирание вредитлями. Исключение муравьев приведет к тому же…, а многие птицы и муравьи не могут прожить без деревьев. Золотая цепь взаимосвязи!… О законе равновесия в практической жизни мы узнаем, к сожалению, тогда, когда нарушаем его и видим последствия нарушения… В природе все непременно взаимосвязано, все притерто, подогнано за миллионы лет эволюции. «Выбей один камешек покрупнее из этой устойчивости, и начнется лавина…», — писал В. М. Песков.

О результатах такого «хозяйничания», чаще всего прерывающего эволюцию истребляемых видов и все закономерные связи в природе, хочется рассказать подробнее, напомнив читателю, что природа развивалась отнюдь не для нас, и, как уже говорилось выше, если бы нас, людей, не было вовсе, то она бы от этого нисколько не пострадала. Но встает вопрос, нужны ли животные людям? Кто пострадает от того, что немалая их часть ежегодно вымирает? Не будет диких уток— будут домашние! Не будет пчел — будут делать искусственный мед! Так рассуждало и то «недальновидное» четвероногое, которое подрывало корни дуба, с возгласом: «Лишь были б желуди! Ведь я от них жирею!», — не понимая, что без дуба не бывает и желудей.

Зачем человеку животный мир? Какое значение для людей имел он в прошлом, какова его роль сейчас?

Прежде чем ответить на эти вопросы, вспомним, что без прошлого нет настоящего. А без настоящего нет и будущего. О будущем Планеты пора подумать.

Между прошлым и настоящим сохранились и существуют незыблемые и незримые связи, поразительная эволюционная преемственность. Без изучения этого прошлого нельзя понять современную Природу, а не понимая Ее, нельзя Ею управлять.

У современных диких животных сохраняются древние генотипы, наследственный код существовавший у их предков. Если однобокий отбор домашних животных приводит к потере ряда полезных свойств (напр. иммунитета, выносливости), то производят скрещивание с диким предком, если он сохранен от истребления! Для этого фонд его драгоценной наследственности мы не имеем права терять!

А какое значение имел в прошлом для человека животный мир? С одной стороны, древнейшим нашим предкам приходилось спасаться от хищников, и многие становились их жертвами. G другой стороны, с глубокой древности человек существовал, главным образом, за счет охоты. Сейчас есть теория, по которой переход к охоте за бегающими животными способствовал во многом выпрямлению позвоночника и стопы древнейших наших предков — австралопитеков. Охота проводилась целым племенем. Это требовало изготовления орудий, сговора, распределения обязанностей (например, плана окружения добычи) и совместных действий. Все это развивало речь, а значит и мозг человека. Всем этим мы, следовательно, тоже обязаны охоте за зверями!

Сам быт древних людей, кочевой образ жизни, определялся необходимостью следования за стадами диких лошадей, быков, а позже (при приручении животных) уже домашние стада человеку приходилось перегонять с места на место на новые пастбища. Тысячелетия человек полностью зависел от животных, которые были его основной пищей, давали шкуры, из которых он шил одежду, давали кости, из которых делал оружие, орудия труда (лопату из лопатки, палицу из бедра или рога оленя и т. д.).

И в наши дни животный мир, в частности дикие животные, необходим не только для развития науки, раскрытия тайны общих законов природы. Дикие животные и поныне используются в хозяйственной практике, доставляя ценную пушнину, пух, перо, жир, многие ценные лекарства (пантокрин, медвежья желчь и другие фармацевтические препараты), не говоря уж о высокопитательном мясе. Таким образом, животные и ныне служат одной из жизненных основ развития экономики и хозяйства, внося немалый вклад в решение проблемы питания. Известно, что вопрос питания всегда тревожил и тревожит человечество, являясь главной частью актуальных социально-экономических и политических проблем.

Однако значение диких животных состояло и состоит отнюдь не только в практическом использовании. Они оказывали и оказывают большое влияние на почву и растительность, на погоду и климат, взаимодействуют между собой, принимают непосредственное участие в биологическом круговороте веществ в природе. Дикие животные оказывают большое влияние на распределение воды, на эрозию почвы; они составляют один из основных факторов биологической борьбы с вредителями сельского, лесного, охотничьего и рыбного хозяйства.

Многообразие видов рыб, амфибий и пресмыкающихся, птиц и млекопитающих, беспозвоночных животных, особенно насекомых, их широкое географическое распространение, обитание в самых различных условиях, высокая численность, биологическая активность и т. д. подтверждают потенциальную значимость животного мира в жизни природы и в хозяйстве человека.

Говоря о значении животного мира, можно привести десятки фактов и данных, подтверждающих это. Почти все паши домашние животные, которые кормят, обувают, одевают нас…, имели своим родоначальником диких животных. Домашние животные получены человеком путем многовековых усилий и труда по их приручению и селекции. И многие виды диких форм человек может ещё приручить и сейчас, создать новые породы домашних животных. Так, в заповедном хозяйстве Аскания Нова почти окончательно одомашнена антилопа Канна, дающая молоко высокой жирности и с целебными свойствами. Сейчас стоит вопрос об одомашнивании овцебыка. Антилопа Канна может дать новый вид скота для южных, а овцебык — для заполярных районов нашей Родины.

Дикие и домашние животные активно служат целям развития науки, техники и культуры. Вспомним, что первой из «жителей Земли» в космос была отправлена собака. Она дала людям богатейшую информацию о возможности существования живых организмов во внеземном пространстве. А позже, вместе с отважными космонавтами, отправляли белых мышей и крыс, рыбок и мушек-дрозофил. На них выяснялся биологический ритм жизни в невесомости, влияние космоса на наследственность и многие другие важнейшие вопросы, выделяемые ныне в особую науку — космическую биологию.

Даже в век авто — и авиатранспорта, мы не отказываемся от лошадей, оленей, верблюдов, ослов, мулов как транспортных средств. Во многих областях и странах они в этом отношении просто незаменимы.

Находят свое применение и почтовые голуби, хотя, казалось бы, современный средства связи не оставляют места для их использования. Но голубиная почта существует и сегодня. Например, корреспонденты японских газет успешно используют голубей для срочной доставки корреспонденций.

Диким и домашним животным посвящены произведения великих поэтов и писателей всех времен и народов, бессмертные и вдохновенные стихи, рассказы и повести («Муму» И. Тургенева, «Каштанка» А. Чехова, «Холстомер» Л. Толстого, «Маугли» Р. Киплинга и др.).

Изучение животного мира послужило основой развития новейшей отрасли науки и техники — бионики, делающей блестящие технические открытия и изобретения, значение которых трудно переоценить.

Известно, что многие технические новинки и машины (снегоходы, построенные по принципу передвижения пингвина; суда, с формой корпуса кита, новейшие модели летательных аппаратов и т. д.) были успешно созданы благодаря тому, что конструкторская и научная мысль ученых и инженеров была обращена к живой природе, изучала, обобщала и моделировала ее живые образцы. G примером таких заимствований мы еще познакомимся дальше.

На протяжении всей истории своего существования человек учился у Природы — животных и растений — сознательно и несознательно, вольно и невольно воспринимал созданные Ею «технические», конструкторские» решения и модели. Так, молот — это «усиленная» модель кулака. А самозатачивающиеся резцы и стамески «взяты» от резцов грызунов… Сети — это, несомненно, модель паутины. Парус — загнувшийся кверху конец упавшего на воду листка, подгоняемого ветром. Лопата — улучшенная ладонь. Все это человек освоил еще в глубокой древности. Гораздо позже появилась гусеничная лента — передача тракторов и танков, а совсем недавно и «ухо медузы» (модель ее органа равновесия, статоциста), воспринимающее глухие инфразвуковые шумы приближающегося шторма. Модель этого органа дала возможность предсказывать бурю задолго до ее проявления. Даже консервации крови доноров мы научились, изучив состав слюны пиявки.

Каждый шаг, каждая новая эпоха в развитии человеческого общества открывала и открывает новые возможности, пути и перспективы развития науки, в частности, бионики.

Трудно представить сейчас развитие науки и техники без бионики, вобравшей в себя основы биологических, физико-математических и технических наук, использующей их данные для успешного решения сложных инженерно-технических задач, включая проблемы организации различных производственных процессов, управления ими.

Самые сложные «подражания» природе — это «электронный мозг», электронно-вычислительные машины (ЭВМ), созданные инженерами при непосредственном участии биологов, изучавших строение, формы и принципы работы органов чувств, нервной системы и клеток мозга животных и человека. Но при всем совершенстве инженерно-технических и разрешающих возможностей ЭВМ пока далеко уступает естественной модели — мозгу даже «низших» животных.

Высокий народнохозяйственный эффект ожидается от различных электронных машин, роботов и манипуляторов, которые конструируются опять-таки на основе изучения живых объектов.

Изучения и подражания заслуживает летательный аппарат насекомых, птиц и других животных, которые первыми освоили свободный полет на нашей планете. Доказан беспосадочный перелет олеандрового бражника (крупной бабочки) с Кавказа до Риги. Перелетают бабочки и из Средней Европы в Африку (Репейница, Адмирал). Многие мухи семейства журчалок легко исполняют фигуры высшего пилотажа и могут (изменяя угол атаки крыла) «повисать в одной точке», а затем рывком продолжать пропеллирующий полет вперед или в сторону. Некоторым насекомым свойственна беспосадочная заправка (например, у бражников) и все это при чрезвычайно экономном расходе «горючего» — сахара и кислорода. Ориентируясь по запаху, двухмиллиметровый жучок-короед находит обгоревшее дерево за шесть километров — расстояние в три миллиона раз большее, чем длина его тела.

Огромна и подъемная сила живых «устройств». Хищные насекомые поднимают на воздух добычу, которая в несколько раз тяжелее их тела. При этом нередко должны бы нарушаться законы аэродинамики. Так, толстый и мохнатый шмель, с его сравнительно маленькими крыльями, теоретически летать не может, так как обладает широким лбом и плохой обтекаемостью. Но он «незнаком с законами физики», как пошутил французский энтомолог Шовен, не слушается никаких законов, и «потому летает неплохо».

Изучение полета насекомых одно время проводилось очень интенсивно. Были даже построены действовавшие модели энтомонтеров («насекомокрылов») по принципу машущего крыла. Но пока такие аппараты нерентабельны, и техническая мысль пошла по другим путям. Это совсем не значит, что к ним не вернутся позже, на основе других строительных материалов и других двигателей, как это в технике бывало не раз.

Еще Леонардо да Винчи для создания планеров изучал летательные аппараты птиц. Сейчас нас не удивить авиационной техникой. Но даже самые лучшие и совершенные из наших самолетов не могут конкурировать с «технической» пластичностью и эффективностью полета птиц, которым не нужны ни аэродромы, ни посадочные и взлетные площадки, ни наземные службы информации и пеленгаторы. Современные средства навигации, локаторные установки тоже создаются на базе изучения удивительной способности диких животных безошибочно ориентироваться во времени и пространстве, точно находить нужные им местности при любых условиях погоды и т. д. Птицы, например, способны вносить поправки к направлению полета по углу склонения солнца над горизонтом и по звездам. Но многое в их перелетах (точность выбираемого ими направления) пока для нас остается загадкой.

Изучение сигнализации, обмена информацией и связи, существующей в органическом мире, углубленное исследование аэро — и гидродинамических свойств и возможностей рыб, дельфинов и птиц — это новые и эффективные пути в создании совершеннейших летательных и плавательных аппаратов и других механизмов.

Трудно перечислить все возможности, всю бесконечность живых моделей, имеющихся в творческой мастерской живой природы, потрясающей нас своей красотой и совершенством, богатством и разнообразием.

Однако дикие животные служат не только живой моделью для создания и усовершенствования инженерно-технических устройств и машин. Мы им обязаны названиями целого ряда единиц измерения, включая знаменитую «лошадиную силу», а не менее знаменитая система йогов, включающая в себя целый комплекс физических упражнений, имеющий несколько сот различных поз, соответствующих характерным формам, фигурам или позам животных: льва, верблюда, лебедя, петуха, змеи, рыбы, кошки и т. д.; или система (метод) диагностики болезней, применяемый одной из самых древнейших (и ныне вновь набирающей свою былую силу и признание) — индо-тибетской медицины! Известно, что она различает, например, до 400 разновидностей пульса у человека, и каждая из них названа именем какой-либо представительницы пернатого царства, служа также единицей измерения.

Или вспомните, например, стиль плавания «баттерфляй» (бабочки), прыжок с трамплина «ласточкой».

Пусть эти сравнения часто произвольны и не всегда оправданы. Но человек всегда интуитивно чувствовал свое родство с миром живых существ.

Всюду и везде животные напоминают о нашей с ними эволюционной связи. Они напоминают о. том, что человеческая жизнь чрезвычайно беднеет и теряет свою красоту и силу без них. Человек обязан им богатством своего языка, многогранностью жизни, причудливой, но яркой и непередаваемо прекрасной палитрой различных фраз-метафор, слов-образов, точных и саркастических сравнений и пословиц, которые так украшают язык, речь, слово, невиданно обогащая их.

О диких зверях и птицах, о земноводных и рептилиях, о рыбах и насекомых можно писать и говорить бесконечно. О многих из них мы знаем с наших детских лет — они были героями немеркнущих сказок и басен, которыми мы радуемся и в наши зрелые и преклонные годы. Благодаря им мы учились и учимся распознавать многоликость и сложность человеческого характера, многогранность человеческих отношений. Они, герои сказок и басен, помогают нам понять хорошее и плохое, прекрасное и уродливое.

А роль животных в формировании словарного запаса многих богатейших и великих языков мира, такого, например, как русский язык?! — Орлиный взгляд, медвежья сила, львиная храбрость, лисья изворотливость, львиная доля и т. д. Даже растениям люди дали названия животных: дельфиниум, верблюжья колючка, олений мох, львиный зев, медвежий лук, маралий корень, заячья капуста… В древности же и сами люди нарекались названиями животных (вспомните Карпа, Льва, а были и Карась, и Хорь, и Олень). От них и возникли фамилии Оленев, Хорьков, то есть сын Оленя и сын Хоря и т. д.),

Значение диких животных сказалось и в истоках и рождении астрономических топонимов. Сколько звезд, созвездий и планет носят имена животных: Лев и Малый лев, Ящерица, Малый и Большой Псы, Рысь, Большая и Малая Медведицы, Жираф, Волк, Козерог, Дельфин, Кит, Рыба, Рак, Орел, Лебедь, Ворон, Голубь, Павлин, Журавль)… А если вспомнить географические названия: Лисий Нос, Черепаховы (Галопагосские острова, Оленьи острова (в Кольском заливе), город Орел, наконец, Охотское море и многие другие…

А монеты, с изображением различных животных: черепахи, льва, бизона, кенгуру, северного оленя, лошади, коровы, дельфина, орла, кондора, кошки…; государственные гербы и флаги, эмблемы и воинские знамена, на которых также изображены те или иные животные… Об этом повествует геральдика — наука чрезвычайно интересная и играющая видную роль в познании истории государств и городов, их культуры и общественно-социального устройства…

В глубокой древности человек сильнее чувствовал свою связь с животным миром. Отдельные племена считали себя потомками ягуара, быка, кенгуру, оленя. Данное животное объявлялось «табу» запретным «тотемом». Так, некоторые наши северовосточные охотничьи народности до Октябрьской революции почитали медведя. До сих пор племена южноамериканских индейцев называют себя именами их мнимых животных предков (ягуара, тапира, кондора и др.). Удивительно, что только обезьян, там, где они и водились, люди древности, вопреки сходству и истине в предки себе не выбирали…

Тотемы вначале не считались богами. Их считали лишь древними родственниками, но уважали и почитали. Их можно было убивать только при особых обстоятельствах и с особыми обрядами, во время которых такого «родственника» съедали всем племенем, чтобы в каждого вошли храбрость, зоркость, осторожность, сила и красота предка. Почитание такой пищи породило впоследствии обряд причастия, во время которого каждому верующему жрец дает кусочек мяса (тела) и немного крови древнего предка, ставшего позже уже божеством (которому приписывался вполне человеческий облик). Вообще считалось, что употребление в пищу того или другого добытого животного, может изменить характер и волю едока. Поэтому дикарь не позволял сыну съедать сердце зайца, дабы в него не вошла трусость.

Итак, тотем — у каждого племени свой — становился со временем священным. О том, что и у разных славянских племен были в древности свои священные животные свидетельствуют гербы городов и губерний (Лось, Олень, Зубр, Медведь и другие).

И позже, когда люди уже перестали верить в происхождение от оленя или медведя, они с уважением относились к животным, видя в них своих кормильцев, а иногда и спасителей. Благодарное человечество увековечивало образ животных в архитектуре, на монетах, медалях, в памятниках.

В частности, собаке поставлен памятник в Колтушах, вблизи Ленинграда в парке Института физиологии имени И. П. Павлова Академии наук СССР еще при жизни великого основателя этого института. Поставлен монумент этот в знак благодарности четвероногим друзьям за верную службу науке, так как на собаке прослежены различные рефлексы, открыты основные принципы работы коры головного мозга и пищеварения и при «помощи» собаки великий физиолог сделал почти все свои основные открытия.

Кроме того, есть памятники нашему верному другу, собаке, в Берлине, Париже, в Австралии, Африке, Японии и на Аляске. В Дании в городе Фоборге можно, например, увидеть памятник корове, в Швейцарии — мулу, в Риме — ослу, а в Норвегии — памятник лягушкам. Наконец, единственный во всем мире памятник мамонту стоит на берегу озера в селе Кулешовка на Сумщине (Украинская ССР). Его поставили в 1841 году, чтобы увековечить находку скелета этого древнего животного (по инициативе профессора медицины Харьковского университета И. И. Колениченко, который определил, что это скелет мамонта).

Слон увековечен в многочисленных скульптурах и архитектуре Индии. Пеликан, выщипывающий свой пух из груди, чтобы выстлать гнездо птенцам, служит символом самопожертвования и заботы о потомстве, и его лепные изображения, барельефы, украшают поныне фронтоны многих зданий во Франции и Италии, построенных для детских приютов и сиротских домов в XVIII и XIX веках. Бронзовый верблюд лежит на цоколе памятника путешественника по Азии Н. М. Пржевальского как его верный товарищ. Конь и змея под преобразователем России — Петром I на «Медном Всаднике», символизируют поднятую «на дыбы» Страну и растоптанную под копытами крамолу, изменников Родины. Воробью поставлен памятник в Австралии, в Джеральдтоуне, так как пока эту птицу не завезли из Европы, переселенцы собирали низкие урожаи. Оказалось, что местные птицы не приспособлены были к уничтожению вредителей сельскохозяйственных растений. А воробьи успешно справились с этой задачей. И вместе с тем, большую часть животных человек безумно уничтожает…, хотя все они, независимо от принадлежности к тому или иному отряду, семейству и роду (по зоологической классификации), где бы они ни обитали, какими бы они ни были — летающими, плавающими, прыгающими, бегающими, ползающими — все они — неделимое и величайшее богатство и радость Природы, ничем незаменимое сокровище для людей, Земли как планеты.

Лишь в последнее время диких, животных научились использовать, казалось бы, в совершенно неожиданной области — в охране природы, в борьбе с загрязнением окружающей среды. Многие ученые успешно начали «применять» четвероногих (косуль, оленей, кабанов и т. д.) в выявлении изменений среды, в качестве индикаторов ее загрязнения различными промышленными отходами. Здесь пригодилась способность диких животных исключительно точно и безошибочно (несравнимо точнее тончайших и технических средств) улавливать присутствие в природе «инородных» газов и примесей, реагировать на малейшие изменения окружающей среды. Вспомним о содержащихся в шахтах голубях и воробьиных птицах, немедленно сигнализирующих о проникновении отравляющего рудного газа; о диких животных, успешно используемых в охране важных хозяйственных и военных объектов.

В частности Институт охотоведения Гёттингенского университета ФРГ начал интересные исследования по использованию копытных млекопитающих для установления степени загрязненности окружающей среды.

В связи с многообразным значением диких животных как неотъемлемой части биосферы вопрос об их сохранении и защите, охране и научно обоснованном использовании приобрел в настоящее время исключительную актуальность, общечеловеческую и естественно-историческую необходимость.

Было время, когда ресурсы природы казались неисчерпаемыми. Увы, это время минуло. Уже многие годы мы являемся свидетелями угрожающих изменений природной среды, ухудшения условий обитания всего живого, в том числе человека — под влиянием его же хозяйственной деятельности.

Богатства и разнообразие животного мира катастрофически сокращаются. В труднодоступных и даже, казалось бы, вовсе неприступных местностях (горных или: чрезвычайно отдаленных) уже нет былого количества архаров, безоаровых и винторогих горных козлов, джейранов и оленей, медведей и тигров. Сократились и былые птичьи базары, уничтожаются даже лебеди и фламинго, охота на которых повсеместно запрещена. Безжалостно истребляются могучие орлы, чайки и бакланы, гуси и утки, не говоря уже о боровой дичи.

И такое положение сложилось не только в отношении зверей и птиц, но и беспозвоночных животных, не менее значимых и играющих виднейшую роль в жизни природы, в ее экологических системах. Так, почти истреблен двустворчатый моллюск (речная жемчужина), обитающий в наших северных реках, в недавнем прошлом дававший некрупный, но весьма качественный жемчуг на кокошники и «зерновое шитье» нашим бабушкам на их свадебные национальные наряды. Во многих водоемах практически истреблены речные раки, главным образом, из-за загрязнения водной среды. Во многих местностях, особенно вокруг крупных городов и промышленных центров сейчас практически невозможно увидеть красивых бабочек — опылителей цветков и истребителей сорной растительности. Исчезают шмели, осы и дикие пчелы.

И вот, посчитав «трофеи» нашего неблагоразумия и легкомыслия, мы приходим к чрезвычайно печальному результату! только за 50 лет XX века с лица Земли исчезло 40 видов животных. Под угрозой исчезновения находятся более 600 видов, не говоря уж о тех 70 видах диких животных, которые совсем уничтожены человеком еще в XIX веке.

В результате столетиями не планировавшихся отстрелов, исчезают постепенно китообразные. Этот интереснейший отряд млекопитающих, перешедший к водному образу жизни около 70 миллионов лет тому назад, включает крупнейших животных, когда-либо существовавших на Земле. Так, синий кит, сильно истребленный к нашему времени, может расти до 33 метров в длину, достигая ста пятидесяти тонн, что равняется, примерно, пятидесяти африканским слонам.

В прошлые века китов добывали с весельных шлюпок, бросая гарпуны рукой. Эго была опасная охота, и она не могла привести к истреблению всего живого стада, хотя китовый жир шел на изготовление свечей, единственного в то время средства освещения, мясо — на питание собак, пластины пружинящего, китового уса — на изготовление корсетов и кринолинов. Но со времени изобретения китобойных пушек и кораблей китобоев в XIX веке началось безудержное истребление гигантов морских просторов. В Средиземном море и в Атлантике у Бискайского залива, киты исчезли давно. У Шпицбергена их осталось мало. Большая часть пока еще сохранилась в водах Антарктики, откуда киты ежегодно мигрируют на север, пересекая экватор, затем возвращаясь обратно в южные полярные воды. До полной зрелости киты развиваются и растут лет 20—25, например, кит-финвал. Но отстрел не позволяет им достигать полного веса. Сейчас на финвала охота запрещена. Добывают другой вид китов — полосатиков (сейвалов), достигающих максимум 18 метров длины. Запрещена и добыча горбатого кита.

Но все ли китобои придерживаются международного постановления? Дело в том, что китовый жир нашел новое применение. Он входит в состав маргарина, способствуя в еще большей степени приближению качества этого распространенного продукта к хорошим сортам сливочного масла. И контрабандная охота на китов продолжается.

Хотя в Черном море запрещена охота на дельфинов; а в других морях введены ограничения, тем не менее опасность полного истребления этого интереснейшего китообразного все еще велика.

Известно, что китообразные, особенно дельфин, легко приручаются и дрессируются, и со временем возможно было бы использовать их в качестве загонщиков косяков рыбы в сети или помощников водолазов для живой связи с кораблем («отнеси и передай находку, принеси инструмент»). Быть может, человек сумел бы использовать и их молоко, стоящее на первом место по жирности: в нем до 54% жира!

Строение их кожи, обладающей антивибрационной упругостью, послужило в бионике моделью для особых пенисто-резинообразных покрытий подводной части кораблей, что позволяет развивать более высокую скорость с прежним количеством горючего. Изучаются и эхолоты дельфинов, имеющие локационное устройство, то есть работающие на отраженной от препятствия ультразвуковой волне, посылаемой вперед и позволяющей огибать препятствия в мутной воде и ночью. Устройство это таково, что даже слепой дельфин на расстоянии десятков метров отличает как форму предмета, погруженного в воду, так и материал, ив которого он сделан (например, стеклянный шар от утяжеленных деревянного и резинового; кубик из цемента или металла и т. д.). Такими устройствами наш флот пока не обладает… Сама форма тела китов, скопированная инженерами, позволила сделать морские суда более быстроходными.

На этом примере видно, что стоимость животных, добытых для одной только еды, составляет нередко лишь ничтожную часть их истинной ценности.

Вследствие человеческой беспечности, бездумного и более того — преступного отношения к животному миру, уничтожены за XVIII и XIX века огромные нелетающие голуби — дронты, гигантские страусы моа — реликты Новой Зеландии, морская, или Стеллерова, корова на Командорских островах. На грани исчезновения некогда бесчисленные стада бизонов в Северной Америке, а сейчас львы, кенгуру, леопарды… Уничтожены голубая антилопа, тур, тарпан, бескрылая казарка, попугай ара — всего 270 видов зверей и птиц.

«Родные существа, ушедшие от нас», — как сказал русский писатель И. Бунин. Нелегко и больно перечислять их. Десятки видов крупных млекопитающих, сотни видов и подвидов птиц и других животных занесены в «Красную книгу», изданную Международным союзом охраны природы и природных ресурсов (МСОП), тревожные и печальные страницы которой нельзя читать без душевного протеста и гнева.

Но есть и замечательные примеры того, особенно в Советском Союзе, как человек может спасти почти полностью уничтоженные виды — зубра, лося, сайгака, соболя, выхухоли, речного бобра, добившись вновь их массовою размножения! Советский человек может законно гордиться этими достижениями.

Но все еще вызывает тревогу состояние охраны и численность многих видов диких животных, в частности и белого медведя, над которым нависла опасность исчезновения, хотя он и объявлен «животным интернационального значения». Еще в 1965 году международной конференцией, проходившей на Аляске, принято решение о категорическом запрете всюду охоты на медведиц с медвежатами. Международным соглашением, заключенным между пятью странами (США, Канада, СССР, Норвегия и Дания) в 1972 году белый медведь взят под строгую охрану. Но большой наплыв людей в Арктику, многочисленный подвижный и мощный транспорт угрожает сохранению белого медведя — реликта Крайнего Севера, самого могучего изо всех сухопутных хищных зверей Земли.

Исчезнувшие дикие животные никогда не восстанут из небытия, никогда мы не сможем их воссоздать, восстановить (если они, хотя бы в единицах не сохранились где-либо на Земном шаре). Человек бессилен исправить зло, нанесенное им же живой природе, ее животному миру, но пока не поздно может его уменьшить и приостановить. Уничтоженные творения Природы останутся вечным укором, тяжким обвинением человеческому неблагоразумию, жестокости и коварству.

Среди диких животных, уничтоженных когда-то человеком, возможно числятся и шерстистый носорог, и мамонт. Да, мамонт, по всей вероятности, пал жертвой человека. Об этом свидетельствуют научные исследования украинского ученого И. Г. Пидопличко. «Мамонт существовал еще в I столетии нашей эры… Есть все основания признать, что основным фактором в вымирании мамонта был человек!» — заявил И. Г. Пидопличко на VII Международном конгрессе антропологов и этнографов.

Таково страшное последствие варварского отношения людей к Природе, а порой элементарного незнания ее законов. Многие из диких животных пали жертвой человеческой деятельности. Многим из них и сейчас грозит печальная участь неминуемой гибели. Но человечество не должно и не может допустить этой трагедии.

Уничтожение, гибель диких животных и растений должны быть предотвращены еще по одной очень важной причине. Многие из них являются родственниками и предками наших домашних пород и сортов. В них сохранился почти в нетронутом виде набор первоначальных древних наследственных признаков (генофонд), к которым нам приходится нередко обращаться. Для улучшения домашних пород или сортов растений, потерявших при одомашнивании или культуре ряд ценных качеств при «однобоком» искусственном отборе, иногда требуется скрестить с диким предком, вернув потомству древние, утраченные полезные признаки. Это, например, высокая стойкость и сопротивляемость болезням, засухоустойчивость у растений и многие другие свойства. Путем скрещивания баранов-мериносов, обладающих великолепной шерстью, с диким бараном-архаром, в Советском Союзе получены архаромериносы, сохранившие шерсть породистых овец, но ставшие гораздо крупнее, выносливее и способные пастись на горных кручах, куда домашней овце не залезть. Да и вольный выпас эта помесь использует вплоть до первых снегов, гораздо дольше, не требуя перевода на стойловое содержание.

Часто в поисках исходного генофонда приходится обращаться к местам древней родины данного организма. Так, недавно советские растениеводы завезли из Америки сохранившиеся там дикие виды картофеля для улучшения гибридизацией наших сортов. Это одна из важных причин, требующих сохранения дикой фауны и флоры, для чего и учреждаются все в большем количестве заказники и заповедники, призванные сохранять для потомства не только красоту Природы, но и неприкосновенность организмов, которые в будущем могут понадобиться для изучения предков или для селекции современных форм.

Каждый вид животного — жизненно важное звено в общей цепи дикой живой природы, которая и описана в нашей книге. Каждый вид животного — полноправный член сложнейшего экологического сообщества и живой системы, называемой Природой, неотъемлемый и обязательный ее атрибут. Это богатство непреходящего значения, и оно должно сохраняться навеки в интересах всего Человечества.

Правительства должны принять действенные меры против загрязнения окружающей среды, уничтожения естественных мест обитания диких животных, прямого их преследования и уничтожения. Охрана природы отнюдь не ратует за запрет охоты, рыбной ловли и иного использования Природы, богатств ее лесов и гор, ее вод и степей. Расширение пахотных площадей неминуемо, как и рост городов, так как людей становится все больше и им нужны пища, жилища, больницы, школы, новые институты, стадионы… Все это требует освоения новых мест, приобщения животного и растительного мира к нуждам человека. Процесс закономерен и запретить его нельзя, да и не нужно. Природа требует лишь научного и хозяйственного отношения к ее ресурсам. Изучив скорость размножения зверей и птиц, рыб и их живой пищи, возобновления лесов, человек должен брать столько природных богатств, сколько ему действительно необходимо, не перекрывая цифры самовозобновления и восстановления численности.

Охотничье хозяйство, планируемое, исходя из природных запасов и собственного роста животных, — дело нужное и разумное, как и спланированная по тем же принципам добыча рыбы. Такие хозяйства выгодны, прежде всего потому, что дают необходимую нам пушнину, мясо, пух, перо и прочее; и полезны, потому что сохраняют необходимое для воспроизводства стадо животных. Брать у Природы надо не больше, чем она может ежегодно давать, и брать надо, имея в виду нужды наших потомков, грядущих поколений. Такое планирование под силу человеку в современную эпоху, особенно в социалистических странах.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: