Факультет

Студентам

Посетителям

Неврозы

Под неврозами понимают различные болезни, в развитии которых главную роль играет нервная система.

Однако ни патогенез, ни патоморфология этих болезней окончательно не установлены. Правда, за последние годы достигнут определенный прогресс и некоторые вопросы этой сложней проблемы получили свое развитие и истолкование.

Классификация. Медицинские авторы к неврозам относят неврастению, истерию, психастению и травматический невроз, т. е. болезни, в основе которых лежит нарушение высшей нервной деятельности (Е. К. Семи). Фраухигер и Гофман (1941) выделяют группу болезней нервной системы без установленных анатомических причин (функциональные болезни — неврозы). Сюда относят: эпилепсию, хорею, тетанию, ацетонемию коров, нервные болезни, обусловленные беременностью и родами (эклампсия послеродовая и родильный парез) и некоторые другие болезни. А. Р. Евграфов (1956) и Г. В. Домрачев (1967) придерживаются этой же классификации, Ф. Гутира и И. Марек (1943) выделяют психозы, не давая им подробной характеристики. Эпилепсию, судорожные и дрожательные болезни относят к наследственным заболеваниям нервной системы, а тетанию, неврозы беременных, родильный парез — к болезням нейроэндокринной системы.

Таким образом, в науке еще не сложилось единой терминологии и классификации, поэтому дело будущих исследователей продолжить накопление материала по этому важному разделу ветеринарной невропатологии.

В настоящее время к неврозам следует отнести болезни, в развитии которых основную роль играют расстройства высшей нервной деятельности. Отклонение и извращение функции высшей нервной деятельности (поведения) животных может быть связано с преобладанием расстройств в коре головного мозга, а также вегетативной нервной системы. Таким образом, неврозы — это функциональные нервные болезни, основной особенностью которых является нарушение силы, равновесия и подвижности процессов возбуждения и торможения в подкорковых центрах, коре полушарий мозга и вегетативных центрах.

Большой вклад в разработку проблемы неврозов внесли И. П. Павлов, М. К. Петрова, показавшие в экспериментах на собаках сравнительную легкость образования срыва нервной деятельности от разных причин, наблюдающихся в обычной обстановке. Во время этих невротических состояний динамика корковых процессов нарушается; взаимодействие раздражительного и тормозного процесса, например, у собак проявлялось «срывом» в сторону возбуждения почти с полной потерей способности к торможению и исчезновением условных рефлексов.

Согласно современным представлениям, всякий патологический процесс, развивающийся у животного, является постоянно действующим фокусом раздражения для подкорковых и вегетативных центров. Это раздражение достигает коры полушарий и ретикулярной формации головного мозга, что может сравнительно быстро привести к ослаблению функций головного мозга. Характер течения и развития болезни будет зависеть от типологических особенностей высшей нервной деятельности. Установлено, что животные со слабым типом нервной системы легче подвергаются болезненным состояниям, чем животные с сильной, хорошо уравновешенной и подвижной нервной системой. Функционально ослабленное состояние высших отделов центральной нервной системы является в одних случаях следствием местного патологического процесса, в других — причиной заболевания других органов и систем, в частности внутренних органов. Взаимосвязь внутренних органов с корковыми центрами влечет образование патологических кортико-висцеральных рефлексов. По наблюдениям Б. М. Оливкова, они иногда проявляются у лошадей симметричными нейротрофическими изменениями кожи в области наружной стороны скакательных суставов в надпяточных ямках.

У лошадей установлено четыре основных типа высшей нервной деятельности:

сильный, неуравновешенный, возбудимый (безудержный) тип. Животные этого типа отличаются крепкой конституцией, сильной возбудимостью и безудержностью во внешнем поведении;

сильный, уравновешенный, живой тип (подвижный). Животные отличаются крепкой конституцией и хорошей работоспособностью при энергичной реакции на внешние раздражители. Характерна их быстрая приспособляемость к новой обстановке;

сильный, уравновешенный, умеренноподвижный с замедленной реакцией (инертный). Лошади отличаются крепкой конституцией,

хорошей работоспособностью, умеренной реакцией на раздражение внешней среды, большой (стойкостью приобретения навыков;

слабый тип, характеризуется слабой, нежной конституцией, пассивным отношением к внешней среде, трусливостью в поведении и низкой работоспособностью (Л. Б. Аидрияускас, И. Д. Манаков).

Кастрация жеребцов ведет к временному нарушению высшей нервной деятельности в основном за счет ослабления тормозных процессов (Н. А. Сафонов). В условиях конюшенного и табунного содержания можно по характерным особенностям поведения лошадей ориентировочно относить их к тому или другому типу, что очень важно для оценки поведения и приспособляемости животных к различным травмирующим факторам среды.

А. С. Макаров установил, что коровы сильных типов бывают более крупными, быстрее развиваются и более продуктивны, чем коровы слабого типа. Пищевой рефлекс у них вырабатывается быстро и бывает устойчивым, а ориентировочный рефлекс продолжительный и широкий. Напротив, у коров слабого типа пищевой рефлекс вырабатывается с трудом, а ориентировочный бывает менее продолжительным. Воспалительная реакция у животных сильных типов развивается и протекает более остро, чем у слабых. Наиболее интересны и убедительны многолетние исследования М. К. Петровой на собаках, подвергавшихся различным неблагоприятным факторам внешней среды. У всех животных возникали «срывы и сшибки» нервной деятельности, особое невротическое состояние, характеризующееся комплексом функциональных изменений головного мозга. Большой интерес представляет так называемая фобия глубины, возникающая у собак после сбрасывания их в лестничный пролет на натянутый внизу брезент. После такой процедуры животные отказывались от приема лакомого корма в том месте, где их сбрасывали, жались к стене, не подходили к пролету и т. д. Однако это состояние быстро излечивалось применением снотворных препаратов. Интересно, что у собак слабого типа фобия глубины держалась до трех месяцев, а у сильных только один день и быстро проходила. В другом варианте опытов после нанесения в течение длительного времени на кожу собак каменноугольной смолы у них постепенно развивалось невротическое состояние, проявляющееся комплексом патологических признаков: появление множественных кожных папиллом, облысение, экземы. При вскрытии находили глубокие некротические изменения печени, спазмы желудка, атипическое разрастание его слизистой, кровоизлияния в желудочно-кишечном тракте. В печени обнаруживали опухоли, которые гистологически можно было отнести к предраковым.

Экспериментальные исследования М. К. Петровой несомненно показывают исключительное значение функционально ослабленной высшей нервной деятельности в происхождении ряда тяжелых патологических явлений, которые могут привести к гибели, если раздражающий агент не будет своевременно устранен. Однако в работе М. К. Петровой часто делается ссылка на аналогию срывов животных и человека. Несомненно, что у домашних животных наблюдаются неврозы или психозы, но нельзя проводить далеко идущих аналогий, так как существуют огромные различия между высокоразвитой психикой человека и очень низко развитой психикой животных. Ведь у последних отсутствует вторая сигнальная система.

Следует подчеркнуть, что научно правильная оценка и интерпретация невротических состояний у животных возможна только на основе разносторонних знаний учения об инстинктах, зоологии й психологии, с учетом психологии человека. При изложении главы и неврозах у животных резко испытывается недостаток фактов, поскольку периодическая специальная литература очень скудно освещает эти интереснейшие моменты в жизни животных. Этот раздел невропатологии нуждается в подробном и квалифицированном описании случаев. Это поможет глубже изучить этиологию и патогенез неврозов у животных.

Этиопатогенез. В широком смысле причины, вызывающие невроз, — это резко изменившиеся условия внешней среды. Напряженная дрессировка лошадей и их переутомление могут вызывать извращение в поведении, а длительный испуг и избиение животных нередко вызывают тяжелое невротическое состояние. Вследствие нервного напряжения страдает и соматика (М. К. Петрова), т. е. появляются расстройства функции желудочно-кишечного тракта, спазмы и изъязвления слизистой оболочки желудка. У кастрированных собак срывы нервной деятельности происходят легче, что обусловлено выключением нейроэндокринных механизмов семенников и придаточных желез.

Особенно часто неврозы возникают у животных сильного возбудимого типа и слабого тормозного, причем у первых они протекают по типу гиперстении, а у вторых — астении.

В лабораториях И. П. Павлова неврозы у собак вызывали перенапряжением тормозного процесса и столкновением процессов возбуждения и торможения в центральной нервной системе.

Причинами неврозов могут быть перенесенные болезни головного мозга и эндокринных желез, страх, жестокое обращение.

Клиническая картина. Проявление неврозов характеризуется нарушением всей условно-рефлекторной деятельности. У животного повышаются раздражимость и чувствительность, причем один и тот же раздражитель вызывает при наличии невротического состояния более резкие сдвиги в поведении животного. Иногда, особенно у лошадей и собак, наблюдали появление пугливости. Одновременно отмечена более быстрая утомляемость и общая слабость. По данным И. Ф. Бобылева (1967), жеребцы оказались более активными как в тренинге, так и при выполнении конноспортивных упражнений, чем кастраты.

Мы наблюдали случай травматического невроза у лошади после бурных приступов колик, когда животное несколько раз сильно падало, ударяясь о цементный пол головой. После таких припадков вначале появились признаки пареза, а затем паралича лицевого нерва и нарушение вестибулярного аппарата. Затем в течение нескольких недель отмечена повышенная пугливость и возбудимость. Хлопок ладошами вблизи животного вызывал сильные судорожные припадки, наподобие тетанических судорог. Припадки возникали нерегулярно и были обусловлены дополнительными раздражениями. После внутривенного введения 10%-ного раствора хлоралгидрата беспокойство стало уменьшаться, но выздоровления не наступило, и животное было выбраковано.

К. А. Липовский (1967) в результате длительных клинических наблюдений за больными лошадьми, имеющими ранения копыт, подметил, что сильное тормозное состояние выражалось тем, что лошади во время раздачи корма не поднимались или стояли с опущенной головой, не реагировали на входящих в их денники, на «приказание» встать или передвинуться на другое место. У лошадей легко больных и выздоравливающих таких признаков торможения рефлексов не наблюдалось. После устранения явлений интоксикации, уменьшения распада тканей в ране рефлекторная деятельность постепенно восстанавливалась.

Прогноз, по наблюдениям крупных клиницистов (Ф. Гутира, И. Марек, Г. В.Домрачев), а также физиологов (И. П. Павлов, М. К. Петрова), относительно благоприятный.

Лечение может быть медикаментозным, но надо учитывать, что положительно влияет чередование отдыха и сна с бодрствованием и работой. Нормальный физиологический сон восстанавливает нарушенное равновесие между возбудимым и тормозным процессами. С этой же целью показано применение снотворных (веронал, бромурал, люминал).

На усиление процессов торможения положительное влияние оказывают бромистые препараты, которые целесообразно применять с учетом индивидуальных особенностей и типа нервной деятельности.

Животным слабого типа назначают бром с кофеином: натрий бромистый — 1,0; кофеин — 0,1—0,5; дистиллированная вода — 300,0. Внутреннее — собакам по чайной ложке 2—3 раза в день (Домрачев). Б. М. Оливков с успехом применял собакам 10-%-ный раствор бромида натрия по 8 мл. Он отмечает, что после 3—4 инъекций может наступить ухудшение вследствие кумулятивного действия. Дозы лошадям: 10%-ный раствор бромида натрия —100 мл на каждую внутривенную инъекцию.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: