Факультет

Студентам

Посетителям

Анатомо-физиологические данные животных

Наблюдая за развитием болезни у сельскохозяйственных животных, ветеринарные работники констатируют различные нервные симптомы, характеризующие тот или другой случай общих или местных проявлений патологического процесса.

Колебания температуры тела, кровяного давления, изменение ритма дыхания и пульса, очаговое потение (гипергидроз), болевые реакции, изменение чувствительности и общего состояния больного животного — все эти проявления болезни определяются функциональным состоянием центральной и вегетативной нервной системы, выполняющих в целостном организме сложные физиологические функции.

Большое значение для нейрофизиологии и невропатологии имеет открытие И. М. Сеченова одной из основных закономерностей деятельности центральной нервной системы — центрального торможения. И. П. Павлов, высоко оценивая значение этих исследований И. М. Сеченова, писал, что их надо считать «первой победой русской мысли в области физиологии, первой самостоятельной, оригинальной работой, сразу внесшей важный материал в физиологию». Работа о центральном торможении легла и основу современных исследований о рефлексах. Учение П. М. Сеченова о проприорецепторах и суммации раздражений, о глубоком мышечном чувстве имеет важное значение для невропатологии, и надо заметить, что оно было разработано им за четверть века до появления работ английского физиолога Шеррингтона. Исключительное значение для невропатологии сыграли работы ученика И. М. Сеченова Н. Е. Введенского о парабиозе нервных центров, а также работы А. А. Ухтомского о доминанте.

Со времен И. М. Сеченова стало бесспорным положение о ведущей роли нервной системы в физиологических и патологических процессах. Нервная система возникла одновременно и как система интеграции организма и как система постоянного взаимодействия с условия

ми и факторами внешней среды. Ее физиологические механизмы — безусловно — и условно-рефлекторный и «автоматический» гуморальный — обеспечили огромные возможности направленно влиять на процессы адаптации организма к непрерывно меняющимся условиям среды. Таким образом, порицая система — не только высшее приобретет по эволюционного процесса, но и его орлане.

Физиологическое учение И. П. Павлова о ведущей роли нервной системы и многочисленные клинические наблюдении медицинских и ветеринарных клиницистов (С. П. Боткин, В. М. Бехтерев, А. Я. Кожевников, В. И. Всеволодов, Б. М. Оливков, Г. В. Домрачев) убедительно показывают, что при любом заболевании происходит функциональная перестройка нервной системы с изменением ее тонуса, рефлексов, трофической и адаптационной функции, облегчающей и направляющей борьбу организма с болезнетворными факторами. Под влиянием патологических процессов, развивающихся в самой нервной ткани, изменяется функциональное состояние иннервируемого органа, эндокринного аппарата, центральной нервной системы и, таким образом, местное повреждение периферического нерва или головного мозга немедленно отражается на общем состоянии организма.

Важнейшей функцией нервной системы является ее трофическая функция, но, прежде чем перейти к ее клинико-физиологической характеристике, необходимо остановиться на некоторых новых данных о роли ретикулярной формации головного мозга.

Ретикулярная, или сетчатая, формация образует цельную физиологическую систему, выполняющую важнейшие функции (Г. Мегун, П. К. Анохин и др.). Сетчатое вещество имеется во многих отделах центральной нервной системы. В спинном мозге оно представлено в боковых столбах, между передними и задними рогами. В стволовой части головного мозга оно занимает его медиальную часть, сердцевину и доходит до зрительных бугров. Ретикулярная формация возбуждается при раздражениях, исходящих как из внешнего мира, так и из внутренних органов и систем.

При помощи методики «вживленных электродов», введенных в различные участки названной части мозга, было установлено, что каждый нейрон вызывает зрительные, слуховые, тактильные, температурные и другие реакции. Одни нейроны могут быть чувствительными к зрительным раздражениям, другие — к болевым, третьи — к звуковым и т. д.

Ретикулярная формация состоит из двух отделов: нисходящего и восходящего. Нисходящие пути идут из среднего и продолговатого мозга к мотонейронам спинного мозга. По ним передаются импульсы, активизирующие или тормозящие работу скелетных мышц, эндокринных желез, в особенности гипофиза, а также органов дыхания и пищеварения. Восходящие пути передают активизирующие импульсы в кору полушарий мозга. Без импульсов, поступающих в кору из нижележащих образований, и особенно из ретикулярной формации, ее активное состояние невозможно.

Сетчатая формация играет решающую роль в выборе и характере проявления реакций. Она действует как группа «включателей или выключателей» реакций. Погрому ее иногда называют селекторной системой.

Хотя не утверждается пока окончательно, но восходящая ретикулярная формация является механизмом, выключающим чувствительность при анестезии центрального действия. Поэтому потерю сознания при наркозе, а также при таких патологических состояниях, как аноксия или гипогликемия, сопровождающихся коматозным состоянием, следует объяснить селективным нервным механизмом, заложенным в ретикулярной формации. Разрушение ретикулярной формации у обезьян вызывало глубокий «беспробудный» сон. Раздражение ретикулярной формации слабым электрическим током вызывает мгновенное пробуждение, причем пробуждение и появление других рефлексов возникает и в тех случаях, когда животные находятся в состоянии глубокого наркоза. Эти наблюдения дали основание утверждать, что ретикулярная формация оказывает энергетическое влияние на другие отделы мозга и центры вегетативной иннервации, т. е. она подобна электростанции, обеспечивающей энергией множество функциональных единиц. Откуда сама ретикулярная формация берет энергию? Надо учитывать, что любое внешнее раздражение (свет, звук, укол иглой и др.) трансформируется в биоэлектрическую реакцию и в нейронах головного мозга происходит накопление определенного количества энергии. Эти данные, полученные и последние годы, дают возможность по-новому подойти к изучению патогенеза не только болезней нервной системы, но и многих других болезней.

Последние исследования подтвердили факт тесной связи проведения болевых реакций с ретикулярной формацией. Полагают, что боль топографически и функционально связана с восходящими путями ретикулярной формации (П. К. Анохин).

Для изучения и понимания патогенеза болезней нервной системы нужно представлять себе роль и значение в организме трофической функции нервной системы.

Нервная трофика — это возникшая на определенном этапе эволюции нервная форма регуляции морфофункциональных и обменных процессов, происходящих в организме под влиянием внешних и внутренних факторов. Дифференцировка нервной системы привела и к дифференцировке трофического влияния на тканевые процессы. В настоящее время считают, что при раздражении нервной системы изменяется уровень сахара в крови, газообмен и температура тела, количество белков и водносолевых компонентов в секрете желез, активность ферментативных систем, количество митозов в различных тканях, даже структура нейроплазмы клеток и их сорбционная способность. Раздражением нервной системы можно повлиять на биотоки головного мозга и сердца.

В кафедре общей и частной хирургии Московской ветеринарной академии было впервые установлено, что у коров во время доения, если аппарат раздражает и травмирует сосок, в коре полушарий мозга происходит резкое изменение ритмов биотоков. Болезнетворное воздействие доильного стакана можно обнаружить по изменению электроэнцефалограммы в момент поступления патологических импульсов в кору полушарий мозга (А. Н. Голиков, Е. И. Любимов, 1965). Этот пример показывает, что изменение трофической функции нервной системы под влиянием центростремительных импульсов с молочной железы резко нарушает трофо-регенеративные реакции; их нужно учитывать в этиологии и патогенезе маститов.

Нанесение травмы (раны) и есть тот грубый раздражитель, который может затормозить и даже подавить электрическую активность головного мозга.

Особый интерес представляет изучение функций вегетативной нервной системы. Доказано, что раздражение симпатических нервов изменяет трофику тканей не в том направлении, как это отмечают при раздражении парасимпатических нервов. Раздражение анимальных нервов отличается по своему трофическому действию от раздражения вегетативных нервов. Одной из главных причин нарушения трофорегенеративных процессов при заживлении ран является длительное выключение центростремительных импульсов (деафферентания), обеспечивающих сигнализацию с периферии, в то время как нарушение (симпатической иннервации не только не замедляет заживления, по, напротив, ускоряет переход деструктивной фазы воспаления в репаративную и приводит к более быстрому заживлению дефекта (А. Н. Голиков).

В ветеринарной невропатологии исследование нейротрофической функции нервной системы должно играть исключительно важное значение.

Для понимания функциональных и органических поражений нервной системы необходимо изучить реакции организма на раздражители. По характеру расстройства функций отдельных систем и органов ветеринарный врач судит о характере, локализации, стадии и силе патологического процесса. При этом он базируется на данных анатомии и физиологии нервной системы, так как без знания этих вопросов он не может правильно построить клинический и тонический диагноз и определить лечебные мероприятия и профилактику болезни.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: