Факультет

Студентам

Посетителям

Направление ведения охотничьего хозяйства

Направление ведения охотничьего хозяйства определяется тремя параметрами: типом его деятельности, видами представителей охотничьей фауны и способами освоения запасов последних.

В первом случае имеется в виду подразделение хозяйств на промысловые и спортивные. Целесообразность их организации и возможность решения ставящихся перед ними задач прежде всего зависят от тех социально-экономических условий, в которых они существуют. Промысловое хозяйство требует, как правило, обширных и малонаселенных территорий, так как осуществлять его ведение в условиях многонаселенности всегда сложно. Для него необходимо наличие в угодьях достаточной для организации промысла численности видов животных, имеющих высокую товарную ценность. Видовое разнообразие объектов промысла отнюдь не обязательно, и многие промысловые хозяйства, например ондатровые промхозы, ориентированы на добычу одного представителя охотничьей фауны. Промысловые хозяйства заинтересованы в получении с единицы площади угодий максимума наиболее ценной продукции и помимо добычи пушнины или мяса диких животных всегда стремятся к использованию таких видов природных ресурсов, как рыба, орехи, грибы или ягоды. Промысел в них нередко сочетается с другими отраслями хозяйственной деятельности.

Спортивные охотничьи хозяйства могут осуществлять свою деятельность на сравнительно небольших территориях, в условиях многонаселенности и интенсивного хозяйственного освоения угодий. Даже в местностях с высоким прессом антропогенности они за счет охраны, интенсивной биотехник и искусственного дичеразведения создают иногда благоприятные условия для охоты. Поскольку основной целью спортивных охотничьих хозяйств является обеспечение возможностями охоты наибольшего числа охотников-любителей, они всегда заинтересованы не только в количественном обилии, но и в видовом разнообразии дичи. Последнее позволяет увеличивать количество способов охоты и повышать пропускную способность хозяйства. Как уже сказывалось, к товарной ценности объектов охоты спортивное охотничье хозяйство более или менее равнодушно, а использование других даров природы осуществляется главным образом в процессе любительского собирательства или рыболовства.

Ни промысловое, ни спортивное охотничье хозяйство не могут решить стоящих перед ними задач, не зная, для обитания каких видов животных наиболее благоприятны условия на той или иной территории, с какой плотностью последняя может быть заселена этими видами и какова может быть их общая численность; на какой прирост численности популяций отдельных представителей охотофауны можно рассчитывать, а следовательно, какие размеры добычи животных окажутся возможными. Кроме того, нужно учитывать, сколько охотников необходимо для полного промыслового освоения данной территории или какому количеству охотников-спортсменов могут быть обеспечены возможности охоты; за счет чего можно повысить охотохозяйственную производительность угодий и какие способы охоты здесь наиболее эффективны и рациональны.

Ответы на большинство этих вопросов дает рассмотренная нами в предыдущей главе охотохозяйственная бонитировка. Прежде всего, с ее помощью определяется направление охотничьего хозяйства по видам дичи, т. е. устанавливается, на каких представителей охотничьей фауны следует ориентировать работу. Вряд ли нужно доказывать, что бессмысленно рассчитывать на те виды зверей и птиц, для жизни которых в хозяйстве нет достаточно благоприятных условий. Численность их всегда будет низкой, размеры ежегодного ее прироста ничтожны, а возможности проведения охоты на них минимальны.

Объектами ведения охотничьего хозяйства должны быть те виды зверей и птиц, для которых условия жизни оцениваются не ниже чем III классом бонитета. Но и этого мало. Охотничье хозяйство любого типа создается не на один год, а в расчете на его длительное существование. Только последним могут быть оправданы затраты средств на его организацию, техническое оснащение и ведение. В то же время, за редким исключением, охотничьи хозяйства располагаются на территориях, где основными землепользователями осуществляется целый комплекс всевозможных мероприятий, иногда в корне меняющий условия существования фауны, а следовательно, перспективы охоты. Случаи, когда деятельность основных землепользователей вообще сводит на нет возможность ведения охотничьего хозяйства, сравнительно редки, хотя и имеют место при расширении существующих или создании новых населенных пунктов, строительстве промышленных предприятий и т. д.

Примеров же того, как под воздействием различных видов пользований состав и характер охотничьих угодий и режим существования для отдельных представителей охотничьей фауны полностью менялись, более чем достаточно. Поэтому планы развития и ведения лесного, сельского, водяного и других отраслей народного хозяйства на землях и водоемах, являющихся охотничьими угодьями, в деле определения рационального направления ведения охотничьего хозяйства имеют исключительную важность.

Допустим, например, что определенный массив леса, длительное время являвшийся объектом лесохозяйственной эксплуатации, по каким-то причинам планируется отнести к лесам I группы, в которых, как известно, всякое лесопользование запрещено. Это значит, что рубки леса там проводиться не будут, значит не будут появляться и площади новых лесных молодняков. Существующие же в настоящее время молодые древостой в ходе времени перейдут в группу средневозрастных, приспевающих и старых лесов. Иными словами, данной перспективой предрешено резкое ухудшение кормостоя угодий для копытных-дентрофагов. Ориентироваться в этих условиях на ведение охотничьего хозяйства на лося или оленя явно неразумно, даже если существующая их численность значительна.

Наоборот, в старых лесах, планируемых под интенсивную лесоэксплуатацию, даже при минимальной плотности населения лося в них, ориентироваться на этот вид животных можно, так как в ходе трансформации спелых насаждений в молодняки условия для его обитания резко улучшаются.

Для охотничьего хозяйства планы интенсификации рекреационного использования угодий (постройка домов отдыха, пионерских лагерей, турбаз, дачных или садоводческих поселков) должны быть сигналом того, что рассчитывать на охоту по представителям пернатой дичи в скором времени не придется. Основой для ведения охотничьего хозяйства смогут быть только виды животных, легко уживающиеся в условиях постоянного контакта с людьми (лось, кабан, заяц).

Даже если предстоящие изменения не требуют полной смены профиля ведения охотничьего хозяйства на те или иные виды дичи, они вынуждают хозяйство пересматривать планы и объемы многих охотохозяйственных и биотехнических мероприятий. Там, где подкормка животных была не нужна, она может потребоваться, где в создании защитных ремизов не было смысла — они станут нужными и т. д.

Основой ведения промысловых охотничьих хозяйств в тундровых районах чаще всего бывают песец и северный олень, в таежных угодьях — соболь и белка и некоторые виды копытных, в водоемах — ондатра, в южных степях — сайгак. Попутно с промыслом этих основных видов всегда ведется добыча и других представителей охотничьей фауны, обитающих в данных природных комплексах.

Видовое направление спортивных охотничьих хозяйств более разнообразно. В лесных угодьях центральной полосы нашей страны главными объектами ведения чаще всего являются лось, заяц-беляк, глухарь и тетерев. В последнее десятилетие в ассортимент основных видов вошли кабан, а местами олень и косуля. При наличии водоемов главенствующими становятся представители водоплавающей, а вместе с ними нередко и болотной дичи. В угодьях полевого комплекса — заяц-русак, серая куропатка и тетерев. На юге страны основой ведения спортивного хозяйства могут быть фазан, кеклик, кабан и некоторые представители горных копытных.

Отдельные части охотничьего хозяйства (промысловые участии, егерские обходы) в зависимости от оценки данной им при бонитировке нередко ведут работу в более узком диапазоне видов дичи, чем хозяйство в целом.

Необходимо помнить, что среди представителей охотничьей фауны имеются мало совместимые или совсем не совместимые виды животных. Их частичный или полный антагонизм находит свое объяснение во взаимоотношениях хищника и жертвы или в постоянной кормовой конкуренции (волк и копытные, лисица и зайцы, енотовидная собака и большинство представителей пернатой дичи). Не всегда учитывается, что высокая численность кабана обязательно ведет к деградации численности наземно гнездящихся птиц, в том числе глухаря, тетерева и рябчика. То, что олени, как правило, вытесняют косуль из лучших типов местообитаний и не дают им пользоваться подкормкой, зачастую во внимание не принимается. Ошибки такого рода достаточно часто и наносят охотничьему хозяйству несомненный вред.

В Беловежской Пуще рост численности кабана с 600 голов в конце 40-х годов до 2200 в 1976—1978 гг. сопровождался резким спадом численности глухаря (с 200 в 1952 г. до 43 поющих самцов в 1978 г.). Увеличение поголовья кабанов с 250 в 1954 г. до 5000 особей в 1978 г. в Завидовском заповеднике также совпало с резким сокращением численности глухаря (количество поющих весной самцов с 1958 по 1978 г. снизилось с 880 до 61). Это не значит, конечно, что главной причиной снижения численности глухаря в обоих случаях было нарастание плотности населения кабана, но и простое совпадение тут вряд ли возможно.

В Беловежской Пуще при совместном обитании европейского оленя и косули динамика их численности характеризовалась следующими особенностями. С 1946—1950 гг. количество оленей к 1976—1978 гг. возросло с 400 почти до 3000 особей, т. е. более чем в 7 раз. За этот же отрезок времени численность косули увеличилась примерно с 600 до 1000 голов, т. е. меньше, чем вдвое. Есть все основания полагать, что это связано с конкуренцией у подкормки, когда олени не давали косулям ею пользоваться.

Доказано, что выпуск в наши водоемы американской норки для норки европейской (кстати, значительно более ценной в пушном отношении) оказался весьма опасным, так как вселенец начал активно вытеснять аборигена.

Не лишено оснований мнение, что отмечающаяся в последние десятилетия депрессия численности белой куропатки связана с резким ростом плотности населения лося, уничтожившего ивняковые заросли, в которых зимой кормились куропатки. Все вышеизложенное говорит о том, что стремление к увеличению видового разнообразия охотничьей фауны таит в себе немало опасности и должно осуществляться с осторожностью.

В направлении ведения охотничьего хозяйства немаловажным является ориентация его на проведение добычи животных теми или другими способами. В промысловом хозяйстве вопрос решается просто: наилучшими считаются более эффективные способы добычи, обеспечивающие наибольшую производительность, труда охотника и высокое качество добываемой продукции. В зависимости от условий, в которых проходит промысел, и главным образом от характера опромышляемых угодий и количества объектов охоты эффективность отдельных способов добычи животных далеко не одинакова. В одних случаях лучшие результаты дает ружейный, в других — самоловный промысел. В соответствии с этим меняется многое — от нацеливания охотников на определенные способы охоты до их технического оснащения и закрепления за ними тех или иных площадей охотничьих угодий. Производительность труда охотника-промысловика не беспредельна. Он может охватить лишь определенную площадь угодий, и эта площадь будет тем меньше, чем богаче на ней угодья и чем больше можно взять в них зверя.

Так, при ружейном отстреле белки с лайкой площадь осваиваемых охотником за день угодий в первую очередь зависит от качества последних. В богатых зверьком темнохвойных лесах с их высокими защитными свойствами собака находит всего около 40% имеющихся белок. На высматривание и их добычу охотник затрачивает много времени и за день успевает далеко не полностью опромыслить участок угодий около. 100 га. Оставшееся после первого дня охоты количество белок будет вполне достаточным для повторного опромышления участка. Для промысла в течение всего сезона по этим причинам охотнику вполне достаточно участка в 2000—3000 га.

В относительно бедных сосновых и лиственничных лесах все обстоит по-иному. Лайка находит, а охотник добывает здесь в первый же день опромышления до 80% белок, имеющихся на обысканной территории, и повторное опромышление ее оказывается нецелесообразным. На высматривание и отстрел зверьков охотник тратит мало времени (так как они хорошо заметны на деревьях светлохвойных пород), а значит, за день может пройти большие расстояния. В результате и дневная, и сезонная нормы опромышления угодий резко возрастают, достигая соответственно 400 и 15 000 га. Аналогичная картина наблюдается и при охоте на другие пушные виды: чем богаче угодья и больше в них зверя, тем меньшую площадь охотник опромышляет в течение сезона.

Нормы возможной добычи дичи в спортивных охотничьих хозяйствах всегда лимитируют то количество охотников, которое может быть хозяйством принято. Если, например, имеется возможность в течение летне-осеннего сезона охоты отстрелять 500 голов уток, то принять больше 500 охотников за сезон хозяйство не может, даже если каждому стрелку будет разрешено убить всего по одной птице.

Пропускная способность спортивного охотничьего хозяйства определяется, конечно, и другими показателями. Важнейший из них — размеры открытой для охоты территории. При любом способе охоты нагрузка охотников на единицу площади угодий ограничивается определенными нормами. Они диктуются, во-первых, необходимостью соблюдения правил безопасности, так как скученность вооруженных людей на ограниченной площади легко может повести к несчастью. Далее, при такой скученности охотники будут мешать друг другу. И наконец, высокое насыщение ими угодий обычно ведет к тому, что вся имеющаяся дичь хотя и не бывает убита, но распугивается и часто надолго покидает места, где на нее чрезмерно интенсивно охотились.

Если в промысловом охотничьем хозяйстве в зависимости от качества угодий за одним охотником закрепляется та или иная площадь, то в хозяйствах спортивного направления определяется, какое количество охотников (в день или в течение сезона охоты) может вместить данная площадь. Эта так называемая территориальная пропускная способность хозяйства нередко не совпадает с его биологической (установленной по количеству возможной добычи животных) пропускной способностью. Так, могут быть случаи, когда по размерам открытой для охоты территории последняя могла бы вместить большое количество охотников. Однако установленная норма добычи дичи не высока и может обеспечить охоту лишь ограниченного числа стрелков. Возможно и другое — запасы дичи велики, территория, пригодная для охоты ограничена. В зависимости от той или иной ситуации хозяйству приходится снижать или увеличивать индивидуальные нормы отстрела дичи, приводя биологическую и территориальную пропускную способность к взаимному соответствию.

Одни и те же угодья в течение года могут служить для проведения охоты на различных животных. Поэтому пропускная способность хозяйства и по площади угодий, и по количеству разрешенной к добыче дичи вычисляется отдельно для каждого вида охоты. Например, если какая-то площадь угодий может обеспечить 100 человеко-дней охоты на копытных и 500 человеко-дней охоты на зайца в течение осенне-зимнего сезона, то общий показатель пропускной способности составит 600 человеко-дней.

Размеры сезонной территориальной пропускной способности охотничьего хозяйства спортивного направления определяются по формуле

Пт = Т : Ну

где Пт — территориальная пропускная способность хозяйства; Т — территория, пригодная для проведения охоты; Ну — норма площади угодий, необходимая на одного охотника или группу охотников (при коллективных охотах).

Биологическая, или фактическая, пропускная способность хозяйства определяется по формуле

Пб = ч : Н,

где Пб — биологическая пропускная способность; ч — число животных, которое может быть взято в процессе охоты; Н — норма отстрела животных на одного охотника.

Суммарная годовая пропускная способность охотничьего хозяйства, установленная по комплексу его территориальных и биологических возможностей, определяется как сумма его пропускных способностей в отдельные сезоны охоты. Например, если по имеющейся площади угодий и по запасам дичи хозяйство может обеспечить охоту весной в течение 200, в летне-осенний сезон в течение 700 и зимний в течение 1000 человеко-дней, то годовая пропускная способность будет составлять 1900 человеко-дней.

Как уже говорилось, в большинстве случаев спортивное охотничье-хозяйство стремится к максимальному повышению своей пропускной способности. Закономерно, что при этом коллективным способам охоты (охоты загоном и с гончими собаками) отдается предпочтение. В ряде стран Европы индивидуальные охоты нередко вообще запрещены и члены охотничьих коллективов выезжают на охоту только совместно в определенные дни недели.

Попытки введения такого порядка неоднократно предпринимались и у нас. Но их вряд ли можно признать разумными, так как на многие виды нашей дичи (вальдшнеп, глухарь, тетерев, представители мелкой болотной дичи) групповые охоты попросту невозможны. Кроме того, сохранение традиций истинно русской охоты, часто построенных на индивидуальном мастерстве охотника, — дело отнюдь не праздное. Но и помимо этих соображений некоторые охотничьи хозяйства спортивного типа вынуждены идти по пути организации охот, рассчитанных преимущественно на одного стрелка. Речь идет о хозяйствах, созданных для обслуживания охотников-туристов, где каждый приезжающий охотник претендует на самостоятельный отстрел зверя или птицы, а не на участие в загонной или облавной охоте, при которой ему может быть не доведется даже выстрелить. Отсюда неизбежно вытекает планирование проведения охот определенными способами. На первое место выступают стрельба оленей в период их рева или лосей во время стона, охоты на медведя на овсах, у привады или на берлоге и весенние охоты на глухариных и тетеревиных токах. В отдельных случаях и особенно по отношению к пернатой дичи хозяйство может вообще отказаться от проведения летне-осенних охот по глухарю или тетереву с тем, чтобы иметь большую возможность для отстрела самцов этих птиц весной. Вероятно, спортивным охотничьим хозяйствам обычного типа тоже следовало бы в определенных пределах предоставить более широкие права по регулированию на их территории сроков и способов проведения охот. Однако этому мешает недостаточная укомплектованность их штатов квалифицированными специалистами. Так, в прошлом имели место факты запрещения использования на летне-осенней охоте легавых собак, прекращения охоты с гончими с момента начала зимнего отстрела копытных и тому подобные, далеко не рациональные нововведения.

Типом охотничьего хозяйства, его видовой и охотничьей направленностью определяются многие стороны его хозяйственной деятельности и в первую очередь виды и объемы проводимых в нем биотехнических мероприятий.

Как мы видели, в ходе охотохозяйственной бонитировки устанавливаются факторы, лимитирующие плотность населения и размеры прироста численности дичи на оцениваемой территории. Устранение или смягчение неблагоприятного воздействия этих факторов может заметно повысить производительность охотничьих угодий, а, следовательно, улучшить условия для проведения охоты. Промысловое и спортивное охотничьи хозяйства в этом заинтересованы и обычно принимают меры для решения указанной задачи.

В результате трансформации местообитаний дичи, вызванной их хозяйственным освоением, возрастающего пресса рекреационной нагрузки и тому подобных причин естественная производительность охотничьих угодий в некоторых районах катастрофически снижается. Она уже не удовлетворяет потребности тяготеющих к данным угодьям охотников-спортсменов, и поэтому многие охотничьи хозяйства сейчас стремятся повысить указанную производительность искусственно. Делается это за счет разведения некоторых видов дичи (кряковая утка, фазан) на фермах с последующим выпуском молодых птиц на волю для одичания или прямо перед охотой для ее отстрела.

В настоящее время такая практика приобретает все большее распространение, хотя в большинстве хозяйств охоты проводятся все же преимущественно на диких представителей фауны. Однако не исключено, что появятся хозяйства, ориентированные целиком на искусственное дичеразведение тех или иных представителей мелкой дичи. Одни охотники (и вполне оправданно) смотрят на такую перспективу, как на профанацию охоты, утверждая, что стрельба по полудомашним (выращенным в вольерах) птицам для настоящего спортсмена не представляет никакого интереса. Тем не менее практика показывает, что некоторых охотников-любителей такая охота вполне устраивает и они предаются ей с полным удовольствием. Так или иначе, но искусственное разведение дичи год от года привлекает все большее внимание и развивается довольно быстрыми темпами.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: