Факультет

Студентам

Посетителям

Мнение исследователей направления классической морфологии — фитонизма

Могут сказать, что сторонники другого направления классической морфологии — фитонизма — учитывали связь боковых органов и оси, рассматривая лист с подлежащим ему участком стебля, фитон, как единое целое, т. е. фитонистов нельзя упрекнуть в той механистичности, в которой повинны сторонники идеи о трех органах.

В какой-то степени это верно. Потонье в своей книге (Potonie, 1912) указывал, что фитонизм более прогрессивен, нежели представления о трех органах растения, так как он учитывает связь листа с подлежащим ему отрезком стебля. Действительно, данные Годишо (Gaudichaud, 1841) о нисходящем развитии проводящих элементов стебля от листа вниз по стеблю, как на это указывает О. Н. Радкевич (1947), создали предпосылки для обоснования теории листовых следов. Эта теория, в которую немалый вклад внесли и отечественные анатомы — В. Г. Александров, О. Н. Радкевич, — в свое время сыграла прогрессивную роль в развитии анатомии растений, показав структурное единство побега. Тем не менее и фитонизм, хоть и в меньшей мере, нежели идея о трех органах, все же механистичен. Он также сводит тело растения к сумме, к этажам отдельных элементарных единиц (фйтонов, фитомеров, анафитов). Первый тезис труда Годишо, в котором сформулирована фитонная теория, утверждает: «Явнобрачное растение, наиболее простое и редуцированное (сосудистый индивидуум), представлено семедольным листом» (Gaudichaud, 1841, стр. 5). В последующих тезисах Годишо указывает, что в зародыше однодольного растения первично имеется одна проводящая система, в зародыше же двудольных и многосемедольных растений таких систем соответственно две и много; «семедоли в зародышах двудольных или многосемедольных спаиваются, как чашелистики в сростнолистной чашечке, как лепестки в спайнолепестном венчике» (там же, стр. 7). Едва ли к этому нужны комментарии. Как справедливо отмечает И. Г. Серебряков (1952), фитонистические взгляды являются плодом геометрического анализа строения растений и лишены филогенетического и биологического смысла.

Действительно, строение растений таково, что вычленить фитон, т. е. лист с подлежащим ему участком стебля, оказывается задачей, в такой же степени несостоятельной, как и попытки найти границы между листом и стеблем. Строение узла чашелистика Thea sinensis, которое было рассмотрено, это один из самых простых случаев, когда пучки листового следа отходят к боковому органу в одном междоузлии. Известны многочисленные примеры строения, когда пучки листового следа тянутся по коре осевого органа через ряд междоузлий и причленяются к центральному цилиндру на разных уровнях. В качестве примеров такого типа строения Арбер (Arber, 1930а) приводит, кукурузу и сахарный тростник. У кукурузы листовый след составлен многочисленными пучками, все пучки, кроме главного (медианного), причленяются к центральному цилиндру в первом же междоузлии, медианный же пучок тянется по коре стебля через 6 междоузлий и только после этого входит в центральный цилиндр. У сахарного тростника листовый след также составлен многочисленными пучками. Здесь также все пучки, кроме медианного, в первом же междоузлии входят в центральный цилиндр, медианный же пучок проходит 8 междоузлий, прежде чем причленится к центральному цилиндру. Но у однодольных с их атактостелью (от греческого атактос — без порядка), где пучки расположены рассеянно, сложнее установить, где пучки листового следа входят в состав центрального цилиндра.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: