Факультет

Студентам

Посетителям

Лесопожарные картины

Во время крупных лесных пожаров всегда наблюдается сильное задымление территории (на десятки километров), это парализует деятельность авиационной охрану.

Правильно подобрать с летательного аппарата трассу Отжига с максимальным использованием природных рубежей в условиях задымления почти невозможно.

Шкалы природной (потенциальной) пожарной опасности типов леса (или категорий участков) в простейшем виде показывают очередность возможного загорания типов леса, а в более сложном варианте — при какой величине показателя засухи могут загораться участки данного типа леса, а также вид пожара, его скорость и пр.

Простые шкалы уже используются при противопожарном устройстве территорий. Очень простая шкала с тремя классами была в свое время предложена В. Г. Нестеровым (1941). И. С. Мелехов в 1947 г. разработал более детальную пятиклассную «Шкалу оценки лесных участков по степени опасности возникновения в них пожаров», которая в последующем была им дополнена; в настоящее время шкала включена в действующую лесоустроительную инструкцию и в «Указания по противопожарной профилактике…» (Зинов, 1976).

В каких единицах измерять пожарную опасность конкретных участков при противопожарном устройстве? Существует тенденция устанавливать класс для участков с учетом не только их природной пожарной опасности, но также близости или появления источников огня и возможных послепожарных последствий. Например, в лесоустроительной инструкции указано, что при наличии захламленности или густого подроста пожарная опасность участка устанавливается на класс выше по причине возможного перехода низового пожара в верховой (и следовательно, гибели насаждения); точно так же выше на класс считается пожарная опасность вблизи дорог общего пользования из-за увеличенного количества источников огня; хвойные молодняки независимо от типа леса относят к самому пожароопасному классу. Можно прийти к заключению, что под измерителем пожарной опасности участков подразумевается относительная величина возможного послепожарного ущерба, зависящая от вероятности возникновения пожара на данном участке и его ожидаемых последствий.

В настоящее время мы пришли к заключению, что подобные интегрированные оценки пожарной опасности участков не имеют большого практического значения. Интегрированные классы пожарной опасности, как бы точно ни были рассчитаны, при нанесении их на план дают только относительную оценку пожарной опасности, но не вскрывают конкретных причин повышенной пожарной опасности на том или ином участке, без чего невозможно правильное проектирование профилактических мероприятий. Поэтому мы считаем, что на лесопожарных планах и картах в интересах практики необходимо показывать дифференцированную оценку пожарной опасности (т. е. сами факторы, включая условия борьбы с лесными пожарами) и притом в конкретном виде. Следует напомнить, что прежняя шкала В. Г. Нестерова при всей ее примитивности давала именно дифференцированную оценку каждому участку (по характеру леса и по расстоянию от населенного пункта).

В приложении 2 мы приводим методику составления лесопожарных планов (карт). В основу разработанной нами методики положен следующий принцип: карта должна давать максимум информации, полезной для борьбы с лесными пожарами и для их профилактики, при минимуме затрат на изготовление карты. Первое условие достигается методом дифференцированной по факторам характеристики пожарной опасности участков на карте, второе условие — путем изготовления карты (плана) на базе лесоустроительных планшетов.

При составлении лесопожарной карты (плана) желательно пользоваться соответствующими шкалами природной пожарной опасности. Одна из первых шкал (для таежных лесов европейской части СССР) была разработана в ЛенНИИЛХ. Затем появился ряд шкал для отдельных районов, отличающихся своеобразными типами леса. Наиболее точная шкала для лесов северо-западной части СССР (по группам типов леса) помещена в последних методических рекомендациях ЛенНИИЛХ.

Все существующие шкалы не показывают изменения природной пожарной опасности в зависимости от полноты древостоя. В связи с этим в 1968—1975 гг. мы проводили изучение излияния полноты древостоя в сосняках и ельниках на условиях высыхания лесных горючих материалов под пологом леса. Полученные данные позволяют существенно дополнить имеющиеся шкалы природной пожарной опасности лесных участков.

Лесопожарные карты с раскраской выделов по классам природной пожарной опасности и с нанесением прочей ситуации, характеризующей условия возникновения, распространения и тушения пожаров, будут служить не только целям обоснованного проектирования противопожарных мероприятий в лесу, но могут с успехом использоваться в качестве оперативных карт при тушении лесных пожаров, особенно крупных.

При составлении лесопожарных карт особое внимание следует обращать на дороги (в том числе лесовозные, проселочные) и тропы (даже звериные) и на просеки, поскольку дороги, тропы и просеки, правильно нанесенные на карту, делают территорию доступной.

Выводы

1. Минерализованные полосы, противопожарные разрывы и заслоны не являются непреодолимыми преградами для фронта крупных пожаров, они могут лишь выполнять роль заранее подготовленных опорных линий.

2. В таежных лесах существует густая сеть природных рубежей (ручьев, лощин, сырых участков), которые могут быть использованы в качестве опорных линий при остановке крупных пожаров, если будут нанесены на лесопожарные карты.

3. В качестве топоосновы при составлении лесопожарных карт лучше всего использовать лесоустроительные планшеты, выдела на которых раскрашиваются по классам очередности загорания.

4. Особое внимание следует уделить нанесению на карты всей сети лесных дорог и троп — основного фактора доступности территории.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: