Факультет

Студентам

Посетителям

Климатические формы (климатопы), общий и контрастный термотоп. Местообитание (экотоп) как единство климатопа и эдатопа

Если произвести сравнение коренных насаждений одного и того же эдатопа (например, D2), то более существенные различия в лесорастительном эффекте, обнаруженные при этом сравнении (например, свежие дубравы с грабом на западе и без граба на востоке), должны быть отнесены прежде всего за счет климатических изменений.

Исключением из этого правила являются лишь более редкие случаи незаконченного расселения древесных пород. Таким образом, на фоне одинаковых эдатопов (изотопов Г. Н. Высоцкого) мы обнаруживаем такие черты в лесорастительном эффекте, которые не относятся к влиянию эдафических (почвенно-грунтовых) условий, а должны быть отнесены за счет влияния климатических факторов. На этом и основано установление климагенных рядов, т. е. разнообразия лесов, обязанного своим происхождением неоднородности климатических условий. Члены такого климагенного ряда могут быть названы «климатическими формами» типов леса, или «климатопами».

Из всего изложенного выше должно быть ясно, что общая увлажненность местообитания уже предусмотрена в гигротопе как единице, отражающей и эдафическое и климатическое увлажнение в их самых существенных чертах. Поэтому климатоп отражает прежде всего и главным образом тепловые условия климата, т. е. по существу он является «термотопом».

Если рассмотреть с этой точки зрения устаревшую, но в основе своей не лишенную реальности схему климатических зон Майра (Polaretum, Alpinelum, Piceetum, Fagetum, Castanetum, Lauretum, Palmetum), то она как раз и представит собой попытку построить чистый климагенный ряд, отдельные члены которого являются широкими термотопами. Существенную поправку в эту схему внес Брокман-Ерош, указав на неоднородность широтных зон, вносимую континентальностью климата, существенное влияние которой на лес уже было подчеркнуто выше. Наиболее ярким примером, показывающим важность этого последнего фактора, являются долготные изменения состава растительности лесной и лесостепной зон. Как известно, лесостепная зона тянется сплошной полосой от Карпат до Урала и далее, в пределах азиатской части СССР она простирается до Забайкалья. Восточная ее окраина носит название лиственничной лесостепи, так как здесь среди степных участков встречаются лиственничные перелески. Далее на запад, до Урала, тянется полоса березовой лесостепи — березовые перелески среди степного ландшафта. В европейской части лесостепь носит название дубравной и может быть разделена соответственно меридионально пересекающим ее восточным границам ясеня, граба и бука следующим образом: 1) безъясеневая лесостепь в бассейне Волги, 2) безграбовая лесостепь в бассейне Дона, 3) грабовая лесостепь в бассейне Днепра, 4) западная лесостепь в бассейне Днестра с горным дубом, явором, буком и др. Ряд исчезающих к востоку пород — бук, горный дуб, явор, граб, ясень, черешчатый дуб и далее сменяющие дуб береза и лиственница — типичный ряд нарастающей приспособленности растений к тепловым условиям континентального климата, главным образом к нарастанию зимних минимумов (летние максимумы температуры в Лесостепи мало разнятся между собой), а также к резким колебаниям суточных температур и срокам наступления поздних ц ранних заморозков.

В ту же сторону (с запада на восток) сокращается длительность вегетационного периода, но фактор этот не играет решающей роли в упомянутых сменах. Это можно доказать на примере бука, создающего насаждения со своим господством в альпийской опушке леса (Кавказ, Карпаты), где вегетационный период не намного длиннее, чем в березовой лесостепи Западной Сибири.

Таким образом, и здесь перед нами климагенный (термогенный) ряд, но особого рода — контрастно-термогенный. В отличие от него упомянутый выше ряд должен быть назван общим термогенным, так как он отражает общие суммы солнечной энергии, свойственные местообитаниям. Последние могут быть приближенно измерены средней температурой года, в то время как контрастные термотопы могут быть измерены столь же приближенно амплитудой температур января — июля.

Мы не устанавливаем определенной климатической «сетки» (классификации) лесов по термотопам. Это задача ближайшего будущего. Подходом к ней могла бы явиться классификационная сетка с двумя ординатами: 1) общего и 2) контрастно-термогенного замещения. Если на одной из ординат отложить средние температуры года (или вегетационного периода), а на второй,— амплитуды января — июля и нанести на сетку по этим данным границы ареалов древесных пород, то получим экологические фигуры этих последних, более или менее «освобожденные» от влияния географических условий и зависящие в основном от тепловых условий местообитания. Отсюда можно было бы подойти к классификации и более четкой оценке термотопов. Удачную и оригинальную попытку классифицировать климатические формы на подобной основе осуществил Д. В. Воробьев.

Временно мы заменяем такую классификацию установлением климатических форм, а в их пределах — климатических вариантов. Так, различая в пределах типов леса, эдафически определяемых как В2, т. е. свежих суборей, еловую и дубовую климатические формы. Климатические формы отличаются между собой более принципиально — сменой древесных пород, имеющих родовые различия (дубовая и еловая суборь), варианты же разнятся вследствие замены одних видов другими (видов сосны и видов дуба), причем в составе покрова происходят подобные же явления смены состава видов и их замещения.

Таким образом, климатоп является единством общего и контрастного термотопа, подобно тому как эдатоп является единством трофо — и гигротопа. Единство клима — и эдатопа представляет нам местообитание как целое, или экотоп. В природе каждое конкретное местообитание и есть экотоп, т. е. местообитание в сумме (тождестве) всех его сторон. Все остальные устанавливаемые здесь категории (эдатоп, гигротоп, климатоп и др.) являются сторонами конкретного местообитания, экотопа. Изучение и определение отдельных сторон местообитания необходимо для познания его как целого. Ограничиваясь целым и не освещая его частей (сторон), мы можем лишь определить его границы (т. е. установить типы местообитаний), но они останутся типологической «вещью в себе», т. е. непознанными, необъясненными явлениями, типами леса по Каяндеру.

Так как в основе классификации лежит эдафическая сетка, тс на практике она должна быть применяема в каждой отдельной климатической области особо. Само собой разумеется, что в пределах обширной области встречаются климатически разнородные местообитания, и в таком случае в территориальных пределах одного и того же эдатопа могут встречаться разные типы леса, обязанные термогенному замещению. Таковы, например, дубравы в балках, отличающиеся в пределах ясеневого ареала отсутствием ясеня по климатическим причинам (здесь более контрастные термотопы, чем на плато). Само собой разумеется, что применение эдафической сетки в разных областях требует того, чтобы логическая основа ее оставалась незыблемой, т. е. чтобы эдатопы климатически разных местообитаний оставались лесоводственно равноценными. Это имеет большое практическое значение, так кап позволяет более рационально поставить интродукцию и акклиматизацию древесных пород, их продвижение из одних областей в другие и подыскание для них на новых местах наиболее подходящих условий роста.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: