Факультет

Студентам

Посетителям

Государственное пушное звероводство

В примитивной зачаточной форме звероводство существовало в России уже в XVIII столетии, а, вероятно, и раньше.

С тех пор и до самого недавнего времени по северным окраинам нашей страны местами практиковалось так называемое выкормочное звероводство, описанное еще академиком Иваном Лепехиным в 1772 г. Оно сводилось к следующему: приблизительно двухмесячных щенков песца или лисицы охотники извлекали из нор и содержали при доме до зимы, до полного созревания меха.

Наряду с таким мало продуктивным видом своеобразного полувольного звероводства, при котором производители оставались на воле и только часть молодняка выкармливалась на забой в искусственных условиях, со второй половины XIX в. начало развиваться клеточное разведение пушного зверя в специально для этой цели построенных питомниках — зверофермах.

В предреволюционные годы в России насчитывалось немногим более двадцати частных звероводческих хозяйств, в которых разводились чернобурые и красные лисицы, белые и голубые песцы.

За годы первой мировой войны и гражданской войны большинство зверопитомников распалось, а сохранившиеся — ив их числе Ширшинский (под Архангельском), Байкальский и Сахалинский — начали развиваться лишь с 1927 г., когда был организован Пушногосторг.

С этого времени стали создаваться новые фермы и зверосовхозы: на Соловецких островах в Белом море, Пушкинский под Москвой, Тобольский и др.

К концу первой пятилетки в различных областях и республиках нашей страны насчитывалось уже 20 зверохозяйств, на которых маточное поголовье пушных зверей достигало 6,5 тыс. особей.

В последующие годы государственное звероводство продолжало бурно развиваться. Увеличивалось количество зверосовхозов, повышалось племенное поголовье, возрастал выход молодняка, расширялся ассортимент разводимых зверей. Специально подготавливаемые кадры звероводов-зоотехников, вооруженные передовыми и далее совершенствуемыми методами содержания животных и племенной работы, уже к 1941 г. добились высоких показателей.

По выращиванию молодняка многие советские зверосовхозы перегнали зарубежные фермы, в которых средний выход молодняка серебристо-черной лисицы, например, обычно не превышает 2 щенков на 1 племенную самку. В наших зверосовхозах еще перед второй мировой войной средний выход составлял 3,5 щенка на 1 самку, а в наиболее передовых зверопитомниках, в частности в подмосковных Пушкинском и Салтыковском, Бирюлинском в Татарской АССР и Путятинском на Дальнем Востоке выращивалось по 4 щенка и больше на племенную самку.

Годы Великой Отечественной войны не могли, конечно, не отразиться на состоянии зверосовхозов и на поголовье разводимых в них пушных зверей. Однако урон, нанесенный в эти годы, быстро восстановлен, и ныне совхозное звероводство, насчитывающее несколько десятков хозяйств, раскинутых; от Балтийского моря до Тихого океана и от Кольского полуострова до Закавказья, продолжая развиваться, дает стране ежегодно многие десятки тысяч прекрасных пушных шкурок.

На совхозных звероводческих фермах в настоящее время разводят американскую норку, серебристо-черную лисицу и голубого песца; в меньшей мере соболя, нутрию и некоторые другие виды.

Американская норка отличается от европейской несколько лучшим мехом. Возросший спрос на него, сравнительная дешевизна содержания животных, довольно высокая плодовитость их (5—6 щенков в помете), а также устойчивость к заболеваниям делают норку весьма рентабельным объектом звероводства. Несмотря на то, что разводить ее стали позже, чем лисиц, и особенно интенсивно лишь в послевоенные годы, ныне этот зверек по размерам маточного поголовья занимает ведущее положение в совхозном звероводстве Союза.

В 1948 г. разведением норки занимались более трети существовавших в то время зверосовхозов.

Серебристо-черная лисица, представляющая собой особую, отклоняющуюся от нормы, цветовую форму, встречающуюся в вольном состоянии лишь в Канаде, завезена в СССР для клеточного разведения в 1927 г. С тех пор она стала наиболее распространенным пушным зверем из разводимых в зверосовхозах. В 1948 г. ее разведением были заняты 85% имевшихся в то время государственных звероводческих хозяйств.

Применяя наиболее передовые методы племенной работы, наши зверосовхозы, оснащенные всеми современными достижениями звероводческой техники, за истекшие четверть века советского лисоводства добились значительных успехов в повышении выхода молодняка и в выведении новых цветовых форм. Наряду с особями более или менее типичной серебристочерной масти выведены светлые, так называемые платиновые, и даже почти совершенно белые, или «снежные», лисы. Среди платиновых и серебристо-черных мастей получены беломордые формы. В самое недавнее время такая форма выведена у помесей между лисицей и песцом.

Большим стимулом в улучшении показателей лисоводства послужило всесоюзное социалистическое соревнование, охватившее в 1948 г. звероводческие совхозы. Лучшие из них, к числу которых, по итогам соцсоревнования, относился, в частности Бирюлинский, добились сохранения поголовья основного продуктивного стада лисиц на 99,9 сохранения их молодняка на 94,8%. Передовые звероводы добиваются выращивания в среднем по 4,1—4,6 щенка на одну племенную самку.

С 1945 г. лисьи фермы с поголовьем в 10—20 зверей начали создаваться в ондатровых промхозах. Соединение промысла ондатры с клеточным содержанием лисиц весьма рационально, так как мясо ондатры скармливается лисицам, что резко удешевляет содержание последних. По этой причине такой комплексный вид звероводства приобретает все более широкое распространение. Аналогичным образом создаются и комбинированные лисо-нутриевые хозяйства.

Голубых песцов начали разводить в зверосовхозах с 1932 г. Первоначально их клеточное разведение не давало хороших результатов: звери плохо размножались и подвергались глистным заболеваниям, от которых в особенности страдал молодняк.

Применение усовершенствованных клеток с сетчатым приподнятым над землей полом, создающим более гигиенические условия содержания, при общем повышении уровня зоотехнии, в том числе при улучшенном уходе за молодняком в период его молочного выкармливания резко изменили к лучшему состояние клеточного разведения песцов.

В условиях хорошей постановки дела звероводы добиваются выращивания в среднем по 8 голов приплода на каждую племенную самку.

Отделка дамских зимних пальто мехом голубого песца в наши дни уже весьма распространена. Прошли времена, когда поставщиком песцовых шкурок являлись лишь Командорские острова, на которых промысловое хозяйство и по настоящую пору носит характер вольного звероводства.

Клеточное разведение одного из ценнейших пушных зверей — соболя — крупное достижение советского пушного звероводства. Перспективность разведения соболя предвидел наш известный деятель в области промыслового хозяйства проф. Б. М. Житков еще в то время, когда эта отрасль звероводства только зарождалась и была нерентабельной. Приплод соболя в неволе впервые в истории удалось получить в 1928 г. сперва в Московском зоопарке, а несколько позднее в Повенецком совхозе, после того как был точно выяснен период спаривания этого зверя. Оказалось, что причина весьма длительной (9 месяцев) беременности соболя кроется в наличии у него очень затяжного (около 7 месяцев) так называемого скрытого, или латентного, периода беременности, т. е. задержки в развитии отплодотворенного яйца.

Вскоре после того, как была на практике доказана возможность размножения соболя в условиях клеточного содержания, началось опытное промышленное разведение этого зверька.

Первым зверосовхозом, взявшимся за новое дело, был Пушкинский, в котором, начиная с 1932 г., соболь размножается регулярно.

В начале своего развития соболеводство было еще очень скромным по своему масштабу и по количеству выращиваемого молодняка. Однако год от года приплод увеличивался. Если в 1935 г. выращивалось в среднем около одной особи молодняка на племенную самку, то в 1940 г. удалось получить уже по 2 молодых на 1 самку. В настоящее время в Тобольском зверосовхозе выращивается по 3 особи приплода на одну производящую самку. Такая величина помета является наиболее обычной и в природных условиях, хотя отдельные самки способны приносить до 7 детенышей.

Со второй половины 40-х годов разведение соболя на фермах стало вполне рентабельной отраслью совхозного звероводства. За первые два десятилетия существования единственного в мире заново возникшего лишь у нас соболеводства выращено в клеточных условиях около 5 тыс. соболей.

Задача соболиных ферм в настоящее время заключается в том, чтобы добиться еще более высокого показателя выращивания молодняка на одну самку и сокращения эмбрионального периода. Опытами по искусственному удлинению светового дня, т. е. «дневной» или освещенной, части суток, удается ускорить прохождение «периода покоя» и, следовательно, сократить продолжительность беременности. Отдельные подопытные самки щенились на 2 месяца раньше. Применяя такое воздействие, а также другие зоотехнические приемы, звероводы, несомненно, достигнут производственных успехов в увеличении плодовитости и сокращения сроков эмбрионального развития соболя.

На отдельных зверофермах содержались и некоторые другие виды хищных зверей, в том числе и енотовидная собака, называемая обычно уссурийским енотом. Начиная с 1929 г., после удачно проведенного опыта клеточного содержания енотовидной собаки в одном из оленеводческих совхозов, разведение этих зверей начало быстро расширяться. Однако, пережив кратковременный период расцвета, эта отрасль пушного звероводства вскоре пришла в упадок, сохранив свое положение перед войной лишь местами на юге нашей страны, главным образом, в Украинской ССР, а также в Чкаловской области, где из-за климатических условий серебристо-черные лисицы давали шкурки значительно худшего качества и где поэтому лисоводство было менее рентабельным.

К настоящему времени клеточное разведение уссурийских енотов почти совершенно прекратилось. На Украине оно не было восстановлено после войны, а в других местах оказалось вытесненным более доходными видами звероводства. Содержание уссурийских енотов обходится приблизительно столько же, сколько и серебристо-черных лисиц; между тем стоимость шкурки енотовидной собаки значительно ниже. Успешная акклиматизация этого зверя во многих областях и республиках Европейской части СССР, наряду с возросшим поголовьем в пределах естественного ареала, достаточно хорошо разрешает проблему заготовок его шкурок и устраняет необходимость клеточного содержания этого зверя.

Медленный рост поголовья в местах акклиматизации, в связи с наличием ряда неблагоприятных условий, послужил основанием к организации ферм для разведения нутрии, или болотного бобра.

В 1934 г. в Краснодарском крае, на базе Северинского кролиководческого совхоза, была организована первая ферма. Через 2 года появилась вторая — Караязская в Азербайджанской ССР.

Зверьки содержатся в сетчатых клетках с бетонированным полом, наклонно спускающимся к проточному каналу, часть которого захватывается клеткой. К клетке пристроен сообщающийся с нею кирпичный домик, где помещается гнездо или где укрывается выращиваемый отдельно молодняк после окончания периода молочного выкармливания. Клетки, предназначенные для содержания племенной матки с молодняком, делаются меньшего размера, чем клетки, в которых выращиваются группами молодые нутрии после окончания лактационного периода.

В послевоенные годы широкому развитию полувольного разведения нутрий способствовало специальное постановление Совета Министров СССР. Сущность полувольного звероводства заключается в том, что маточное поголовье и основное стадо производителей содержится в клетках, а молодняк выпускается на волю — на заросшие участки озера, старицы или других водоемов.

Систематически применяемой подкормкой выпущенные зверьки приваживаются к определенному месту, чем облегчается их последующий отлов. Племенное поголовье содержится в переносных клетках, в которых оно в начале лета «выезжает на дачу» на берег какого-либо водоема. При этом клетки выгульной своей частью несколько погружаются в воду, что обеспечивает зверькам возможность купания. На зиму клетки помещаются в зимовочных сараях без водных бассейнов. Домики их снаружи утепляются сухим торфом, опилками, листьями или другим материалом. Через отверстия в стенах сарая домики сообщаются с клеточными выгулами.

Такой способ содержания нутрии, способной вообще выносить значительные морозы, позволяет разводить ее не только в самых южных районах нашей страны. В последние годы новые нутриевые фермы созданы в Украинской, Казахской, Туркменской, Таджикской, Белорусской союзных республиках, в Калининградской, Ростовской и других областях, даже в Эстонской ССР и в Московской и Ленинградской областях. Удачный опыт полувольного содержания нутрий в водоемах, изобилующих растительностью, сочетание такого полувольного нутриеводства с прудовым рыбным хозяйством (на примере Саввинского хозяйства под Москвой и рыбоводного хозяйства «Непрейка» в Тульской обл.) открывает широкие перспективы развития новой отрасли звероводства.

Л. Бойцов (1950) считает, что такими методами хозяйства маточное поголовье нутрии в течение пятилетнего срока можно было бы довести до 100 тыс., обеспечив ежегодное получение почти 1 млн. шкурок. Нутриеводство создает предпосылки и для дальнейшего развития и удешевления других видов звероводства, в особенности разведения лисиц, которым можно с большим успехом скармливать мясные тушки нутрий.

Клеточное разведение речных бобров — также еще совсем молодая отрасль пушного звероводства, практически еще не вышедшая из форм опытничества. В нашей стране ее начало положено организацией в 1939 г. специальной опытной бобровой фермы на территории Воронежского заповедника.

Новизна дела, технические трудности, вытекающие из биологических особенностей зверя, относительно низкая плодовитость его и некоторые другие причины не позволили придать боброводству тот размах, которого заслуживает эта новая отрасль промыслового хозяйства. Наивысшего расцвета воронежская ферма достигла к началу Великой Отечественной войны, когда поголовье бобров доходило до 85 особей, а годовой приплод составлял 24—25 зверей. В послевоенное время было налажено разведение бобров и в Караязском зверосовхозе. Содержат бобров в особо устроенных прочных обособленных вольерах, состоящих из так называемого домика — небольшого бревенчатого сруба и примыкающего к нему участка — выгула, заканчивающегося купальней, представляющей погруженную в воду просторную прочную клетку. Кормом, который дают один раз в сутки, служат осиновые или ивовые ветви с добавлением корнеплодов — моркови и свеклы, овса, отрубей.

Прокорм бобров обходится недорого, но значительные расходы сопряжены с устройством помещений. Кроме того, бобр медленно размножается, достигает половозрелости в трехлетием возрасте и приносит один раз в год двух, реже трех детенышей. Все это пока еще ограничивает распространение боброводства.

Несколько особняком стоит островное, вольное звероводство. Типичнейшим и важнейшим в нашей стране островным звероводческим хозяйством является пушно-промысловое хозяйство на Командорских островах, расположенных к востоку от Камчатки. На островах Беринга и Медном обитает голубой песец, а также имеются лежбища морского котика. В прибрежных водах держится калан, или морская выдра. Песец и котик служат объектами регулируемого промысла, численность калана пока еще не позволяет возобновить добычу, запрещенную с первых лет существования Советской власти на Дальнем Востоке.

Островное песцовое хозяйство мало чем отличается от обычного способа ведения пушно-промыслового хозяйства. Животным предоставлена полная свобода. Почти все их норы находятся на учете, поэтому можно приблизительно устанавливать общую численность поголовья и определять норму добычи. Применение подкормки в специальных кормушках-ловушках улучшает условия существования песца и облегчает его отлов.

Морские котики из года в год приплывают на одни и те же лежбища, где проводят летние месяцы. На лежбищах звери размножаются и выкармливают молодняк. Объектом промысла являются почти исключительно неполовозрелые самцы. Нормы их добычи устанавливаются в зависимости от общей численности стада.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: