Факультет

Студентам

Посетителям

Геоморфологический анализ тектонических движений

Раз формы рельефа земной поверхности возникают в результате взаимодействия внутренних и внешних процессов, то исследование форм рельефа и явлений денудации позволяет судить о характере тектонических движений земной коры.

Подходящим критерием для этой цели В. Пенк считает форму склонов. В главе VI своей работы он доказывает, что вогнутый склон возникает из прямого в том случае, если прямой склон обрывается в реку, которая только переносит частицы, но не углубляет своё русло. Стало быть, вогнутые склоны образуются там, где базис эрозии стационарен. По причине отсутствия врезывания рек снос непрерывно понижает возвышенности, пока не будет достигнута наименьшая их высота и наиболее пологий угол падения склонов, т. е. практически пока страна не превратится в пенеплен. Рельеф непрерывно понижается, и в этих условиях говорят о нисходящей фазе развития его, свидетельствующей, что на данном участке земной коры долгое время не было тектонических поднятий.

Если река эродирует вглубь и в стороны, но скорость эрозии пропорциональна скорости сноса материала со склона, последний остаётся прямым. Следовательно, прямой склон — это знак равновесия между эрозией и сносом, имеющий место при поднятии страны, но без изменения относительных высот в рельефе. Такой процесс называется однообразным, или постоянным, развитием.

Если же эрозия происходит быстрее, чем снос, возникают выпуклые склоны. Стало быть, выпуклые склоны образуются там, где эрозия оживлена, т. е. где базис эрозии понижается вследствие поднятия земной коры. Поскольку по своей интенсивности эрозия превышает снос, относительные высоты рельефа растут, и в этих условиях фаза развития носит наименование восходящей фазы развития рельефа.

Таким образом, движения земной коры и перемещение базиса эрозии запечатлены в форме склонов. Если склон сложный, т. е. состоит из выпуклых, вогнутых и прямых участков, то каждый из этих участков рассказывает свою историю движений земной коры: верхние участки — более древнюю, нижние — более молодую и близкую к современной. Следы более древних фаз развития рельефа сохраняются в верхних частях склонов потому, что выработка склонов идёт снизу вверх; но следы эти консервируются только до тех пор, пока формы склона, развиваемые более молодой фазой, не распространятся кверху и не поглотят формы более древних.

По К. К. Маркову, основным методом изучения взаимодействия эндогенных и экзогенных рельефообразующих сил и, следовательно, основным методом теоретической геоморфологии может стать изучение геоморфологических уровней. Как известно, внешние процессы стремятся к нивелировке рельефа, и каждый из них создаёт определённую выравненную поверхность, свой геоморфологический уровень. Уровней может быть столько, сколько существует специфически выраженных экзогенных процессов. В пределах данного геоморфологического уровня соответствующий геоморфологический процесс является ведущим. Форма и расположение каждого уровня определяются особенностями ведущего процесса и теми границами, в которых он развивается. Оттого разные геоморфологические уровни располагаются на разной высоте.

К. К. Марков выделяет четыре геоморфологических уровня: абразионно-аккумулятивный, денудационный, снеговой границы и вершинной поверхности гор.

Абразионно-аккумулятивный уровень образуется в результате движений поверхности океана и в нормальных условиях лежит под поверхностью геоида. Денудационный уровень есть синоним пенеплена; его вертикальным разрезом служат предельные профили равновесия рек, которые и дают представление о рельефе денудационного уровня. Уровень снеговой границы отличается неправильной и сложной кривизной; его «рельеф» можно лучше всего видеть на картах изохион (линий одинаковых высот снеговой границы). Генезис вершинной поверхности К. К. Марков считает неизвестным.

Если бы земная кора была неподвижна, каждый уровень принял бы характер сферы, концентрической с поверхностью геоида. Но земная кора охвачена колебательными движениями разной скорости и размаха, и движения эти деформируют поверхности геоморфологических уровней. Те уровни, которые мы видим, — это чаще всего уровни деформированные, т. е. результат взаимодействия эндогенных и экзогенных рельефообразующих процессов.

Первая задача геоморфолога — изучить специфические черты каждого геоморфологического уровня, его нормальный рельеф и нормальное положение. Это позволит судить о расположении и характере уровня в условиях неподвижной земной коры. Вторая задача — изучить действительное положение и рельеф геоморфологического уровня. Таким путём возможно установить аномалии его формы и положения (поднят, опущен, изогнут, расколот и пр.) и на основании этого сделать вывод об амплитуде и знаке тектонических движений, бывших причиной указанных аномалий.

Известно, что нижний край слабо наклонной, повышающейся в сторону берега, абразионной подводной платформы не может быть ниже 200 м под поверхностью моря, так как волнение глубже не проникает. Верхний край лежит на уровне моря. Учитывая это, а также уклон платформы, В. П. Зенкович полагает, что при постоянном уровне моря максимальная ширина абразионно-аккумулятивной равнины не должна превышать 300 км. Следовательно, наличие очень больших абразионноаккумулятивных равнин (шире 300 км) уже является указанием на колебательные движения земной коры.

Всякая береговая линия при своём образовании располагается в горизонтальной плоскости уровня водоёма: можно сказать, что начальная поверхность с относящейся к ней береговой линией горизонтальна. В платформенных областях, испытывающих поднятия (например, в Фенноскандии), поверхность, к которой приурочена древняя береговая линия, деформирована плавно, имеет куполообразный вид, а в геосинклинальных областях деформация очень прихотливая: на самых близких расстояниях древние береговые линии резко меняются по высоте. Так, в Средиземном море на одних берегах террас нет вовсе, на других они есть и высота их 35—200 м, в третьих высота до 700 м, а в Калабрии до 1200 м. Стало быть, по плавному рисунку деформаций мы вправе заключить о наличии движений платформенного типа, по резкому и неправильному — о движениях геосинклинального типа.

Геоморфологические уровни К. К. Маркова по принципу выделения (деятельность моря, рек, ледников и т. д.) до известной степени аналогичны циклам Дэвиса. К. К. Марков особенно подчёркивает, что арены геоморфологических процессов (циклы) Дэвис располагал одну рядом с другой, тогда как геоморфологические уровни располагаются один над другим. Однако вряд ли следует придавать большое значение этому скорее внешнему признаку, тем более, что если выделить ещё один уровень, например дефляционно-аккумулятивный (для пустынь), то он очень хорошо ляжет рядом с пенепленом. В концепции К. К. Маркова гораздо существеннее то, что каждый уровень рассматривается как результат сложной работы всех взаимодействующих экзогенных факторов при ведущей роли одного из них. Исчезает обособленность, столь характерная для циклов Дэвиса. Нет и речи о цикличности в прямом смысле этого слова, так как изменения рельефа носят направленный характер.

Значительны преимущества метода геоморфологических уровней и перед методом Пенка, который концентрирует внимание на изучении склонов, т. е. предлагает исследовать даже не формы рельефа, а только элементы, ограничивающие эти формы. В геоморфологических же уровнях мы имеем по существу закономерные сочетания форм, приуроченных друг к другу. Ясно, что исследование законов образования и изменения таких сочетаний под совокупным воздействием эндогенных и экзогенных сил может дать неизмеримо больше для науки, чем исследование отдельных элементов рельефа.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: