Факультет

Студентам

Посетителям

Географическое распределение почв

Самый беглый взгляд на почвенную карту мира сразу обнаруживает отчётливое зональное распределение различных стадий (типов) почвообразования.

Северные части материков Северной Америки и Евразии заняты тундровой зоной. Почвообразовательный процесс в Арктике протекает своеобразно. По причине низких температур воздуха и грунта почвообразование выражено слабо, так как химические и биологические процессы затруднены, хотя физическое выветривание идёт очень энергично. Период жизнедеятельности почв — два-четыре месяца в году, и почвы получаются очень маломощные. Развиваются они чаще всего в условиях избыточного увлажнения, обусловленного неглубоким залеганием вечной мерзлоты и слабым из-за низких температур испарением. Редкий растительный покров не закрепляет почвы, и широко развиты смыв почв, сплывание, дефляция и т. п., т. е. почвенный покров нередко нарушен.

В пределах СССР тундровая и арктическая почвенная зона занимает площадь 3131 тыс. кв. км.

К югу от неё располагается область преимущественного развития подзолистых и дерново-подзолистых почв (площадь её в СССР около 12 млн. кв. км); здесь уже болотные почвы занимают подчинённое положение. Приурочена она к лесной зоне Европы, Сибири и Канады. В широколиственных лесах Западной Европы преобладают особые типы почв — бурозёмы.

Следующая, переходная зона лесостепных почв (вторичные подзолистые, серые лесные земли, островками — болотные и солонцы) лучше всего выражена в СССР и в Канаде.

Зона чернозёмов тоже лучше всего представлена в СССР (здесь она занимает свыше 2,5 млн. кв. км, из коих более 1,5 млн. кв. км распахано). В Западной Европе чернозёмы развиты в Румынии и Венгрии. В Северной Америке полоса чернозёмных и близких к ним почв, охватывающая среднее течение правых притоков Миссисипи, вытянута не вдоль параллелей, а в общем с северо-запада на юго-восток, в полном соответствии с распределением климатических особенностей материка, обусловленным существованием на его западной окраине вытянутой с северо-запада на юго-восток мощной горной системы Кордильер. Чернозёмы и чёрные почвы сухих саванн в Южной Америке сосредоточены в бассейне Лаплаты, а в Африке и Австралии они образуют полосы, расположенные вдоль зоны каштановых почв.

Далее к югу тянется зона каштановых почв. В СССР она занимает полосу между низовьями Волги и верхним течением Иртыша (около 1300 тыс. кв. км), в Северной Америке лежит к западу от чернозёмной полосы, в Южной Америке охватывает часть пампасов и Патагонию, на других материках обрамляет области развития пустынь и полупустынь.

Засушливые и пустынные области земного шара заняты серозёмами, бурыми почвами, а также песчаными и каменистыми почвами пустынь. Весьма значительно развитие солончаков и солонцов. Зона серозёмов и связанных с ними почв в СССР занимает площадь свыше 2200 тыс. кв. км.

Во влажных субтропиках, переменно-влажных саваннах, влажных тропических лесах преобладают различные разновидности латеритных почв. В СССР почвы этого типа имеются только в Западном Закавказье и в Ленкоранском районе.

В горных районах земного шара обнаруживается вертикальная почвенная поясность. Почвы горных областей обладают рядом своеобразных черт.

В СССР вертикальные почвенные пояса занимают более 710 тыс. кв. км. Смена почвенных поясов в горах (снизу вверх) отвечает в основных чертах смене почвенных зон на равнине, наблюдающейся в северном полушарии в направлении с юга на север.

Таким образом, зональное расположение почв — это очевидный и совершенно бесспорный факт. Вместе с тем зоны не представляют правильных полос, так как зональность нарушается расположением морей, гор и другими факторами. Местные особенности подчас резко отклоняют почву от идеального зонального типа. Но ведь то же бывает и с климатом, и с растительностью: на детальных картах зоны могут потеряться в мелких индивидуальных отклонениях, но это вовсе не противоречит тому, что в природе климаты, растительные формации и почвы располагаются зонально.

Некоторые авторы отрицают зональность почв, утверждая, что проявление зональности есть результат плохой ещё изученности почв и генерализации (обобщения) при картировании. Первое соображение вообще не аргумент, потому что хорошая изученность почв может как опровергнуть их зональное распределение, так и подтвердить его. Второе же соображение говорит именно в пользу того, что зональность — это совершенно реальная тенденция в структуре ландшафтной оболочки, всегда обнаруживающаяся при устранении деталей и выявлении общих широких закономерностей: если бы не было зональности, её нельзя было бы выявить никакой генерализацией. Иначе и быть не может, поскольку климаты зональны. Отрицать же роль климата в почвообразовании невозможно, потому что все экзогенные процессы и весь органический мир — это функции климата, функции солнечной энергии.

Вместе с тем мы неоднократно подчёркивали, что климат создаётся не только под влиянием космических воздействий (Солнца), но и самой Землёй. Нельзя поэтому игнорировать и значение местных особенностей, а в отношении к почвам — тех особенностей, которые возникают в процессе самого почвообразования и обусловливаются развитием самой почвы. Поэтому целесообразно предложенное некоторыми авторами понятие о почвенно-климатических фациях. Зона — это схема, показывающая общую тенденцию. Фация же — это наблюдаемая нами конкретность, отражающая сложное взаимодействие между тенденцией к зональности и активным вмешательством в эту тенденцию ряда других факторов.

«Учение о непрерывной эволюции почв и едином процессе почвообразования, — говорит акад. Л. И. Прасолов, — вносит только элемент относительности в наблюдаемую картину распределения различных почв по лику Земли, но не опровергает географических схем, основанных на очевидных фактах».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: