Факультет

Студентам

Посетителям

Фенологические наблюдения в одном месте

Сравнение коротких и длинных рядов наблюдений

Материалы наблюдений одной станции за один год, если их невозможно сравнить с материалами других станций, имеют лишь ограниченное значение. Данные наблюдений за продолжительный период приобретают ценность по мере накопления. Поэтому длинные ряды наблюдений особенно ценятся.

Самым длинным из известных до сих пор на земле является непрерывный ряд наблюдений за цветением вишни в Японии, начатый в 812 г. За этот более чем тысячелетний период самым ранним сроком начала цветения было 22 марта в 1246 г. и самым поздним 15 мая в 1184 г. Промежуток времени между этими двумя крайними датами составляет более 1,5 месяца.

В Европе самый длинный из известных до сих пор рядов фенологических наблюдений имеется в Англии; недалеко от Норвика наблюдения велись с 1736 г. пятью поколениями семьи Маршам с незначительным перерывом от 1810 до 1845 г. Когда в 1926 г. все до сих пор имевшиеся результаты наблюдений за цветением и развертыванием листьев у многих растений были опубликованы, получился ряд за 146 лет; наблюдения за некоторыми явлениями в жизни животных составили ряд за 158 лет.

Длинные ряды фенологических наблюдений, имеющиеся в отдельных странах, значительно короче. Некоторые из них, правда, были начаты во второй половине прошлого столетия, так что для отдельных мест имеются ряды почти за сто лет. Существенной основой для проводившихся фенологических исследований были наблюдения в области Рейн-Майн, продолжавшиеся ко времени обработки их в 1947 г. 81 год. К этому ряду можно добавить еще, правда менее обширный материал наблюдений за 18 предшествовавших лет. При обработке этого материала были использованы данные длительных наблюдений Циглера во Франкфурте (на Майне), записи Ине в Дармштадте и Люстнера в Гёйзенгейме.

Большую ценность представляют и другие более или менее длинные ряды наблюдений, которые проводились раньше или ведутся и в настоящее время. К ним можно отнести, например, наблюдения Фритча в Вене и Австрии в прошлом столетии и В. А. Поггенполя в 1886—1907 гг. в Умани (Украина), давшие ценный материал для выводов. Несколько длинных рядов с 1900 г. и даже раньше собрано в систематически публиковавшихся «Фенологических известиях» Ине. Старые наблюдения, которые велись в Гисене, были обработаны Гофманом и опубликованы в виде фенологического календаря Гисена. Что касается фенологических работ во Франции, то наблюдения там ведутся в Парк Сэнт-Мор с 1905 г. и накопленный ряд наблюдений приобретает все большее значение.

Следует упомянуть о тщательно проведенных фенологических наблюдениях в Галле (на Заале). Их вел Гольдефлейс по методу Друде на участке Сельскохозяйственного института Университета с 1894 по 1936 г. без перерывов.

В Венгрии Золтан обработал имевшиеся в стране длинные ряды наблюдений за озимой пшеницей, белой акацией и виноградом. В Швеции Вильгельм, Кнут и Зигфрид Ариеля в сводном отчете упоминают об использовании данных 40-летних наблюдений. Длинные ряды наблюдений по фенологии имеются также в Финляндии. Не последнее место в этом списке занимают станции сети Английского метеорологического общества, ведущие фенологические наблюдения в течение нескольких десятилетий. Но в целом количество станций с длинными рядами невелико. Эти станции составляют как бы остов, на который опирается работа расположенных между ними станций, не имеющих длинных рядов наблюдений и по которым часто средние можно вывести только за несколько лет.

Когда при обработке материалов приходится сравнивать средние данные нескольких станций, то надо решить вопрос, какой период наблюдений обеспечивает получение годных для работы средних величин. Средние величины, полученные на одной станции, проводившей наблюдения в течение длительного времени, могут быть в разных по времени частях неоднородными под влиянием колебаний климата. Правда, короткие ряды с помощью материалов наблюдений на соседних станциях можно привести к более длинным. Однако для этих относительно более длинных рядов, часто охватывающих только несколько десятилетий, остается открытым вопрос, можно ли считать вычисленные по ним средние величины соответствующими данным более длительного периода. Этот вопрос является решающим, когда приходится сравнивать ряды наблюдений, произведенных в разное время. При обработке фенологических материалов для больших пространств чаше всего приходится иметь дело, с материалами, собранными в различные периоды.

Часто в фенологии высказывается мнение, что можно получить в первом приближении достаточно точные средние величины по ряду наблюдений за любые 15—20 лет. Как велико должно быть наименьшее число лет наблюдений, можно видеть по материалам, сведенным в таблицу, составленной по длинному ряду наблюдений семьи Маршам в Англии. В таблице приведены средние сроки наступления наиболее существенных фаз для каждого последующего десятилетия, с 1741 по 1750 г., с 1751 по 1;760 г. и т. д., а также и для более длительных периодов в 20, 30 лет и т. д. Даны также максимальные отклонения этих 10, 20, 30, 40, 50 и 60-летних средних от средних, вычисленных по материалам за все годы, наблюдений.

Сопоставление средних, полученных за весь период наблюдений в 140 лет (1751—1810 и 1851—4930 гг.) и за более короткие периоды, показывает, что для получения достаточно точных средних нужно располагать 50-летним рядом наблюдений. Эти средние будут незначительно (не более чем на 2 дня) отличаться от средних, вычисленных по ряду 140 лет. Для вычисления среднего срока начала цветения подснежника даже 50-летний ряд наблюдений оказывается недостаточным, так как по годам эта дата отличается особенно значительными колебаниями.

В таблице представлены данные, вычисленные по материалам наблюдений за 80-летний период (1851—1930гг.). Вычисления для более короткого отрезка времени сделаны по двум причинам: 1) все существующие ряды наблюдений в лучшем случае простираются до середины прошлого столетия, 2) при дальнейшем увеличении ряда становится больше вероятность колебаний климата, которые могут оказать влияние на средние значения.

Изменение средних температур вызвало бы заметное изменение средних сроков наступления фаз, что увеличило бы отклонения средних величин, вычисленных по короткому ряду, от средних величин, вычисленных по более длительному периоду. Поэтому можно было бы только по сравнительно длинным рядам наблюдений вычислить средние, незначительно отклоняющиеся от средних за весь период наблюдений.

Ограничение исследования длинного ряда наблюдений в Англии (с 1851 по 1930 г.) показывает, что для получения средних сроков, которые отличались бы не больше чем на 2 дня от средних 80-летних, достаточно иметь период за 20—30 лет наблюдений. Лишь для подснежников, средняя дата начала цветения которых, по данным за 30 лет, отклоняется от средней даты, вычисленной по ряду за 80 лет, на 4 дня, нужно иметь период наблюдений за 45—50 лет, чтобы получить точность средней до двух дней.

В рассмотренных английских материалах наблюдений исследовались только фазы, наступающие ранней весной. Соответствующая сводка данных по фазам, наступающим в течение всего вегетационного периода, до осени, представлена в таблице по материалам за 81 год наблюдений в области Рейн-Майн. Данные представлены по 6 группам фаз (по 2—4 растения в каждой), и только в трех случаях приводятся данные по одной фазе. Из этих материалов также видно, что для всех фаз начиная с ранней весны (распускание листьев) до середины лета (уборка озимой ржи) и поздней осени (изменение окраски листьев) достаточно 20-летнего ряда наблюдений для получения средних, которые незначительно (меньше чем на 2 дня) отличались бы от средних величин, вычисленных по ряду за 81 год. Получить ту же точность средних для дающих большее рассеивание осенних фаз (цветение осеннего безвременника, созревание плодов каштана конского) можно, располагая рядом наблюдений за 30—35 лет, а ту же точность средней даты цветения подснежников, — располагая данными ряда по крайней мере за 40 лет.

Следовательно, если имеются материалы фенологических наблюдений за 20—30 лет в любой отрезок последнего столетия (для фаз, наступающих весной и летом) и за 30—40 лет (для фаз, наступающих ранней весной и осенью), то можно вычислить достаточно точные средние сроки по этим рядам без приведения их к определенному периоду. Это очень облегчает работу, особенно когда приходится иметь дело со старыми рядами уже прекращенных наблюдений.

Исследования для определения количества лет, необходимого для получения надежных средних величин, провел Виттерштейн. Он обработал материал наблюдений за 51 год в Гейзенгейме. Виттерштейн пришел к выводу, что необходимо иметь фенологические наблюдения за период от 20 до 40 лет (в зависимости от времени наступления фазы), для того чтобы отклонение средних не превышало +2 дня от средних за длинный период. Для фаз, наступающих в начале или конце года, нужны более длительные ряды, а для фаз, наступающих в середине лета, — несколько более короткие ряды. Для того чтобы отклонение не превышало ±1 день от 51-летнего ряда, надо добавить еще 5 лет наблюдений. Если удовлетворяет точность +3 дня, то для определения срока цветения яблони можно ограничиться данными за 10 лет наблюдений. При изучении фаз, наступающих в начале или конце вегетации, необходимо располагать рядом наблюдений не менее 35 лет. Как показывает опыт, в некоторых случаях можно получить средние за несколько лет наблюдений, близкие к длиннорядной величине, но только при условии, что наблюдения, по которым ведутся расчеты, проводились в подходящие годы. Так, например, для области Рейн-Майн средние сроки наступления фаз, вычисленные по данным наблюдений за период с 1936 по 1939 г., за исключением ранневесенних, мало отличаются от средних величин для тех же фаз, вычисленных по данным за 81 год.

Средние показатели, вычисленные по материалам наблюдений за период с 1930 по 1939 г., близки к средним, полученным по материалам за указанные 4 года, и мало отличаются от средних за весь период (81 год). Средние сроки начала фаз, свойственных первой половине года, найденные за 9-летний период (с 1936 по 1944 г.), показывают некоторую задержку в развитии растений, что объясняется действием на развитие всей растительности трех исключительно холодных зим 1939-40, 1940-41 и 1941-42 гг. Во всех частных случаях необходимо проверить, оправдается ли закономерность, обнаруженная для области Рейн-Майн, при вычислении средних в других районах Германии и в других странах и какие в каждом отдельном случае ряды лет необходимы для получения средних, наиболее близких к средним многолетним. На основании накопленных материалов можно предполагать, что подобные взаимозависимости лишь частично проявятся в условиях других ландшафтов, где средние сроки наступления фаз за указанные короткие периоды окажутся несколько более ранними или, наоборот, поздними по сравнению с многолетними.

Остается открытым вопрос, можно ли по ряду наблюдений за небольшое число десятилетий судить о многолетней средней, если за это время наблюдалось заметное колебание климата. Задержку в сроках весеннего развития растений, наблюдавшуюся в течение трех лет с исключительно холодными зимами с 1940 по 1942 г., а также в 1947 г., можно рассматривать как указание на то, что в будущем развитие может пойти и в другом направлении. Следовательно, средние сроки, вычисленные по материалам наблюдений за десятилетие, в течение которого суровые зимы наблюдались чаще обычного и развитие растительности весной запаздывало, будут тоже поздними по сравнению со средними за предшествующие 40—60 лет. Нельзя предвидеть, каковы будут условия в будущем, но известно, что за прошедшие 4—6 десятилетий холодные зимы наступали сравнительно редко, а за период с 1770 по 1870 г. в Германии были довольно часты. Следствием этого является запоздание весеннего развития растительности в эти годы, что можно видеть из сопоставления сроков начала полевых работ после суровых и мягких зим. Таким образом, многолетние средние сроки наступления весенних фаз в Германии за период с 1770 по 1874 г. должны быть несколько более поздними, чем наблюдавшиеся за последние 40—60 лет. Наблюдательный пункт того времени в климатическом и фенологическом отношении располагался как бы в менее благоприятных условиях. Он был как бы расположен на местности, находящейся на той же высоте, но на несколько градусов севернее, или на ближайшей горе, но на несколько сот метров выше. Однако нельзя забывать, что в этом старом неблагоприятном периоде наряду с суровыми были отмечены исключительно мягкие зимы, после которых весеннее развитие растительности начиналось раньше.

Из известных исторических фактов видно, что средние сроки наступления различных фенологических фаз не всегда совпадают с наблюденными за последние 6 десятилетий. Известно, что около 1700 г. наблюдался период очень мягких зим, после которых весна наступала рано. Этот благоприятный период окончился в 1740 г. исключительно суровой зимой, после нее наблюдалось необычное запоздание в развитии растительности. Суровые температурные условия этого года отмечены в первых фенологических наблюдениях в Англии семейства Маршам. В тот год цветение турнепса запоздало на 38 дней и вместо 6 апреля наступило 14 мая, а боярышник зацвел не 12 мая, как обычно, а 9 июня с запозданием на 28 дней.

По-видимому, в XIII и XIV вв. климатические условия в среднем были более благоприятны, вследствие чего весеннее развитие растительности начиналось раньше и ареал распространения теплолюбивых растений, таких, как виноград, был больше. На это указывают некоторые названия, сохранившиеся до наших дней. Так, например, в северной Германии сохранились названия мест, связанные с разведением винограда, для мест, расположенных значительно севернее современной границы виноградарства. Там, где сейчас виноград выращивается лишь в особо благоприятных условиях или в виде шпалер вдоль стен с южной стороны, раньше он созревал на открытых местах. Примерно с середины XV в. виноградники с открытых мест в этих районах исчезли, вероятно, вследствие часто повторявшихся холодных зим, а также более холодной погоды во время вегетации. Хотя в исторических документах имеются данные лишь о выдающихся событиях, наблюдавшихся в отдельные годы, и выводить средние показатели по ним не представляется возможным, все же подобные упоминания очень показательны.

Для некоторых довольно длительных периодов встречаются упоминания только об исключительно суровых зимах и прохладном лете, для других периодов преобладают сообщения об очень теплых зимах и раннем развитии растительности следующей весной. Возможно, в будущем можно будет обнаружить еще другие материалы, которые пополнят наши знания об особенностях погоды и развития растительности в прошлые века.

Различия в рассеянии фенологических величин

Определение до сих пор плохо изученного предела колебаний фенологических дат имеет большое практическое значение, так как для сельского хозяйства часто недостаточно знать только среднюю дату наступления фазы. При сравнении величины рассеяния для разных видов растений обнаруживаются существенные различия, потому что у каждого растения имеется свой, характерный для него предел колебаний, т. е. обнаруживается годовой ход этой величины. Величина рассеяния больше всего весной, самые большие колебания ее отмечаются также в это время. Позднее они уменьшаются и к середине лета (период цветения белой лилии и зимней липы) становятся наименьшими. Ко времени начала уборки озимой ржи, колебания снова несколько возрастают и сохраняют эту величину до начала осени (цветение осеннего безвременника, созревание каштанов). С начала осени, ко времени окраски листьев, величина рассеяния снова несколько уменьшается.

Значения относительной повторяемости аномалий часто неравномерно располагаются около средней величины, на что указывал в своих работах Бёэр, и имеют различия по временам года. Так, например, ранней весной ранние сроки цветения подснежника наблюдаются чаще, чем поздние, и величина отклонения от средней для первых больше, чем для вторых. В середине лета, в начале уборки озимой ржи, Бёэр. также обнаружил значительный сдвиг в среднем распределении повторяемостей в обратную сторону по сравнению с цветением подснежника. В середине лета запоздание в сроках уборки ржи наблюдается чаще и отличается большей величиной, чем опережение срока.

Но независимо от характерной для данного времени года величины колебаний рассеивание значений фенологических фаз для одного и того же времени года различно и размер его неодинаков. Такие различия при сравнении соответствующих фаз для разных растений могут, с одной стороны, определяться внутренними видовыми особенностями растений вследствие неодинаковой устойчивости их против воздействия внешних факторов. С другой стороны, сравнивая отклонения разных фаз у одного и того же растения, например развертывание листьев и начало цветения, можно заметить, что размер отклонений неодинаков, несмотря на то что обе фазы наступают почти в одно время. Но обе эти фазы относятся к совершенно различным сторонам жизни растения. Развертывание листьев — фаза вегетативная, а цветение — фаза генеративная. Как пишет Бёэр, на границе распространения наблюдаются большие отклонения во времени наступления фазы цветения, потому что изменение внешних условий сильнее влияет на генеративную фазу.

Фаза цветения гораздо более чувствительна к колебаниям температуры, чем фаза развертывания листьев. Ине также обращал внимание на внутреннее различие между этими двумя группами фаз.

Из примечаний, сделанных Кеппеном к ранней статье Ине о влиянии внутренних особенностей растений на колебание сроков цветения, видно, что предел наблюдаемых отклонений определяется внутренними особенностями растений. Из наблюдений, которые Н. Кеппен вела в Крыму в течение 10—12 лет за 18 видами растений, можно видеть, что отклонение средних сроков цветения колебалось по месяцам в различных пределах:

  • В феврале (4 вида растений) — 12,3 дня
  • В марте (3 вида растений) — 12,5 дня
  • В апреле (4 вида растений) — 6,3 дня
  • В мае (7 видов растений) — 6,2 дня

Отклонения и в этой серии наблюдений уменьшались к середине года. Если соединить данные по отклонениям во время цветения древесных пород и луковичных растений в феврале и марте (подснежник 12,2 дня, крокусы 8,3, кизил 10,1, миндаль 12,6 дня), то в, среднем отклонение равно 10,8 дня. У травянистых растений отклонения больше (фиалка 18,7 дня, примулы 10,1, львиный зев 14,7 дня), в среднем 14,5 дня. Причиной подобного различия, по-видимому, является резерв питательных веществ, которым располагают древесные породы и луковичные растения, что усиливает их устойчивость против воздействия внешних влияний.

Величина рассеяния сроков наступления фенологических фаз изменяется также на разных географических широтах. Примеры этого изменения даны в исследованиях Анго во Франции, особенно по развертыванию листьев сирени и дуба и цветению сирени и липы. В обоих случаях отклонения в среднем становились меньше при продвижении с запада на восток Франции. Единообразие этих изменений объясняется влиянием близости океана с его штормами на колебания температуры воздуха. В восточной части страны климат более устойчив. Уменьшение отклонений по мере продвижения на восток почти не сказалось на сроках цветения липы, что объясняется более поздним наступлением этой фазы, чем остальных фаз.

При сравнении величины рассеяния на разных широтах видно, что изменение сроков распускания листьев сирени на севере больше, а на юге меньше, изменение сроков зеленения дуба, наоборот, больше в южной части страны. Это объясняется тем, что зеленение дуба происходит на севере Франции только в мае, т. е. в период, когда сильные депрессии над океаном наблюдаются редко. На юге время развертывания листьев дуба совпадает с периодом сильнейших штормов в южной Франции и Испании. Сроки начала цветения сирени и липы более устойчивы также в северной части Франции. В южной части эти фазы наступают раньше и, так же как распускание листьев дуба, совпадают с периодом значительных колебаний температуры.

В будущем необходимо проследить за изменением сроков фенологических явлений и в других странах, а результаты исследований нанести на карты. По-видимому, надо будет составлять карты величины рассеивания для всех времен года, чтобы уловить изменения, происходящие в течение вегетационного периода.

Продолжительность межфазных периодов развития

Вследствие постоянного колебания сроков наступления отдельных фенологических фаз изменяется и продолжительность развития растения между двумя фазами. В таблице приведены данные об изменении продолжительности межфазных периодов по материалам многолетних фенологических наблюдений в области Рейн-Майн. По приведенным в таблице средним отклонениям от средней и крайних значений продолжительности периодов развития в разные годы можно отметить большие изменения длительности межфазных периодов, обнаруживается и годовой ход величины среднего отклонения от средней, характеризующего величину этих колебаний. Особенно велики эти показатели в предвесенний период, от цветения подснежника до цветения ивы; при переходе к началу и середине лета они уменьшаются, а к концу вегетационного периода, в конце лета и осенью, снова возрастают, достигая почти таких же больших значений, как и в начале вегетационного периода.

В результате значительных колебаний в отдельные годы создается очень изменчивая картина продолжительности межфазных периодов. В некоторые годы за длительным весенним периодом следует короткое лето или наоборот. Бывает, что несколько следующих друг за другом сезонов в одном году длиннее средних, а в другом — короче средних. Наглядно показан ход межфазных периодов; по ним можно судить об отклонениях, наблюдаемых в отдельные годы, от средних показателей, а также об увеличении или уменьшении продолжительности межфазных периодов по сравнению с многолетней средней. Несмотря на разнообразие кривых для отдельных лет за длительный период наблюдений, можно все же выделить типы кривых, повторяющихся время от времени. Показано 6 типов таких кривых, выделенных при обработке многолетних фенологических материалов по области Рейн-Майн для лет, когда:

  1. отмечаются незначительные отклонения, близкие к средним условиям развития растительности (1885, 1900, 1936);
  2. все сезоны короче средних: относительно позднее начало вегетации весной и раннее ее окончание осенью (1870, 1889, 1940);
  3. все сезоны длиннее средних: относительно раннее наступление весны и позднее окончание осени (1916, 1921, 1938);
  4. первая половина года короче, вторая длиннее нормы: относительно позднее начало весны и позднее окончание осени (1868, 1886, 1934);
  5. первая половина года длиннее, вторая короче нормы: относительно раннее начало весны и раннее окончание осени (1877, 1891, 1913);
  6. отмечаются условия, переходные от одного типа к другому (1887, 1919, 1942).

Данные о продолжительности межфазных периодов могут быть использованы для прогнозирования сроков проведения полевых работ. Если известна средняя длительность межфазных периодов, то можно приблизительно рассчитать ожидаемые сроки сельскохозяйственных работ на текущий год. Прогноз оправдается, если погодные условия в это время близки к средним многолетним.

Для составления действительно надежных прогнозов для сельского хозяйства надо располагать длительными прогнозами погоды для того же периода. Практически ценными для сельского хозяйства являются, например, прогнозы оптимального срока начала сенокоса или созревания и уборки ржи, основанные на наблюдениях за цветением озимой ржи.

Вегетационный период и естественные границы времен года

Для решения практических вопросов нужно знать не только продолжительность межфазных периодов культурных и дикорастущих растений, но также иметь сведения о продолжительности вегетационного периода в целом и о делении его на части. Вегетационный период продолжается от начала полевых работ ранней весной до их полного окончания осенью, в пределах которого протекает рост, цветение и созревание растений.

Кроме того, целесообразно разделить вегетационный период на две части: первая — от начала полевых работ ранней весной до уборки озимой ржи летом и вторая — от времени уборки озимой ржи до конца полевых работ осенью. Эти два крупных периода можно затем разделить на более мелкие, например, начало полевых работ — посев ранних зерновых культур (овса, ярового ячменя, яровой пшеницы) — цветение яблонь — цветение озимой ржи — уборка озимой ржи — уборка овса — посев озимой ржи — уборка кормовой свеклы — конец полевых работ. Может возникнуть желание, отказавшись от обычного календаря, разработать естественное деление года на сезоны. При этом исходят из материалов наблюдений за любым диким растением, будь то подснежник, ива или бузина. По таким материалам создается своеобразный календарь, лучше согласованный с жизнью природы, чем календарное деление на сезоны года. При этом следует помнить, что такой календарь пригоден для использования обычно лишь на ограниченной местности, по фенологическим материалам которой он составлялся.

Для того чтобы иметь представление о ходе развития растений в течение года, можно с одинаковым успехом использовать данные наблюдений как за дикими, так и за культурными растениями: Нужно только установить, какие виды растений лучше всего подходят для определения границ между отдельными сезонами.

В 1895 г. Ине предложил разделить год на следующие 8 фенологических времен года: предвесенний период, ранняя весна, полная весна, ранее лето, полное лето, ранняя осень, осень и зима. Другие специалисты при обработке фенологических материалов также придерживались этого деления, причем для характеристики времен года необходимо было подобрать подходящие для этой цели растения из местной флоры. Такие исследования проводил, например, Поггенполь в Умани, на Украине. Хопкинс и Моррей для характеристики фенологических времен года (весна, лето, осень и зима) руководствовались данными о некоторых наиболее известных в штате Западная Виргиния растениях. Эти сведения служили им для определения хода развития сельскохозяйственных культур и последовательности сроков выполнения полевых работ.

Для того чтобы в будущем производить деление фенологического года на части с большей точностью, нужно обратить особое внимание на правильный выбор растений-индикаторов. Розенкранц указывал, что необходимо учитывать, к какому растительному сообществу данный вид растений принадлежит и как он относится к термическим условиям местности. Так, подснежник в предвесенний период, являясь представителем иной флоры, будет реагировать на повышение температуры и понижение влажности иначе, чем сирень и яблоня, цветение которых начинается позднее, в разгар весны.

Иногда целесообразно для разграничения периодов наряду с фенологическими показателями использовать и климатологические. Так, период возможного роста пожнивных культур определяется от времени уборки зерновых до времени падения средней суточной температуры воздуха ниже 9° (и минимальной ниже 5°). Розенкранц применил для выделения вегетационного периода в Австрии следующие показатели: среднюю дату начала цветения подснежника, белянки, синего подснежника он считал за начало вегетационного периода, снижение средней суточной температуры ниже 5° — за конец его. Теми же признаками руководствовался Гессе при составлении карты длительности вегетационного периода, для ГДР Генслер дал ряд критических замечаний о понятии «вегетационный период». Недавно вопросом выделения признаков сезонов года по метеорологическим и фенологическим данным занялся Мэркс. Он считает началом года третью пентаду марта и делит его не на 12 месяцев, как в современном календаре, а на 19 более мелких периодов, средние данные для которых будут лучше отражать изменение погодных условий в течение года. Кэнен взял на себя труд проверить, насколько оправдается переход к фенологическому календарю и новому делению года на периоды в других странах на более обширных пространствах. Выяснилось, что из-за изменчивости последовательности наступления фаз естественные признаки периодов, пригодные для одной местности, не находят применения в другой, а следовательно, не могут быть использованы для больших пространств.

В следующем разделе указывается, как для выделения отдельных времен года можно использовать знание сроков начала и окончания самых существенных фаз.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: