Факультет

Студентам

Посетителям

Эксплуатация кедровых лесов

Освоение лесных богатств Сибири длительное время было непосредственно связано с общим заселением территории.

Занимая таежные земли, переселенцы вырубали и выжигали леса под сельскохозяйственные угодья. Огонь уничтожал деревья не только на пахотнопригодных участках, но и в близлежащих массивах, распространяясь на большие площади. При этом обилие лесов не вызывало тревоги за их будущее. Оберегая кедровые рощи вблизи деревень, крестьяне не могли активно бороться с крупными пожарами, принимавшими размеры стихийных бедствий.

Значительные площади лесов использовались для нужд горнорудной промышленности. Во второй половине XIX столетия вокруг Омска, Томска и Тюмени строевой лес был практически вырублен, а вблизи Алтайских, Салаирских и Сузунских заводов в XVII—XIX вв. лесные массивы подвергались рубке дважды (Григоращенко, 1963; Таран, 1974). Увеличению объемов рубок способствовало строительство Сибирской железной дороги. К 1914 г. вдоль железнодорожной магистрали леса были вырублены на удалении 60-100 км. К этому времени объем промышленных заготовок в Сибири составил 5,7 млн м3 а к 1928 г. увеличился до 7 млн м3 (Хлатин, 1966).

В начале 30-х гг. заготовки леса в Сибири выросли до 21 млн м3, в том числе в Западной Сибири они составили 9 млн м3, в Восточной Сибири — 12 млн м3. С 1932 по 1936 г. объемы лесозаготовок в регионе увеличились до 36 млн м3. Началась интенсивная рубка кедровников, т. к. они входили в общее хвойное хозяйство и на многих участках значительно превосходили по продуктивности окружающие еловые, пихтовые и сосновые леса. Большой вред кедру приносила хищническая заготовка ореха, при которой для сбора шишек лучшие деревья нередко срубались. По мнению Н. И. Непомилуевой (1974), именно рубка деревьев при орехопромысле послужила одной из причин сокращения площади кедровников на северо-востоке Европейской части России.

Промышленное освоение лесов Дальнего Востока, где был сосредоточен основной объем лесозаготовок до середины 1960-х гг., началось с рубки кедровников (Чумин, Шейнгауз, 1979). К настоящему времени они почти полностью освоены эксплуатацией и пройдены рубками, на многих участках многократно. Первоначально велись приисковые рубки, позднее, с расширением числа заготавливаемых сортиментов, — подневольновыборочные, условно-сплошные и сплошные. Если приисковые рубки понижали качество насаждений, то условно-сплошные и сплошные приводили к сокращению площади кедровников.

Для упорядочения рубок в кедровых лесах Наркомлесом СССР в марте 1937 г. опубликована Инструкция, повсеместно ограничивавшая рубку сырорастущего кедра, а в 1939 г. разработана Инструкция по эксплуатации кедровых насаждений, в которой рекомендовалось выделить орехопромысловые насаждения и закрепить их за охотзаготовительными организациями, колхозами и сельскими советами. В таких кедровниках разрешалась заготовка только сухостойных, поврежденных и перестойных деревьев, утративших способность плодоношения. В пределах других категорий лесов рубка кедра разрешалась в объемах установленной правительством программы заготовки кедровой древесины. В случае отсутствия такой программы разработка кедровников производилась по согласованию лесотрестов с СНК СССР и крайисполкомами.

Однако на практике орехопромысловые леса не были организованы, и рубка кедровых насаждений продолжалась. Общий объем промышленных лесозаготовок в Сибири к 1940 г. увеличился до 55 млн м3, при закреплении за промышленными предприятиями лесосырьевых баз (1948-1952 гт.) в них была включена большая часть высокопродуктивных кедровых лесов. В 1953 г. вновь был поднят вопрос об установлении границ орехопромысловых зон, но лучшие кедровники уже находились в лесосырьевых базах. Орехопромысловые леса выделялись за пределами сырьевых баз без ограничения их границ в натуре. Это привело к тому, что в период, когда лесное хозяйство в Сибири было передано совнархозам (1959 г.), многие высокопродуктивные насаждения были вырублены.

Постоянный рост заготовок требовал разработки правил рубок. В 1954 г. Главное управление лесного хозяйства и полезащитного лесоразведения Министерства сельского хозяйства СССР утвердило Временные правила рубок главного пользования в кедровых лесах, которые определяли в древостоях II и III групп проведение сплошнолесосечных, постепенных двухприемных и выборочных способов рубок.

Сплошнолесосечные рубки предусматривались в равнинных и горных лесах при крутизне склонов до 25°, шириной лесосек до 200 м с оставлением полос такой же ширины до восстановления на прилегающих вырубках. Постепенные двухприемные рубки рекомендовались на склонах северных, западных и восточных экспозиций крутизной более 25° с мощными, хорошо развитыми почвами. На южных и каменистых склонах с маломощными почвами предлагались выборочные рубки с выборкой за первый прием до 30% запаса насаждения и повторяемостью приемов через 30-40 лет после формирования под пологом второго яруса. Хотя указанные правила полностью не отвечали биологии кедра, они действовали в районах Урала и Сибири до 1970 г. и оказали положительное влияние на сохранность кедровых лесов.

Серьезным толчком для улучшения комплексного использования кедровых лесов и упорядочения их рубок послужило принятое в октябре 1957 г. Постановление Совета Министров РСФСР «О мерах по улучшению использования кедровых насаждений, развитию промыслов и увеличению заготовок кедровых орехов, пушнины, боровой дичи и дикорастущих ягод в таежных районах Сибири, Дальнего Востока и севера Европейской части РСФСР». Указанное постановление предусматривало расширение орехопромысловых зон в наиболее обжитых и освоенных районах, разработку научных основ организации специализированных хозяйств и создание в системе Роспотребсоюза 94 кедропромысловых предприятий.

После принятия указанного постановления был установлен контроль за объемами рубки кедра. В отчетах лесохозяйственных предприятий отдельной строкой стали указывать отпуск леса по кедровому хозяйству. В 1959 г. при общем объеме лесозаготовок в Сибири, равном 86,1 млн м3 вырубка кедра составила 7,5 млн м3, а в 1961 г. — соответственно 96,6 и 11 млн м3. Однако эти цифры не отражали полного объема вырубленной кедровой древесины, т. к. учитывали рубки кедра в смешанных древостоях. Рубки проводились в освоенных лесах II и III групп в запрещенных лесосырьевых базах, где в эти годы осваивалось до 55% утвержденного ежегодного отпуска. Расчетная лесосека по кедру, установленная для освоения в размере 26,4 млн м3, была освоена на 41,6% (Хлатин, 1966).

Вопросы комплексного использования кедровых лесов, поднятые еще в 1959 г. на первой Всероссийской научно-практической конференции и обсуждавшиеся на всех последующих совещаниях-семинарах по кедровой тематике, решаются крайне медленно. Основой комплексных хозяйств всегда была заготовка древесины, но продолжавшиеся нарушения технологий лесопользования при рубках леса вызвали многочисленные эмоциональные выступления защитников природы в средствах массовой информации, которые послужили основной причиной повсеместного запрещения рубок главного пользования в кедровых лесах.

Для большинства лесоводов это запрещение оказалось неожиданным (Бех, Савин, 1997). Удивляло последовавшее молчание ученых, принявших указанное запрещение как должное, по принципу «начальству виднее». Более того, согласно Руководству по организации и ведению хозяйства в кедровых лесах (М., 1990) лесопромышленный тип комплексного пользования, допускавший ограниченные главные рубки, был переименован в лесореконструктивный. Тем самым разработчики Руководства согласились с вышестоящими инстанциями в том, что рубки главного пользования в кедровых лесах не обязательны.

Несомненно, кедровые леса надо беречь. Но всякая бережливость — это прежде всего рациональное использование. Сибирский крестьянин всегда бережно относился к кедру, считая его деревом плодовым, «хлебным», но в то же время рубил из кедровой древесины дома, изготавливал посуду — лучшую тару для хранения продуктов, прежде всего меда и сливочного масла. Поделки из древесины кедра получили широкую известность, из нее изготовлены иконостасы многих сибирских храмов, шкафы для хранения гербария Томского государственного университета, затейливая резьба жилых построек. Защитники кедра возразят, что в те времена рубки были небольшими, теперь же совсем другие объемы. Да, объемы не те, но всегда и ко всему необходимо относиться по-хозяйски, не позволять пропадать тому, из чего можно получить ценную продукцию. К сожалению, о хозяйском отношении к кедру мы вспомнили с опозданием, после того как многие продуктивные и доступные кедровники были вырублены.

Запрещение рубок кедра практически вывело из хозяйственного освоения 6 млрд м3 лесных ресурсов и в ряде районов Сибири привело к резкому сокращению объемов лесопользования и закрытию лесопромышленных предприятий. Многие кедровые насаждения, особенно оставленные на вырубках кулисы, активно разрушаются и нерентабельны для освоения. Государство теряет миллионы кубометров ценной древесины.

Да, сибирский кедр — действительно ценная и многосторонне полезная древесная порода. Но в то же время кедровые леса — это сложная, часто полидоминантная растительная формация, состав насаждений и площади которой постоянно изменяются в процессе непрерывной восстановительной и возрастной динамики. Так, в пределах Западно-Сибирской низменности кедровники в большинстве случаев восстанавливаются через смену пород. До 120-160 лет кедр обычно растет под пологом березы или осины, а после выхода в господствующий ярус формирует смешанные елово-пихтово-кедровые древостой. Длительное беспожарное развитие насаждений завершается разрушением кедровой части древостоя и переходом преобладания к ели или пихте. После рубок или повальных лесных пожаров лесообразовательный процесс как бы отбрасывается назад, начинается новый, аналогичный прежнему путь развития.

Восстановление кедровых насаждений на месте лиственных лесов наблюдается повсеместно. По данным учета лесного фонда, за период с 1966 по 1989 г. площадь равнинных кедровников в Западной Сибири увеличилась на 2 010 тыс. га. Анализ возобновления и возрастной структуры лесного фонда показал, что на 79% территории рост площадей кедровников произошел в процессе восстановительной смены пород.

Такая особенность развития равнинных темнохвойно-кедровых лесов выработалась в процессе многовековой эволюции растительного покрова, обусловлена биологическими особенностями лесообразующих видов и сопровождается колебательными изменениями экотопа. Лесоводственным вмешательством в лесообразовательный процесс можно сохранить или поддержать устойчивость модальной фазы развития кедровников. Но такие работы дороги и трудоемки, современные возможности лесохозяйственного производства позволяют проводить их только в орехопромысловых и других ценных лесах. В период деградирующего развития смена пихтой и елью неизбежна, потерю кедровой древесины здесь можно предотвратить только сплошнолесосечными рубками.

Поддержание устойчивости кедровников выборочными и постепенными реконструктивными рубками, рекомендуемое вышеуказанным руководством, малоэффективно. Более 70% равнинных кедровых лесов представляют собой насаждения IV-V классов бонитета, более 85% произрастают на сырых и влажных почвах, имеют полноты 0,4-0,6. Проведение в них выборочных рубок, даже слабой интенсивности, приводит к массовому ветровалу и разрастанию мощного травостоя, препятствующего последующему возобновлению темнохвойных пород. Об этом свидетельствует опыт проводившихся в 1970-х гг. в Томской области длительных постепенных выборочных рубок.

В то же время проблема рационального лесопользования в кедровых лесах может быть решена. Предлагаемая В. Н. Воробьевым (Воробьев, 1983) комплексная эколого-ресурсная оценка насаждений основана на определении по кронам деревьев кедра состояния плодоношения древостоя и перспектив его прижизненного использования. Такая оценка освоена лесоустройством и проведена в лесхозах Алтая, Томской и Тюменской областей, но не получила своего логического развития в лесоустроительных проектах и до конца не внедрена в практику лесного хозяйства. Причин тому несколько: последовавшая после запрещения рубок переориентация лесопользования в кедровых лесах на выборочное хозяйство, слабая техническая и технологическая обеспеченность выборочных рубок и отсутствие в условиях рынка экономической заинтересованности лесозаготовителей в их проведении. Однако в качестве основной причины следует признать недостаточную проработку лесоводственных и экологических последствий рубок.

Опыт комплексной оценки кедровых насаждений в лесхозах Томской области показал их высокую экономическую эффективность. Такая оценка позволяет сохранить ценные кедровники, без ущерба для лесного хозяйства и экологии региона переводить в лесопромышленный комплекс сокращающие и прекратившие плодоношение кедровые насаждения и вырубать их сплошь по технологиям, обеспечивающим максимальное сохранение темнохвойного подроста.

Работа томских лесоводов заслуживает широкой опытно-производственной проверки и в других регионах Сибири, в процессе которой будут усовершенствованы, существенно дополнены и упрощены приемы комплексной эколого-ресурсной оценки насаждений для повсеместного внедрения в практику лесного хозяйства и лесопользования. Нельзя согласиться с разрушением кедровников. Ресурсы кедровой древесины должны служить народу России.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: