Факультет

Студентам

Посетителям

Дискуссия по вопросам геоботанического районирования

В марте 1935 г. в Ботаническом институте АН СССР состоялась новая дискуссия, на этот раз по вопросам геоботанического районирования.

С докладами на дискуссии выступили А. П. Шенников, С. Я. Соколов и Б. Н. Городков; их высказывания существенно различались (см.: Геоботаника, т. 4, 1938). Сейчас, когда со времени этой дискуссии прошло почти тридцать лет, можно по затронутым вопросам сделать некоторые общие выводы.

Для взглядов С. Я. Соколова характерна комплексная трактовка компонентов природы. Элементарной единицей районирования он считал геоботанический микрорайон. Основой его разграничения является фитоценоз. Каждый фитоценоз территориально представляет собой микрорайон. В то же время фитоценоз вместе с занятой им территорией, со всеми встречающимися в его пределах физико-географическими условиями — основная ландшафтоведческая единица, элементарный ландшафт. Таким образом, исходным объектом группирования природных явлений с тремя различными задачами служит одно и то же явление природы — фитоценоз.

При создании геоботанической классификации растительности учитывают признаки состава и структуры фитоценозов и группируют их в ассоциации, формации и пр.; при создании ландшафтоведческой классификации в элементарный ландшафт объединяют территории ландшафтно сходных фитоценозов (шире — по физико-географическим признакам); при геоботаническом районировании микрорайоном называют каждый обособленный фитоценоз. Понятно, что такое детальное районирование возможно лишь на небольших площадях. Поэтому при геоботаническом районировании чаще выделяют более крупные единицы — геоботанические районы. По Соколову, «территории, имеющие однородные, закономерно повторяющиеся топографические ряды фитоценозов, и будут называться геоботаническими районами». Такой район совпадает с ландшафтным районом. Районы могут быть различного объема в зависимости от широты экологического ряда. Так, например, районом может являться растительность речной поймы, пойма + растительность террасы, пойма + терраса + водораздел и т. д. Районы, которые сходны по основным ассоциациям, образуют геоботанические провинции. Последние встречаются в определенной зоне, различаясь меридионально (с запада на восток) по сменяющимся основным ассоциациям. Основой разграничения зоны является тип растительности (тундры, леса и т. д.), внутри зон выделяются подзоны. Аналогичные провинции в подзонах могут быть объединены в области. Область — это территория, обладающая растительным покровом, происходящим из одного или нескольких центров его развития.

Б. Н. Городков в общем согласился с положениями С. Я. Соколова. Он особенно подчеркивал, что «геоботаническое районирование должно быть основано на признаках растительности» (Принципы…, 1938, с. 19). Этого требовал и А. П. Шенников, прибавив: «и только растительности». Б. Н. Городков, кроме этого, категорически утверждал, что «фитоценоз не территориальная единица, и, таким образом, он не может быть положен в основу геоботанического районирования». То же самое заявил А. П. Шенников: «… нельзя самый маленький район называть фитоценозом. Участок, занятый фитоценозом — да, но не фитоценоз, который никак не может быть территориальной единицей» (Принципы…, 1938, с. 26).

Такая трактовка фитоценоза как нетерриториальной (не топографической) единицы не нова. Она была сформулирована уже Ш. Флао и К. Шретером в 1910 г. на III Международном ботаническом конгрессе. Позже Й. Браун-Бланке постоянно утверждал, что растительное сообщество лишь флористическая единица. Такое понимание фитоценоза основывается на разделении фитоценоза (растительности) и среды, на непризнании факторов местообитания фитоценоза его признаками. В настоящее время этот вопрос рассматривается по-другому, и все большее число исследователей склонны считать прямодействующие (фитоценотически определяющие) экологические факторы признаками фитоценоза. Тем самым мы и приходим к правильному утверждению А. Я. Вага, высказанному им еще в 1940 г.: «правильно осознанная единица растительности является одновременно и флористической, экологической и топографической единицей».

Итак, фитоценоз, по нашему мнению, следует считать и территориальной единицей. Но это не значит, что он является и единицей районирования — микрорайоном. Для этого фитоценоз: 1) слишком мелкоплощадная единица — такая дробность, при которой каждый фитоценоз выделяется как микрорайон, просто не нужна; 2) слишком расплывчатое, континуальное явление природы, для которого более характерны плавные переходы от одного фитоценоза к другому, чем резкие, ясно отчетливые границы.

В. Б. Сочава (1952) пишет: «Представление о том, что каждый фитоценоз в его естественных границах есть одновременно элементарный геоботанический район, излишне. Фитоценоз и не может мыслиться вне пространства, на котором он расположен, и всего того природного комплекса, с которым он связан. При геоботаническом районировании выделяются территории внутри себя разнородные, но вместе с тем качественно своеобразные и этим своеобразием отличающиеся от других территорий» (с. 354). Единицами районирования у Сочавы являются следующие (в направлении от крупных к мелким): геоботанический пояс, область, зона, подзона, провинция, подпровинция, округ.

В послевоенный период в СССР довольно многие ученые и коллективы занимаются вопросами районирования. Господствующим становится направление комплексного геоботанического районирования с учетом признаков как самой растительности, так и ее среды. Некоторые авторы (например, Воронов, 1973) и в настоящее время утверждают, что районирование должно вестись только по признакам самой растительности.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: