Факультет

Студентам

Посетителям

Биотехния и биотехнические мероприятия в охотоведении

Под биотехнией принято понимать раздел охотоведения, посвященный изучению возможностей повышения производительности и продуктивности охотничьих угодий.

В ходе этого изучения разрабатываются типы биотехнических воздействий на популяции дичи и их местообитания, направленные главным образом на повышение темпов размножения и снижение смертности животных, а в конечном итоге на увеличение ежегодного прироста их численности. На протяжении последних десятилетий биотехнические мероприятия прочно вошли в практику спортивных охотничьих хозяйств и с каждым годом осуществляются все в больших объемах. Биотехнические мероприятия могут быть подразделены на следующие группы: работы, направленные на улучшение среды обитания животных; работы, предусматривающие улучшение условий существования животных; расселение животных; искусственное дичеразведение.

При улучшении среды обитания представителей охотничьей фауны объектом реконструкции являются охотничьи угодья. Наиболее интенсивной формой этого типа воздействия является полное их преобразование (облесение открытых пространств, создание искусственных водоемов, осушение болот и т. д.). Однако значительно чаще идут по пути улучшения отдельных свойств угодий без изменения их общего характера. Работы ведутся в направлении повышения их кормовых, защитных и гнездопригодных свойств. Сюда относятся: введение в состав лесных насаждений кустарников или травостоев растений, обладающих высокой кормностью, или создание условий, в которых такие виды растений начинают лучше развиваться и плодоносить. Для улучшения кормовых свойств леса в основной ярус в зависимости от условий произрастания могут вводиться дуб, бук, конский каштан и породы группы диких фруктарников. Кормность подлеска может быть повышена за счет можжевельника, различных видов ив, терна и других пород. На открытых участках хорошие результаты дают посадки топинамбура (земляной груши) и некоторых многолетних трав.

Чтобы улучшить плодоношение деревьев, семена и плоды которых используются животными, нередко прибегают к так называемым биотехническим рубкам, т. е. к изреживанию древостоя вокруг ценных в кормовом отношении деревьев. Последние, оказавшись в условиях лучшей освещенности, дают более частые и обильные урожаи. Для водоплавающей дичи используют посевы» и посадки однолетнего и многолетнего дикого риса.

Условия обитания могут быть улучшены и путем повышения защитных и гнездопригодных свойств угодий. Здесь чаще всего используется создание в открытых угодьях защитных ремизов, т. е. участков с очень густыми, труднопроходимыми зарослями растительности, где животные могли бы укрываться от опасности. Ремизы создаются из разнообразных видов растений (загущенных посадок, периодически подстригаемой ели, можжевельника, терна и других колючих кустарников).

Улучшение гнездовых свойств осуществляется за счет сохранения участков некоей, отдельных куртин подроста и подлеска на лесных полянах и сенокосах, а при работе с водоплавающей дичью — дополнительной прочистки проходов от воды сквозь прибрежные заросли к материковому берегу или сплавинам и устройства долговременных искусственных гнезд типа дуплянок.

Для видов животных, не столько стремящихся спрятаться от опасности, сколько старающихся своевременно заметить ее (лось, олень, косуля), используется изреживание растительности для создания лучшего обзора вокруг солонцов, кормушек и других сооружений.

Качество угодий повышается также путем создания галечников, порхалищ и водопоев. Биотехнические мероприятия указанной группы на относительно продолжительное время меняют характер угодий и, следовательно, условия для обитания охотничьих, зверей и птиц.

Коренная или даже частичная реконструкция угодий не всегда возможна для охотничьего хозяйства. Последнее сравнительно редко является основным землепользователем на закрепленной за ним площади, что вынуждает приспосабливаться к тем изменениям состава угодий, которые осуществляются в ходе ведения сельского или лесного хозяйства. Наиболее перспективный путь сводится к увязке сроков и способов проведения сельско — или лесохозяйственных мероприятий с интересами охотничьего хозяйства.. Установлено, например, что механизированная уборка сельскохозяйственных культур «в разгон» (когда комбайн, косилка или силосоуборочная машина начинают свое движение от центра поля к периферии) почти полностью устраняет гибель дичи под ножами машин. Поздние сроки уборки сена на лесных полянах и прогалинах, перенос сроков всевозможных лесохозяйственных мероприятий на время, не совпадающее с периодом гнездования и первых недель жизни молодняка, резко повышают прирост численности многих представителей боровой дичи.

В ходе ведения лесного хозяйства ежегодно вырубаются значительные площади леса. Рубки ведутся разными способами в различные сроки с той или иной технологией уборки лесосек. При одних вариантах проведения они способствуют развитию и плодоношению ягодников (брусники, черники), при других — ухудшают условия и для того, и для другого. Изучение влияния рубок на развитие и плодоношение ягодников и проведение рубок способами, стимулирующими эти процессы, могли бы резко повысить ягодоносность наших лесов и заметно улучшить кормовые условия для многих представителей охотничьей фауны.

По-иному обстоит дело с мероприятиями, направленными на улучшение условий обитания охотничьих животных. Они не меняют характера угодий, а сводятся к искусственной подкормке дичи кормами, заготовленными и завезенными в угодья, или к мероприятиям, повышающим сохранность и доступность имеющихся в природе запасов корма (сохранение порубочных остатков на вырубках, расчистка снеговым плугом подходов к наиболее кормным участкам угодий или полос на озимых посевах, делающих их; доступными зайцам, куропаткам и т. д.). Сюда же относятся спасение зайцев и профилактика затопления птичьих гнезд в периоды паводков, а также регулирование численности хищников.

На последнем вопросе следует остановиться более подробно. Проблема отношения к хищникам была и остается предметом острой дискуссии. Это связано с тем, что в определенных условиях, наличие хищников является залогом благополучного существования популяций их жертв. Хищники осуществляют своеобразную селекцию, изымая из этих популяций больных и ослабленных животных, регулируют численность своих жертв, препятствуя ее увеличению до размеров, способных повести к деградации угодий, возникновению эпизоотий и другим отрицательным последствиям. Однако все это справедливо там, где популяции животных не являются объектом интенсивного охотничьего хозяйства. Если же в процессе ведения последнего человек вкладывает труд и средства в охрану и воспроизводство животных, если он сам способен осуществлять мероприятия селекционного плана и поддержать численность дичи на оптимальном уровне — необходимость, в хищниках отпадает.

Это не значит конечно, что всем их представителям в условиях охотничьего хозяйства должна быть объявлена беспощадная война.

Многие виды хищных животных малочисленны, некоторые полезны для сельского и лесного хозяйств, некоторые имеют исключительную зоологическую ценность и истребление их было бы преступлением. Однако те виды, которые наносят запасам охотничьих животных (в данной конкретной местности!) ощутимый ущерб, должны быть признаны врагами охотничьего хозяйства, и численность их следует строго регулировать.

Ущерб же, наносимый хищниками популяциям дичи, может быть весьма ощутимым. Так, нередки случаи, когда добычей лисиц становятся от 10 до 30% поголовья зайцев и 10—15% боровой дичи. Кроме того, в определенных условиях лисица способна, уничтожать значительное количество молодняка косули и даже оленя. Пернатые хищники (ястреб-тетеревятник, канюк, болотный лунь и некоторые другие) уничтожают до 15% зайцев, свыше 40% боровой и до 30% водоплавающей птицы.

Громадный урон популяциям дичи наносят волки. Известны случаи, когда в глубокоснежные зимы они на значительных территориях полностью уничтожали косуль, брали от 50 до 70% прироста численности популяций лося, почти полностью снимали прирост численности популяций дикого северного оленя, марала и изюбря. В густонаселенных районах не меньший вред поголовью дичи могут наносить бродячие собаки. Высокая численность серой вороны неизбежно ведет к массовой гибели гнезд большинства видов уток. С этими фактами охотничьи хозяйства, конечно же могут мириться, и регулирование, а порой и стремление к полному, уничтожению некоторых хищников (волка, бродячих собак, серой вороны) для них вполне естественны.

В ходе биотехнических мероприятий охотничье хозяйство обязано осуществлять неусыпный контроль за соблюдением правил хозяйственного освоения угодий. Оно должно добиваться от основных землепользователей соблюдения запрета рубки леса в районах глухариных токов, запрета создания лесных культур на местах токования тетеревов. Нельзя допускать выпаса скота в молодняках I и II классов бонитета; сенокошение в местах обитания выводков пернатой дичи должно быть перенесено на более поздние сроки; обязательно строгое соблюдение норм и правил применения ядохимикатов и минеральных удобрений, запрета весеннего выжигания прошлогодних некосей, стерни и зарослей тростников. Соблюдение указанных запретов и правил — важнейшее требование, необходимое для улучшения условий обитания большинства видов дичи. Все эти требования предусмотрены положениями об охране природы.

Для отдельных видов животных биотехнические воздействия вышеперечисленных направлений включают в себя ряд мероприятий.

Лось. Коренная реконструкция угодий для этого вида животных чаще всего осуществляется в ходе ведения лесного хозяйства. Рубки лесов, когда спелые насаждения переводятся в вырубки, а затем в участки молодняков, резко повышают качество и емкость угодий для лося. Также эффективно создание на значительных площадях лесных культур. Наоборот, лесная мелиорация, обеспечивающая осушение болот и общее повышение лесохозяйственного бонитета насаждений, ухудшает условия для обитания лося, что особенно заметно в летний период, когда ему необходимы пастбища с болотными травостоями. Некоторое улучшение качества угодий возможно путем введения в подлесок различных видов ив, рябины, можжевельника и других древесно-кустарниковых пород, имеющих для лося кормовую ценность. Там, где ощущается недостаток водопоев, целесообразно искусственное их устройство. В заболоченных понижениях рельефа с помощью бульдозера создаются небольшие водоемы площадью 40—50 м2 из расчета по одному на 1000 га угодий. Исключительное значение имеет сохранение порубочных остатков на вырубках, где в составе вырубавшегося древостоя имелись осина, сосна и другие породы, ветви и кору которых лоси поедают. Чтобы представить, насколько за счет этого мероприятия можно повысить зимнюю кормность угодий не только для лося, но и для других копытных дендрофагов, приведем следующий расчет.

В Московской обл. только рубками главного пользования каждый год охватывается около 7 тыс. га. На каждый гектар имеется в среднем 150 осин, на всей вырубаемой площади — свыше 1 млн. деревьев этой породы. Одна осина с диаметром ствола 20—30 см дает запас съедобной коры в 30 кг и около 500 г кормовых побегов. Все срубленные деревья дадут астрономическое количество корма: около 30 000 т коры и 500 т побегов. Запас: древесно-веточных кормов на 1 га сосновых молодняков в возрасте 12—14 лет составляет около 300 кг. При рубках ухода вырубается до 20% деревьев. Итог — запас корма в 60 кг на 1 га.

Искусственные солонцы для лося устраиваются по норме один солонец на 1000 га угодий. Наиболее удачная их конструкция та, при которой соль находится в углублении, выдолбленном в стволе крупной поваленной осины. Расход соли на каждый солонец — до 30 кг в год. Солонцы располагаются на опушках, полянах и прогалинах, примыкающих к тем участкам леса, где животные концентрируются особенно часто.

Ощутимый урон поголовью лосей могут наносить бурый медведь, росомаха, рысь, бродячие собаки и особенно волк.

Олень и косуля. С коренными изменениями характера угодий для этих видов животных дело обстоит так же, как и для лося.

Введение в состав древостоя и подлеска кормовых пород (дуба, каштана, ясеня, ивы, можжевельника) заметно повышает кормность угодий. Последняя может быть увеличена и путем создания на полянах и лесных опушках кормовых полей из топинамбура, клевера, вико-овсяной смеси, люцерны и ржи.

При высокой численности животных в районах с относительно большой глубиной снегового покрова обязательна зимняя подкормка. Для нее используются высококачественное сено, веточные веники из ивы, осины или топинамбура и крапивы, а также корнеплоды. Как и для лося, наиболее перспективной формой подкормки является сохранение порубочных остатков на вырубках.

Кормушки, объединенные с солонцами, должны располагаться на опушках, полянах или в изреженных участках леса, где ничто не будет ограничивать обзора кормящихся животных. Одна кормушка с солонцом устраивается на 1000 га угодий. Для оленей и косуль опасны те же хищники, что и для лося, а также лисица, нередко уничтожающая молодняк этих животных.

Кабан. Любые мероприятия, ведущие к появлению в угодьях участков высокой и густой травянистой или кустарниковой растительности и чащ лесных молодняков, заметно улучшают защитность угодий для кабана. Повышение кормовых условий можно достичь всеми лесохозяйственными мероприятиями, способствующими улучшению плодоношения дуба, бука, диких фруктарников, и введением этих пород в состав насаждений. Хорошие результаты дает создание кормовых полей из топинамбура, картофеля, вико-овсяной смеси. Поля площадью 0,3—0,4 га должны располагаться по возможности среди лесных урочищ, постоянно посещаемых кабанами, и в удалении от сельскохозяйственных земель, чтобы уменьшить вред, который данные звери могут наносить совхозным и колхозным полям. В областях с продолжительной и многоснежной зимой (со средней глубиной снегового покрова 30 см и более) кабаны могут благополучно существовать только при наличии зимней подкормки. Для нее используются картофель, желуди, концентрированные корма из расчета 3 кг на одно животное в день. Подкормка может высыпаться в специальные корыта или просто на землю, но обязательно там, где звери могут подойти к ней скрыто, пользуясь защитой густых зарослей. Наиболее удобны мелкие поляны и проталины среди сплошных чащ елового подроста или кустарников, тростников и т. д. От бескормицы зимой особенно страдают поросята-первогодки, и в то же время именно их взрослые особи часто отгоняют от подкормки. Поэтому часто последняя выкладывается внутри специальной загородки, между кольями которой поросята свободно проходят, а крупные кабаны пройти не могут.

Необходима борьба с волками и бродячими собаками, наносящими поголовью кабана значительный урон, за счет истребления главным образом молодняка.

Заяц-беляк. Условия для обитания этого вида наиболее благоприятны в старовозрастных лесах. Однако в годы высокой численности зайцам здесь не хватает кормов и они вынуждены для жировки выходить в лесные молодняки и кустарники, где часто становятся добычей хищников. Все лесохозяйственные мероприятия (например, выборочная рубка), ведущие к появлению под пологом старого леса поросли кормовых пород или остатков срубленных деревьев, для зайца-беляка полезны. Применяется зимняя подкормка зверьков срубленным осинником, сеном и веточными вениками, а также закладка солонцов типа «столбики» или «пень» по одному на каждые 100 га заселенных зайцем угодий. Подкормочные точки и солонцы располагаются обычно в суходольных, а отнюдь не в заболоченных участках старого леса. Это предотвращает распространение инвазионных заболеваний.

Очень важное мероприятие — постоянное контролирование численности зайцев-беляков. Усиленный отстрел и отлов в годы их наибольшей численности и запрет охоты в периоды резкого сокращения последней позволяют избежать возникновения массовых эпизоотий и поддерживать количество животных на постоянном, достаточном для ведения охотничьего хозяйства уровне.

Для зайца-беляка опасны многие виды хищников, но под особым контролем должна находиться численность волка, рыси и лисицы. Бродячие кошки и собаки должны уничтожаться беспощадно.

Заяц-русак. В настоящее время методы ведения сельского хозяйства (единовременная сплошная распашка больших площадей, механизированная уборка полей, химизация) создали условия, малоблагоприятные для обитания этого вида. Особое внимание приходится уделять повышению защитности угодий путем создания ремизов вдоль дорог, балок, оврагов на песчаных и других неудобных для сельского хозяйства землях. Необходим контроль за соблюдением правил использования минеральных удобрений и ядохимикатов. В районах с более или менее суровыми и многоснежными зимами осуществляется зимняя подкормка зайцев-русаков (сено, зерноотходы, корнеплоды). Выкладывают ее под навесами, устроенными по окрайкам полей, у защитных ремизов и там, где после уборки сохранились остатки таких культур, как подсолнечник, кукуруза и капуста. При средней плотности населения зайцев одна подкормочная точка обычно устраивается на 100—200 га заячьих угодий. При ней делается и солонец типа «столбик». В условиях глубокоснежья для зайцев-русаков очень полезна расчистка снеговым плугом участков озимых посевов.

Основными врагами зайца-русака являются бродячие кошки и собаки, а также лисицы.

Серая куропатка. Все биотехнические мероприятия, проводящиеся для зайца-русака; оказываются полезными и для серой куропатки. Подкормку из зерна, зерноотходов и мякины выкладывают под различными навесами, установленными в местах, где у птиц имелось бы укрытие от непогоды и хищников. Нормы подкормки 50—80 г кормов в день на одну птицу. В местах весенне-летнего обитания серой куропатки противопоказаны ранний сенокос, выпас скота, выжигание некоей и стерни.

Необходима борьба с лисицей, бродячими собаками и кошками, иногда с ястребами-тетеревятниками.

Глухарь. Для глухаря самым неблагоприятным изменением состава угодий является перевод спелых древостоев в молодняки. Поэтому в лесах, вовлеченных в интенсивную эксплуатацию, глухарь не может рассматриваться как перспективный объект охотничьего хозяйства. На условия его обитания отрицательно сказывается и осушение заболоченных лесных площадей.

В любом случае при ведении хозяйства на глухаря рубки леса не должны затрагивать выделы в районе глухариных токов, а тем более сами участки токовищ. В местах гнездования и обитания выводков недопустимы раннее сенокошение, выпас скота, интенсивная рекреация. Закладка кормовых полей, защитных ремизов не нужна. Зато устройство галечников и порхалищ (укрытых от снега куч крупного песка), особенно в местах с равнинным рельефом и глубокоснежьем, очень полезно. Хорошие результаты дает подкормка глухарей зерном и ягодами на специальных помостах-навесах. Размещают их обычно в районе глухариных токов.

Для глухаря опасны: рысь, лисица, енотовидная собака, бродячие кошки и собаки, филин и ястреб-тетеревятник.

Тетерев. Условия для обитания этого вида резко улучшаются при появлении в сплошных лесных массивах вырубок, полян, прогалин и небольших полей сельскохозяйственных культур. Столь же благоприятно для него и образование в открытых угодьях участков леса или кустарников. Частичное повышение качества угодий достигается созданием кормовых полей и защитных ремизов, из клевера, овса, гречихи, озимой пшеницы и различных кустарников. Перспективно также закультивирование широких просек в лесу. Как и для глухаря, для тетерева устраиваются галечники и порхалища. В районах с неглубоким снегом зерновые на таких: полях часто не убирают, а оставляют под снег. При глубокоснежье уборка обязательна и снопы идут на зимнюю подкормку. Укрепляют их на специальных кольях. Очень важно сохранение в неизменном виде площадей, используемых тетеревами для весеннего токования, и особенно поддержание режима покоя в выводковых станциях весной и в начале лета. Для тетерева опасны те же виды хищников, что и для ранее рассмотренных видов мелкой дичи.

Водоплавающая дичь. Коренная реконструкция угодий связана с осушением существующих болот и озер, а также спрямлением русла рек или, наоборот, с созданием новых водоемов. В первом случае условия для обитания водоплавающих резко ухудшаются, а иногда и полностью исчезают, во втором — улучшаются.

Биотехнические мероприятия, направленные на частичное улучшение условий обитания водоплавающей дичи, состоят в повышении и улучшении гнездопригодности, кормности и защитности угодий.

Наиболее просто повысить гнездопригодность водоемов для гоголя, гнездящегося в дуплах деревьев. Непосредственно вдоль уреза воды, на крупных деревьях преимущественно лиственных пород, а иногда и на специально врытых столбах развешиваются искусственные гнезда-дуплянки. В зависимости от местных условий они размещаются через каждые 100—300 м, на высоте от 3 до 6 м и обязательно у водоемов, имеющих чистые глубокие плесы (на мелководье гоголи не держатся).

Улучшить гнездовые условия для других видов уток, в основном гнездящихся наземно, сложнее. Это заключается в сохранении вдоль берегов участков некоей в виде полос 10-метровой ширины, создании прокосов от воды через прибрежные заросли до берега, прорезке каналов в прибрежных сплавинах или устройстве сплавинных островков на чистых плесах. При сильных летних колебаниях уровня воды (связанных обычно с наличием гидроэлектростанций) закрепляют на воде вблизи прибрежных зарослей бревенчатые плотики размером 3X3 м или плотики из связанных снопов тростника. На них укладывают кучи сена и хвороста, в которых утки охотно делают свои гнезда. При подъемах воды такие плотики не затапливаются, а всплывают, удерживаемые на месте якорем или веревкой, привязанной к вбитому в дно колышку. Хорошие результаты дает и установка искусственных гнезд ящичного типа на ветвях деревьев выше возможного уровня подъема воды.

Улучшение кормности и защитности угодий осуществляется за счет посадок водяного риса и других кормовых растений, заросли которых могут служить уткам и укрытием. Вдоль берегов иногда создаются небольшие кормовые поля с посевами проса, гречихи, вики, гороха или пшеницы.

Регулирование хозяйственной деятельности человека сводится к запрещению с апреля до середины июня выпаса скота и концентрации туристов в местах гнездования уток. В последние годы в связи с созданием водохранилищ и строительством на них гидроэлектростанций образовались значительные площади незамерзающих зимой плесов. Здесь, при условии подкормки (зерноотходы выкладываются у воды на лед), задерживается на всю зиму значительное количество водоплавающих. Проведение ее способствует формированию местных зимующих популяций уток. Необходимо также регулирование численности ястреба-тетеревятника, болотного луня и уничтожение серых ворон.

Таковы основные мероприятия, улучшающие среду и условия обитания отдельных представителей охотничьей фауны. Но биотехния идет дальше и зачастую ставит перед собой задачу восстановления численности исчезнувших или единично встречающихся в данной местности видов дичи, а то и вселения в нее ранее не встречавшихся здесь представителей охотничьей фауны. Задачи эти решаются в ходе реакклиматизации ранее обитавших или акклиматизации новых видов зверей и птиц.

Работы по расселению охотничьих животных у нас были начаты в 30-х годах текущего столетия. Они проводились более чем с 50 видами зверей и птиц. Было выпущено в угодья около 600 тыс. животных, из которых примерно 75% относились к пушным видам, а остальные представляли интерес для спортивного охотничьего хозяйства. Результаты были весьма противоречивы. В одних случаях работы завершились успехом, в других — полной неудачей. Эта двойственность вообще типична для эффективности большинства биотехнических воздействий, используемых в практике нашего охотничьего хозяйства.

Если проанализировать результаты биотехники в разных охотничьих хозяйствах, увидим следующее. Выложенные корма животные то полностью поедают, то совершенно не употребляют в пищу. Устроенные солонцы иногда привлекают лосей, оленей или косуль, в других же. случаях игнорируются ими. Искусственные гнезда утки или заселяют почти все, или оставляют в полном пренебрежении. В одних районах расселение ранее исчезнувших видов животных ведет к восстановлению их поголовья, в других — лишь к гибели вселенцев.

Отбрасывая случаи, где безэффективность биотехнических мероприятий объяснялась просто грубыми ошибками в технологии их проведения, можно констатировать, что все разноречивые данные в рассматриваемых итогах объясняются одной первопричиной. Кроется она в некотором антагонизме, еще существующем между охотоведческой наукой и практикой.

Иные руководители охотничьего хозяйства не могут примириться с тем, что научное обоснование целесообразности или никчемности того или иного биотехнического начинания всегда требует, времени. Им порой не терпится претворить в жизнь полюбившуюся идею, и они забывают о том, что охотничье хозяйство ведет свою деятельность непосредственно в тех условиях, где нет ничего «отдельного», где порой изменение частного вызывает цепную реакцию изменений, нарушающих всю систему. Любые биотехнические воздействия — это всегда вторжение в природу, а значит, начинание, требующее сугубой осторожности. Она необходима, во-первых, потому, что наше вмешательство может повести к весьма нежелательным последствиям (случаев, когда полное уничтожение какого-то вида, считавшегося вредным, или когда завоз нового представителя фауны ни к чему хорошему не приводил, более чем достаточно); во-вторых, в силу того, что преследуемая нами цель в условиях данной природной системы может оказаться недостижимой (многолетние, но тщетные попытки акклиматизации фазана в центральных областях Советского Союза); в-третьих, из-за того, что с помощью биотехнии мы можем пытаться восполнить совсем не ту недостаточность в естественных условиях обитания животных, которая в данном конкретном месте действительно имеется.

Последнее положение нуждается в более подробном разборе. Жизнь животных протекает под воздействием бесконечного разнообразия условий окружающей среды. Мы показали, что климат, рельеф и растительность, состав и численность других представивителей фауны, характер и интенсивность хозяйственной деятельности человека влияют на условия обитания животных. Но в каждом конкретном месте и для определенного вида животных среди всего этого многообразия имеются все же один-два основных, решающих фактора, лимитирующих условия жизни. Могут быть случаи, когда низкий уровень численности какого-либо объекта охоты и малая интенсивность прироста численности его представителей определяются малокормностью или плохой защитностью угодий, особенностями хозяйственной деятельности, обилием хищников или какими-то иными, но всегда совершенно определенными причинами. В соответствии с этим биотехнические мероприятия дадут положительный эффект только тогда, если они устраняют или снижают воздействие на популяцию дичи именно этих лимитирующих факторов. Бесполезно, а значит, и бессмысленно пытаться, например, подкормкой возместить недостаточность гнездопригодных условий, устройством искусственных гнезд восполнить гибель уток в рыболовных сетях или гибельное влияние хищников компенсировать созданием галечников. Поэтому (кроме охраны и регулирования количественного и качественного состава популяций дичи) не может быть биотехнического мероприятия, целесообразного повсеместно. Каждое из них (с пользой для дела) применимо лишь в совершенно определенных природных и антропогенных ситуациях, требующих биотехнического воздействия именно данного типа. Поэтому «планирование сверху» для всей массы охотничьих хозяйств здесь совершенно неприемлемо. В работах, направленных на повышение производительности охотничьих угодий, не может быть стандарта. Это полностью относится и к таким разделам биотехник, как расселение животных и дичеразведение.

Как известно, мы многократно пытались с помощью выпусков животных на прежние места жительства восстановить былую численность их популяций. В ряде случаев (соболь, бобр) успех был полным, а в других случаях (заяц, тетерев) ничего достойного внимания достигнуто не было. Разница в результатах совершенно закономерна, так как депрессия численности соболя и бобра была вызвана перепромыслом. Выпуск, запрет, а затем строжайшее лимитирование добычи обеспечили успешное восстановление популяций этих видов.

Снижение же запасов зайцев и тетеревов никак не было связано с их переиспользованием, а объяснялось резким усилением пресса хозяйственного освоения мест их обитания. Воздействия этого пресса не были ни устранены, ни снижены в местах выпуска животных, что и делило безрезультатность попыток реакклиматизации. Любые, самые жестокие ограничения охоты помочь тут не могли, так как не охотой определялось исчезновение данных видов дичи.

Введение в состав аборигенной фауны нового вида — наиболее ответственное биотехническое вмешательство. Оно допустимо только при: 1) наличии пустующей экологической ниши, т. е. местообитаний, кормов и укрытий, не используемых другими ценными видами и потенциально могущих обеспечить требование интродуцента; 2) отсутствии опасности завоза вместе с акклиматизируемым видом новых возбудителей инфекционных и паразитарных возбудителей болезней; 3) уверенности, что вселенец не начнет вытеснять или уничтожать ценных представителей местной фауны; 4) при условии, что данные мероприятия будут реально полезны для повышения продуктивности охотничьих угодий, а не ограничатся только фактом появлений в них нового вида охотничьих животных.

Анализируя результаты акклиматизации, легко подметить, что наша предусмотрительность в плане соблюдения вышеупомянутых условий не всегда оказывалась на должной высоте. Безусловных успехов (ондатра) у нас значительно меньше, чем достижений сомнительного свойства (енот-полоскун, американская норка) и прямых неудач (скунс, шиншилла).

В целом биотехния — мощное средство для повышения производительности охотничьих угодий, сохранения и увеличения запасов охотничьей фауны. Но ее основой должны являться научная обоснованность и хозяйственная целесообразность.

Необходимо сказать еще об одном направлении охотохозяйственной деятельности, которое, несколько условно, тоже принимают за биотехнические мероприятии. Речь идет об искусственном

дичеразведении. С его помощью пытаются разрешить три задачи: 1) освоить методы разведения содержащихся в неволе редких и исчезающих в природе видов животных с тем, чтобы иметь их резервное поголовье, сохраняющее данный вид от полного исчезновения; 2) разведение в неволе охотничьих зверей и птиц, являющихся или могущих стать интересными объектами охоты, с последующим выпуском их в угодья для реакклиматизации или акклиматизации; 3) разведение в неволе наиболее популярных видов дичи и выпуск их в угодья для отстрела перед сезоном охоты. Первая задача имеет не столько охотохозяйственное, сколько природоохранное значение, вторая — наиболее полно вписывается и рамки понятия биотехнии, обеспечивая получение поголовья животных для расселения дичи и, следовательно, повышение производительности угодий. Третья общей производительности угодий не повышает (так как не угодья продуцируют запасы дичи), а лишь на краткий период создает в них обилие объектов охоты. Сейчас значительное количество охотничьих хозяйств исключительно спортивного направления осуществляют инкубирование яиц некоторых видов пернатой дичи (кряквы, фазана), выращивание молодняка до известного возраста в вольерах, а затем выпуск его в угодья. Не подлежит сомнению, что в отдельных районах нашей страны в результате интенсификации хозяйственной деятельности условия для обитания многих представителей охотничьей фауны катастрофически ухудшились. Надежд на сохранение в них достаточно многочисленных для охоты популяций дичи, видимо, нет. Тем самым создается ситуация, определяющая не только целесообразность, но и необходимость искусственного дичеразведения с выпуском выращенных животных «под выстрел». Однако нельзя забывать, что дичеразведение отнюдь не панацей от всех наших бед, связанных с оскудением запасов охотничьих животных. С его помощью не восполнить тех потерь, которые несут популяции дичи под усилившимся прессом антропогенного воздействия, и не удовлетворить потребности миллионов наших охотников. Поэтому дичеразведением ни в коем случае нельзя подменять усилия, направленные на сохранение природных запасов охотничьей фауны. Попытки же такого плана могут иметь место, так как создание, например, фермы для выращивания уток много легче (хотя и дороже) разработки и осуществления мер по предотвращению разорения утиных гнезд и гибели утят в условиях интенсивного освоения водоемов, хозяйственного и туристического, В десятой пятилетке на мероприятия по охране и воспроизводству диких животных было затрачено свыше 29 млн. руб. Из них 41% затрат падает на организацию подкормки животных, 32 — на расселение последних и 8% — на дичеразведение. Иными словами, 81% затрат связан с мероприятиями, целесообразными лишь в узкорегиональном аспекте и необходимыми далеко не во всех хозяйствах. А вот на повсеместно необходимые учеты численности дичи и ее охрану было израсходовано всего 19% общих сумм, выделенных на биотехнию.

Объем биотехнических работ в охотничьих хозяйствах промыслового типа значительно ниже, чем в хозяйствах спортивных. После того как путем расселения и строгой охраны были восстановлены запасы многих денных представителей фауны, биотехнические работы практически приостановились. Если сейчас в промысловых хозяйствах и осуществляется подкормка животных, то она преследует цель не улучшения условий обитания, а концентрации отдельных представителей фауны в местах их будущей добычи (подкормка песца, соболя, устройство солонцов для копытных). Исключение составляют только ондатровые промхозы, где работы по повышению кормности, а в основном гнездопригодности угодий осуществляются в достаточно широких масштабах. Их можно подразделить на три группы: 1) крупные инженерные работы по строительству долговечных гидротехнических сооружений (плотины, дамбы, каналы), обеспечивающих общий оптимум водного режима в заселенных ондатрой угодьях; 2) мелкие несложные сооружения (каналы, искусственно созданные заливы, прокосы в сплошных зарослях тростника и рогозов, жилища для ондатры из пластов сплавины или дерна, мелкие плотины), удлиняющие протяженность береговой линии, улучшающие доступность кормов, повышающие гнездопригодность угодий; 3) мероприятия по ежегодному улучшению условий обитания ондатры (посев семян и посадка вегетативных частей растений, имеющих кормовое значение, устройство барьеров, снижающих силу волнобоя, расстановка «островков спасения», т. е. плавающих и заякоренных кусков сплавины, бревен, вязанок тростника, задержание, снега на льду для уменьшения промерзания водоемов, борьба с врагами ондатры и т. д.).

Вклад промысловых охотничьих хозяйств в повышение продуктивности охотничьих угодий весьма значителен. Достаточно сказать, что за период 1966—1973 гг. только по системе Центросоюза было расселено около 40 тыс. ондатр, соболей, бобров и других пушных зверей, причем на устройство угодий и воспроизводство сырьевой базы за это же время было затрачено около 30 млн. руб.

Что же касается охотничьих хозяйств спортивного направления, то их биотехническая деятельность иллюстрируется такими данными. В 1971 г. охотничьи хозяйства Всероссийского союза обществ охотников и рыболовов заготовили и скормили диким животным более 6000 т растительных кормов, устроили более 60 тыс. подкормочных площадок и кормушек, свыше 55 тыс. солонцов и 90 тыс. искусственных гнезд. Ежегодно уничтожаются свыше 3000 волков, около 300 тыс. вредных птиц, десятки тысяч бродячих собак и кошек. За четыре годы (1976—1980) в угодья было, выпущено 1,7 тыс. зверей и 72,3 тыс. птиц. Таким образом, современная интенсивность биотехнических работ достаточно высока и эффект от нее в ряде случаев ясно заметен. При тщательном научно обоснованном планировании всех этих работ он мог бы быть и еще большим.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: