Факультет

Студентам

Посетителям

Аккумуляция в море

Не разрушительная и тем более не транспортная деятельность служат наиболее характерной чертой геологической и геоморфологической работы моря. Море — это преимущественно область аккумуляции.

Морские берега разрушаются действием прибоя, которому помогают выветривание и дождевые струи; кроме того, в море большое количество продуктов разрушения выносится реками. Таким образом, у берегов — на материковой отмели и на материковом склоне — должны отлагаться и отлагаются толщи осадков, мощность которых и состав по направлению к открытому морю испытывают определённые изменения. Так как в прибрежной зоне осаждение происходит и быстрее и в больших количествах, то мощность отложений по направлению к морю уменьшается.

Для осадков материковой отмели и материкового склона характерно то, что они на 80—90% состоят из неорганических веществ. Есть в них и остатки организмов (донных, планктона, нектона), но роль их, за редкими исключениями, невелика. Если следить за этими осадками вдоль побережья, то можно констатировать быструю смену их минералогического состава, зависящую от геологического строения побережья и характера речных выносов. С другой стороны, если прослеживать эти осадки, удаляясь от какой-нибудь точки берега в сторону открытого моря, то можно заметить, что крупность зерна их правильно убывает в том же направлении: у самого берега располагаются скопления грубых обломков и гальки, дальше гравий и крупный песок, ещё дальше мелкий песок, который по направлению к морю постепенно сменяется отложениями всё более и более тонкого материала, вплоть до илов. Илистые частицы могут уноситься и далеко в океан. Любой материк или остров окаймлён широкой или узкой зоной этих отложений, являющихся продуктом разрушения суши и названных поэтому терригенными (т. е. порождёнными землёй) осадками.

Терригенные осадки подразделяют на отложения береговой зоны (состоящие из галечника, гравия, но главным образом песков), идущие от берега в сторону моря на 200—250 км и залегающие на глубинах до 200 м, и на отложения континентальных илов (голубых, серых, красных, зелёных и т. п.). Распространение терригенных осадков, очевидно, ограничено известным расстоянием от берега.

Отлагаются ли осадки вдали от берегов и если отлагаются, то каков их источник? Во всяком случае не подлежат сомнению два обстоятельства, а именно — что продукты разрушения суши и другой неорганический материал могут осаждаться на дно океана вдалеке от суши, но что роль этого неорганического материала должна быть совершенно подчинённой. Некоторая часть взвешенных илистых частиц увлекается течениями далеко от берега, ветры, дующие с суши, выносят в море пыль и вулканический пепел, на дно океана осаждается космическая (метеоритная) пыль, минеральные вещества разносятся далеко от берега пловучими льдами. Однако главным источником осадков в глубоководных частях Мирового океана служат организмы, преимущественно растительный и животный планктон. Каждую секунду на дно океана падают миллиарды трупов планктонных организмов. Наиболее твёрдые их части, уцелевшие от растворения водой и разложения, дают начало органическим илам, составляющим группу пелагических, или глубоководных, отложений. Пелагические осадки покрывают 3/4 площади дна Мирового океана, оставляя на долю терригенных всего 25% этой площади, т. е. около 90 млн. кв. км и, в отличие от терригенных отложений, на 70—80% состоят из изменённых остатков организмов.

Разумеется, между терригенными и пелагическими осадками образуются области смешанных отложений.

К числу наиболее распространённых органических илов относятся глобигериновый, птероподовый, диатомовый и радиоляриевый.

Глобигериновый ил, отложения которого, приуроченные к глубинам 700—6000 м, занимают площадь около 130 млн. кв. км, состоит на 65% из остатков известковых организмов и на 35% из неорганических веществ. Цвет этого ила палевый или розоватый. В нём преобладающую роль играют известковые раковинки глобигерин — простейших одноклеточных животных, имеющих многокамерную раковинку, усеянную множеством отходящих от неё тончайших известковых шипов. Глобигерины для своей жизни нуждаются в относительно высоких температурах, так что глобигериновый ил обнаруживается только на дне тёплых морей или отлагается узкой полосой на дне холодных морей, там, где над этим дном проходят тёплые течения, как это имеет место, например, между Исландией и Норвегией.

Когда трупы глобигерин медленно падают на дно, раковинки их по пути подвергаются частичному растворению, и в первую очередь растворяются известковые шипы и нити. Это обстоятельство ограничивает отложение глобигеринового ила на больших глубинах, так как, если глубина моря очень велика, то раковинка глобигерины не достигнет дна, так как успеет по пути нацело раствориться. Оттого глобигериновый ил встречается на глубинах, не превышающих 4500—6000 м. Он устилает дно главным образом Атлантического океана, западной части Индийского и восточной части Тихого (к югу от экватора).

Птероподовый ил тоже является осадком тёплых морей, но площадь его распространения невелика (1 млн. кв. км), равно как и глубина распространения, заключённая в пределах от 700 до 3500 м. Птероподовый ил состоит на 80% из известковых остатков организмов — раковинок глобигерин и разных моллюсков, особенно крылоногих (Pteropoda).

Простейшие одноклеточные животные радиолярии, обладающие кремнистым скелетиком, дают начало отложениям красноватого или коричневого радиоляриевого ила, состоящего почти на 60% из кремнезёмных остатков организмов и на 40% из неорганических веществ. Этот планктон развит исключительно в тропических морях Индийского и Тихого океанов, поэтому радиоляриевый ил только и встречается на дне этих океанов на очень больших глубинах — от 4300 до 8200 м. В Атлантике этого ила нет вовсе. Общая площадь его отложений на дне Мирового океана равна 6 млн. кв. км.

Наконец, диатомовый ил соломенножёлтого цвета, встречающийся на глубинах 1100—5700 м, свойственен дну холодных морей и особенно широким поясом окаймляет снаружи зону прибрежных осадков вокруг Антарктиды. Состав диатомового ила сложнее, чем других илов: остатки известковых организмов в нём составляют 23%, остатки кремнистых диатомовых водорослей 41% и неорганического вещества 36%. Диатомовый ил покрывает 28 млн. кв. км площади дна Мирового океана.

Не все глубоководные пелагические отложения можно по современному их составу отнести к органическим илам. Примером служит красная глина тёмно — или светлошоколадного цвета, выстилающая почти все участки дна, лежащие глубже 4—5 тыс. м. Она на 90% состоит из неорганических веществ. Генезис её до сих пор окончательно не выяснен. Полагают, что это образование получилось в результате разложения под действием морской воды продуктов вулканических извержений и глобигеринового ила, тем более что в красной глине (которую не следует смешивать с красными илами терригенного происхождения) обнаруживают до 7% известковых остатков организмов. Красная глина покрывает более 130 млн. кв. км дна Мирового океана; особенно велика площадь её распространения в Тихом океане, как наиболее глубоком.

Вполне понятно, что глубоководные осадки не могут отличаться большой мощностью: приток терригенного материала на больших глубинах крайне ограничен (осаждением этого материала по пути на малых глубинах), да и приток органического материала тоже ограничен тем сильнее, чем больше глубина, потому что органические остатки при падении ко дну успевают нацело разложиться, а более прочные части их если не нацело, то в очень значительной степени успевают раствориться. В абиссальной области скорость накопления осадков едва ли составляет 1 мм за 200 лет. Особенно медленным накоплением отличается красная глина. «Челленджер» поднял драгой красную глину в Тихом океане, в которой были найдены зубы акул, живших ещё в третичное время. Таким образом, несмотря на прошедшие после гибели этих акул многие миллионы лет, зубы их, погребённые в красной глине, всё ещё практически оказались на поверхности океанического дна, т. е. не успели покрыться сколько-нибудь значительным слоем осадка: в слое мощностью всего 30—40 см содержится не только современная, но уже и третичная красная глина. Полная мощность красной глины едва достигает 1 м. Средняя скорость отложения глобигеринового ила 1 мм за 132 года. Осадки в относительно мелководных частях моря накопляются гораздо быстрее: по Вассоевичу, продолжительность образования одного «ритма» (сочетания двух-пяти характерных литологических слоёв общей мощностью от нескольких сантиметров до 4—6 дм) в кавказском флише колеблется от нескольких сот до нескольких тысяч лет.

Таким образом, видно, что морские бассейны, и особенно их прибрежные части, служащие коллекторами различных минеральных и органогенных продуктов, являются теми лабораториями, в которых рыхлый осадок путём длинного ряда преобразований превращается в плотную или рыхлую осадочную горную породу.

Со временем, когда эпейрогенез или горообразовательные движения выведут морское дно на дневную поверхность, начнётся новый цикл возвращения в море отнятых у него сушей материалов, а новые морские организмы своей гибелью заполнят пробел в аккумуляции, обусловленный превращением останков их предшественников из составной части морского дна в составную часть материка или острова.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: