Факультет

Студентам

Посетителям

Значение леса во время мира и войны

В настоящее время, когда в промышленности применяются все новые и новые материалы там, где прежде употреблялась древесина, и когда успехи техники позволяют получать физико-химическим путем всех новые виды продукции, иногда раздаются голоса о том, что древесина как сырье быстро утратит свое значение и что лесоводство не имеет будущего.

Однако ближайшее рассмотрение, во-первых, сферы применения древесины и, во-вторых, разностороннего значения леса показывает, что лесоводство навсегда останется одной из важнейших и необходимейших отраслей народного хозяйства.

Древесина в строительстве

Очень распространено мнение о том, что древесина вытесняется из строительной техники. На первый взгляд при виде возводимых из кирпича, бетона, цемента и железа многоэтажных зданий поверхностному наблюдателю кажется, что дерево как строительный материал утратило свое значение. Но, прежде всего, количество деревянных зданий уменьшается не так уж быстро, как можно было бы думать. Даже в США, которые приобрели известность своими многоэтажными (со ста этажами и более) зданиями, так называемыми небоскребами, до сих пер подавляющее большинство населения (80 из 136 миллионов) живет в деревянных домах. Само собой разумеется, что значительное количество жилых здании в лесистых районах СССР еще долго будет возводиться из дерева. Но замечательно то, что общее количество пи юной древесины, потребляемой в современной строительной технике, увеличилось по сравнению с тем временем, когда кирпич, бетон, железо и цемент не были так обычны в строительстве зданий. На окна, двери, полы и потолки, внутреннюю отделку (и леса) каменных зданий употребляется теперь колоссальное количество древесины, превышающее объем употребления ее на жилые дома в период преобладания деревянных построек.

Как это ни неожиданно, но дерево в некоторых строительных сортиментах оказывается сравнительно огнестойким и в этом отношении мало уступающим металлу при употреблении в постройках. В толстых сортиментах, например балках, вследствие обугливания поверхности, огонь распространяется медленно. Железо же при нагревании до 500° теряет половину своей крепости, а возникающие при этом в результате большого расширения металла изменения его формы часто являются причиной катастрофических обвалов и разрушений. Если старая деревенская Русь горела так часто, что в столетие все деревни вынуждены были обстраиваться трижды заново, то происходило это, в первую очередь, вследствие легкой воспламеняемости соломенных крыш и плохой пожарной охраны или полного отсутствия последней. В настоящее время, при большом распространении кровельной черепицы и железа, а также при пропитке дерева аммиачными соединениями, огнеустойчивость деревянных домов может быть значительно повышена.

Специалисты отмечают, что в деревянных домах, при одних и тех же метеорологических условиях, сохраняется на 30—60% больше тепла, чем в кирпичных, в которых стены сложены в 1,5 кирпича (38 см толщины) и даже оштукатурены с двух сторон.

Выдающееся акустическое свойство древесины позволило чрезвычайно широко использовать ее для внутренней отделки концертных и лекционных зал.

Деревянные здания из-за меньшего веса и лучшей связности считаются более целесообразными в районах, подверженных частым землетрясениям, а также на участках старых каменноугольных разработок (Англия), где есть опасность оседания почвы из-за обвалов на глубине.

Огромный спрос на древесину как на строительный материал возник в качавшийся восстановительный послевоенный период. Из доклада тов. В. М. Молотова о 28-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции известно, что германские фашисты полностью или частично разрушили 1710 городов и более 70 000 сел и деревень, сожгли и разрушили свыше 6 миллионов зданий и лишили крова около 25 миллионов человек. При восстановлении населенных мест, разоренных фашистами, в первую очередь будут использованы все другие материалы, но обойтись без древесины часто будет трудно и нежелательно. Размеры же разрушений огромны. В соответствии с этим в начавшееся пятилетие создается новая отрасль промышленности — фабричное производство жилых домов (доклад председателя Госплана СССР Н. А. Вознесенского).

Даже в Англии, по заявлению министра здравоохранения, большая часть зданий повреждена, а часть разрушена с воздуха.

Однако не все древесные породы одинаково пригодны для построек.

Наиболее ценными древесными породами в строительной технике являются хвойные — сосна, ель, лиственница.

Преимущество Советского Союза, владеющего больше чем четвертой частью лесной площади всего мира, заключается в том, что не менее 2/3 всей нашей лесной площади составляют хвойные леса, 5дающие наиболее ценную строевую и поделочную древесину.

Эксплуатация тропических лесов не может удовлетворить потребности строительной техники в той мере, как эксплуатация лесов умеренного пояса, в котором находится большая часть лесов Советского Союза.

Ценные породы тропических лесов — тиковое дерево Индии, красное дерево Африки, квебрахо, араукария, бразильский кедр Южной Америки — часто разбросаны единичными стволами среди других пород, и поэтому заготовка их сопряжена с повышенными затратами. Кроме того, древесина тропических пород отличается большой тяжестью: стволы некоторых пород, например квебрахо, даже лишенные ветвей, иногда весят 5—6 тонн. Чтобы вывезти такое дерево к железной дороге, нередко запрягают по 40 волов. Из-за тяжести тропической древесины сплошь и рядом нельзя пользоваться сплавом ее по воде. Тропическая древесина часто чрезвычайно трудна в обработке. Недаром в субтропических лесах квебрахо называют «сокрушителем топоров». К сказанному надо добавить, что не всякая тропическая древесина пригодна для построек.

Насколько древесина тропического пояса менее пригодна для строительного дела, чем древесина наших лесов, видно из того, что из 2500 древесных пород Индии едва лишь 25 (или только одна сотая) используются в настоящее время для строительства.

Дерево лучше железа обслуживает некоторые здания специального назначения: в зданиях химической промышленности (калийные склады, соляные амбары, фабрики азотной кислоты), в паровозных депо, вокзальных галереях железо сильно повреждается вредными газами, тогда как дерево остается к ним малочувствительным.

В строительной технике даже древесина ели начала получать расширенный сбыт.

В то время как до первой мировой войны цены на строевую и поделочную древесину ели на мировом рынке процентов на 20—25 были ниже, чем на сосну, отличающуюся в постройках большей прочностью, после этой войны нередко были случаи, когда цены на эти две породы выравнивались.

В силу необходимости в короткий срок обстраивать разоренные войной районы, проводить новые железные дороги, быстро возводить как временные, так и постоянные железнодорожные постройки, в малолесных районах возник спрос на породу, отличающуюся более легким удельным весом и потому более легко перевозимую; вследствие этого ель и повысилась в своем экономическом значении.

Древесина в мебельном производстве

Хотя в мебельной промышленности при изготовлении мебели для учреждений и парикмахерских древесина вытесняется сталью и стеклом, количество древесины, употребляемой для обычной домашней мебели, непрерывно растет.

Министр лесной промышленности СССР сообщил, что в 1950 году будет выпущено мебели только на заводах одного этого министерства на 270 миллионов рублей, при чем одних стульев будет изготовлено четыре миллиона.

Древесина в машиностроении и резонансовая

На сельскохозяйственное машиностроение идет немало древесины. В частности, молотилки на 90% состоят из дерева.

Для музыкальных инструментов идет много древесины ели, имеющей прекрасные длинные и прямые волокна. Пригодна для этого употребления и советская кавказская пихта.

С каждым годом расширяется список пород, числившихся «сорными» и затем перешедших в группу ценных для промышленности. К числу их можно отнести и граб. Граб до революции употреблялся главным образом на дрова. В настоящее время древесина граба высоко ценится в текстильной промышленности, употребляется: в сильно развивающемся производстве сельскохозяйственных машин, в обозостроении, в мебельном и музыкальном производстве.

Древесина в железнодорожном транспортном хозяйстве

В вагоностроении дерево находит большое применение для внутренней отделки пассажирских вагонов, в корпусах товарных вагонов и их обшивке.

Древесина является весьма денным материалом при устройстве вагонов-холодильников, так как деревянные двойные стены представляют превосходную основу тепловой изоляции.

Попытки заменить железнодорожные деревянные шпалы железными или цементными не получили значительного распространения. Американские инженеры путей сообщения считают, что, несмотря на завоевания техники, до сих пор неизвестен другой такой материал, который мог бы сочетать в себе крепость, легкость и упругость так, как они сочетаются в древесине. Железнодорожные деревянные шпалы благодаря упругости ослабляют удар в большей степени, чем железные, и потому езда по железным дорогам с деревянными шпалами более спокойна и бесшумна, чем на железных шпалах. В период зимних холодов, при сильном промерзании балласта, деревянные шпалы лучше, чем железные, защищают рельсы от перенапряжений, которые могут вести к разрыву рельс. Если это преимущество деревянных шпал ценится в западной Европе с ее сравнительно мягкими зимами, то оно еще большее значение имеет для Советского Союза, в котором имеются такие районы, как Восточная Сибирь, где зимой морозы превышают 50°.

Закон о пятилетием плане на 1946—1950 гг. устанавливает производство товарных вагонов почти вдвое больше, чем во вторую пятилетку (472 000 вместо 255 000) и изготовление 185 миллионов деревянных шпал.

Древесина занимает значительное место и в экипажном производстве. Здесь опять-таки, несмотря на постепенное вытеснение саней и телег автомобилями и автобусами, потребление древесины в современном экипажестроении увеличилось по сравнению с прежним вследствие увеличения общего числа экипажей разных типов.

В судостроении, несмотря на вытеснение дерева сталью, количество употребляемой древесины значительно больше, чем было в прошлом. Это объясняется возросшим объемом судостроения и большими размерами судов. Обычным явлением можно считать употребление на постройку одного океанского парохода свыше 4000 куб. м древесины.

Древесина в самолетостроении

Новая промышленность XX века — строительство аэропланов — вызвало потребление целого ряда древесных пород — ели, сосны, березы, тополя, пихты, лиственницы, бальзы (бальза — тропическое дерево, дающее чрезвычайно легкую и ценную древесину для самолетов), ореха, ясен я и других, — дающих однородную, высоких технических качеств древесину.

Фанера, примененная в первом этапе истории самолетостроения, вследствие несовершенства подготовки легко приходила в негодность.

Однако всё возраставшие требования к усилению скорости всех типов самолетов заставили искать более лег ких по удельному весу конструктивных материалов и вновь вернуться к фанере. Начиная с 30-х годов, были достигнуты поразительные успехи в изготовлении прочных сортов клееной фанеры. Эти достижения техники открыли древесине широкую дорогу в будущее.

Во вторую мировую войну Англия, США, Канада, Австралия, Франция, Германия, Италия пользовались «деревянными самолетами», используя клееную фанеру для остова, крыльев, хвоста, пропеллера и других частей самолета.

По отзывам американских специалистов, фанерные самолеты в военное время имеют целый ряд серьезных преимуществ, так как клееная фанера позволяет освободить дефицитные металлы и легко поддается обработке; она имеет меньший по сравнению с металлами — даже алюминием — удельный вес (1/2 веса алюминия и 1/5 веса стали при равных объемах), обладает большей крепостью, чем сталь, на единицу веса, не требует заклепок и не изменяет формы поверхности, чем обеспечивается повышенная скорость; клееная фанера дает возможность использовать моторы на 25 процентов меньшей силы, чем на металлических самолетах, противостоит лучше воде, чем металл, более огнеустойчива, чем алюминий, и ускоряет строительство, а также ремонт поврежденных частей.

Кроме того, стоимость «фанерного» самолета в десять раз меньше стоимости «металлического».

Хотя американцы применяют теперь в самолетостроении целый ряд древесных пород, но ситковская ель считается для этой цели главнейшей первоклассной породой.

Если с половины прошлого столетия развитие капитализма в Европе и Северной Америке сопровождалось подъемом железнодорожного строительства, вызвавшим увеличение потребности и в строевой древесине — для фабрик, заводов, жилых домов и в шпалах, — то период после первой мировой войны явился периодом бурного роста автотранспорта.

В настоящее время мы находимся у порога новой эпохи — широчайшего развития воздушных сообщений. При современных и будущих темпах развития аэротранспорта, перспективы расширения применения древесины для самолетостроения безграничны.

Древесина и тара

Огромное количество древесины идет на тару. На конкурсе материалов, применяемых для изготовления тары, употребляемой для перевозки наиболее ценных продуктов, организованном французским министерством путей сообщения, первое место заняла тополевая древесина.

На специальные ящики для военных припасов, так называемую спецтару, во время Великой Отечественной войны затрачивалось до 35 % всех пиломатериалов, выпущенных нашими заводами. То же самое имело место и в США, где из всей древесины, выходившей с лесопильных заводов, также треть по объему шла на тару в связи с возросшими потребностями на нее в военное время. Департамент снабжения военного министерства США имел в списке 700 000 предметов, из которых большая часть нуждалась в таре.

Насколько возрос в военное время спрос на тару, можно судить по тому, что некоторые американские заводы в начале 1943 года в один день расходовали столько пиленых материалов на тару, сколько расходовалось за весь 1938 предвоенный год.

Английская армия в ежедневном своем рационе потребляла в середине 1943 года продуктов питания столько, что на упаковку их шло полмиллиона ящиков, и ожидали, что это количество в ближайшее время должно было удвоиться. Насколько велика потребность в таре для продуктов питания, можно судить по тому, что Калифорния в 1942 году употребляла на упаковку одних цитрусовых плодов (апельсинов, лимонов и грейпфрут) свыше 66 миллионов ящиков.

Ящики являются незаменимой тарой для взрывчатых веществ. Возник новый тип военной тары из фанеры, покрываемой пластмассой для предохранения ящиков от влаги. Такие ящики отличаются легкостью и являются идеальными для воздушного транспорта и спуска их на парашютах: шелк последних не цепляется о гладкую поверхность ящиков; при ударах о землю поверхность ящиков не дает углублений, а содержимое их не взрывается.

Спрос на тару был так велик, что война заставила принять ряд мер, направленных к экономии в расходовании на нее древесины.

В США правительство издало постановление, предлагавшее возможно более бережное расходование деревянной тары и замену дерева там, где возможно, перевязками (например, при упаковке одежды) и запрещавшее. употреблять ящичную деревянную тару для упаковки овощей и т. д.

Вытесняемая из одних отраслей промышленности другими материалами, так называемыми «субститутами» (или заменителями), древесина неожиданно находит себе все новые и новые области применения.

Хорошим примером в этом отношении может служить бук. В начале прошлого столетия бук в Европе шел главным образом на топливо. Развитие добычи каменного угля начало вытеснять дровяное топливо. Но бук нашел применение на железных дорогах в качестве шпального леса и в мебельном производстве. Нельзя не упомянуть также, что буковая клепка на бочки для экспортного масла считается наилучшей. В последнее десятилетие бук начали применять в самолетостроении.

В странах, бедных еловыми лесами, из буковой древесины стали изготовлять текстильные материалы — искусственный шелк и шерсть. Во время войны буковая древесина у нас была использована для изготовления оружия.

Древесина в целлюлозно-бумажной и текстильной промышленности

Еще более ярким примером резкого повышения промышленного значения отдельных древесных пород может служить ель.

До восьмидесятых годов ель во многих районах даже Европейской части бывшей России считалась сорной породой.

В 70-х годах Салтыков-Щедрин, описывая кулацкие приемы помещиков того времени, отметил, что последние очень не любили те свои земельные участки, которые были покрыты елью, так как ее некуда было сбыть, в то время как участки даже молодой березы продавались по выгодным ценам на дрова.

Таксовые цены на ель лесов северных губерний начали устанавливаться в бывших казенных лесах только с 1881 года.

Но с тех пор как начало развиваться целлюлозно-бумажное производство на еловом сырье, картина резко изменилась. В настоящее время мировая целлюлозно-бумажная техника не знает лучшего вида сырья чем ель.

В северо-восточных штатах США в первой половине прошлого века промышленное значение ели было невелико: земельные участки, покрытые елью, ценились дешевле участков, не покрытых лесом. Но когда в последнюю треть XIX столетия американцы создали крупную целлюлозно-бумажную промышленность, ель быстро выросла в значении, и еловые леса в сравнительно короткий срок подверглись самой разрушительной эксплуатации.

Промышленность, основанная на еловой древесине, развивалась бурными темпами. Достаточно сказать, что потребление искусственного шелка, изготовляемого по преимуществу из еловой древесины, в США за 10 лет. с 1911 по 1920 год, возросло в 60 раз.

Рядом с искусственным шелком возникло родственное, быстро развивающееся производство искусственной шерсти.

Еще в 1932 году было изготовлено из древесины всего 4000 тонн искусственной шерсти, а в 1941 году мировое производство ее увеличилось в 150 раз — достигло 600 000 тонн и даже превысило объем производства искусственного шелка.

Текстильные материалы начали изготовлять не только из целлюлозы древесины, но и из коры. Так, текстильное волокно из коры американской секвойи предложено для одеял, подушек, матрацев.

Насколько видное место целлюлозно-бумажная промышленность занимала в современной войне, можно судить по тому, что в США занято было в этой промышленности больше рабочих (полтора миллиона человек), чем даже в высокоразвитой в этой стране автомобильной промышленности. Необходимое для целлюлозы еловое сырье американцы ввозили не только из соседней Канады, но даже из-за океана — из маленькой Норвегии до захвата ее гитлеровцами. Американцы берут 98% сырья для целлюлозно-бумажных фабрик из леса и только 2% — из кукурузных стеблей, хлопка, тряпья и других волокнистых веществ. Были попытки заменять еловое сырье соломой, кукурузными стеблями, но эти заменители не могут сравниться с елью, дающей более прочное волокно.

Мало того, даже среди древесных пород трудно найти породу, которая могла бы конкурировать с елью в бумажном производстве.

При огромном количестве разных древесных пород, растущих в США, американцы не могут до сих пор найти подходящего заменителя для ели. Между тем целлюлозно-бумажная промышленность получила в США огромный размах; достаточно сказать, что за 125 лет потребление печатной бумаги в США возросло в 2000 раз. Неудивительно, что американцы начинают ввозить ель для своих фабрик даже из Норвегии и других стран.

В настоящее время мировая продукция одной газетной бумаги составляет около 9 млн. тонн. На ее производство, считая по 5 куб. м древесины на тонну, требуется около 54 млн. куб. м древесины, львиная доля которой составляет еловая древесина.

Исключительные качества древесины ели для целлюлозно-бумажного производства заставляют нас особенно дорожить нашими еловыми массивами, равных по площади которым теперь нет во всем мире.

Древесина и древесноволокнистые плиты

За последние 15 лет в Швеции и США возникло еще одно новое производство — производство древесноволокнистых плит. Эти плиты идут на полы, крыши, для тепловой изоляции в стандартном домостроении, для облицовки стен там, где требуется по преимуществу огнестойкий материал, для дверей и для изготовления мебели. Это производство имеет тем более важное значение, что древесно-волокнистые плиты изготовляются из отходов древесины.

Насколько быстро развивается это производство, видно из того, что первый завод по изготовлению древесных плит возник в Швеции в 1929 году, а в 1944 году таких заводов в этой стране было уже 14 с общей производительностью около 320 000 тонн. В США это производство имеет еще больший масштаб развития, и уже в 1937 году там изготовили 600 000 тонн таких плит.

Древесно-волокнистые плиты вытесняют пиленый лес и даже фанеру из ряда производств и имеют все данные для расширения сферы применения в будущем.

По сообщению министра целлюлозной и бумажной промышленности в пятилетием плане 1946—50 гг. у нас предусматривается ежегодное производство специальных строительных плит из древесной массы и картона в 1 миллион кв. м.

Древесина в фанерной промышленности

Фанера по размерам своего применения по всем признакам имеет большую будущность.

Насколько значение фанеры возрастает, можно судить по тому, что уже к концу выполнения второго пятилетнего плана производство фанеры в СССР увеличилось по сравнению с 1913 годом в шесть раз.

Минувшая война вызвала резкое увеличение спроса на фанеру. Так, в главной лесистой провинции Канады, Британской Колумбии, продукция фанеры в 1942 году возросла раз в десять по сравнению с 1935 годом.

Древесина и пластмассы

Еще более глубокий переворот в области лесоупотребления вызвало открытие способов превращения древесины в пластмассы.

Древесные пластмассы изготовляются под давлением в самом разнообразном виде и с самой разнообразной внешностью. Пластики бывают толщиной почти с лист бумаги и доходят по толщине до размеров толстых брусьев. Пластики противостоят таким высоким температурам, при которых каучук и естественные смолы разрушаются. Пластики в высокой степени кислотоустойчивы, и даже плавиковая кислота оказывает на них незначительное влияние. Пластики противостоят лучше стали переменным влияниям погоды, не подвергаются коррозии и поэтому употребляются теперь во многих случаях взамен стали. Они имеют большую крепость, чем имеет древесина стволов, и вытесняют алюминий, вольфрам и другие металлы из разных отраслей промышленности.

Пластифицированная прессованная древесина употребляется на шестерни передаточных механизмов и вкладыши подшипников, заменяя цветные металлы — медь, олово и алюминий.

Пластмассы употребляются в самолетостроении и применяются в производстве автомобилей и велосипедов. Из пластмассы изготовляют балки для пароходов.

Пластики применяются для телефонных приборов, в радиотехнике, для электрических проводов, для термосов, военных приборов и оружия, самой ответственной военной тары, для мебели кухонь и столовых, а также туалетных принадлежностей, обуви.

Если фанера идет на изготовление 2000 предметов, то пластмассы, по свидетельству специалистов, захватывают гораздо более широкое поле применения и идут на изготовление 20 000 предметов.

Древесина в спичечном производстве

В настоящее время на земном шаре нет другой такой породы, которая столь высоко ценилась бы и была бы действительно незаменимой для спичечного производства, как осина. Советская осина вывозилась даже в Бразилию для изготовления спичек

Осина обладает двумя важными свойствами: хорошо впитывает состав против тления спичек и за отсутствием в ней смолистых веществ не дает копоти, К сожалению, крупным биологическим недостатком осины является исключительная склонность осиновых древостоев к заболеванию сердцевинной гнилью. Поэтому трудно переоценить значение работ, направленных на отыскание ряда мероприятий по выращиванию здоровой осины.

Древесина при разработке недр земли

Употребление древесины в советском рудничном деле все больше расширяется по мере расширения разработки земных недр. Производство рудничной стойки в 1936 году увеличилось по сравнению с дооктябрьским периодом почти в 5 раз. Один каменноугольный Донбасс потреблял 18—20 миллионов штук рудничных подпорок.

В 1946 году, по свидетельству начальника Главснаблееа при Совете Министров СССР требовалось для угольной промышленности не менее 15 млн. куб. м лесоматериалов.

Сосна и ель являются популярными породами, дающими рудничную стопку. Деревянные рудничные стойки по сравнению с железными, каменными или бетонными обладают ценным преимуществом: своим треском дерево заблаговременно предупреждает людей, работающих в шахте, о грозящих обвалах.

Древесина как сырье пищевой и оборонной промышленности

В девяностых годах прошлого столетия знаменитый французский химик Бертло предсказывал, что в конце двадцатого века люди начнут заменять свою пищу, получаемую из сельскохозяйственных растений и от животных, — жирами, белками и углеводами, которые будут вырабатывать в химических лабораториях. На пути, который вырисовывался Бертло, химия последнего времени несколько иными методами сделала поразительные успехи, используя в качестве сырья для приготовления пищевых и кормовых продуктов — древесину.

Сахар, полученный из древесных опилок, не отличается по вкусу от свекловичного и тростникового и пригоден для диетического употребления диабетикам, которым противопоказано употребление свекловичного сахара.

Свыше 20 европейских сахарных заводов Швеции, Норвегии, Финляндии, Германии, вся центральная Европа и Балканы вырабатывают сахар из опилок и других отходов дерева.

Из 100 кг целлюлозы путем присоединения к ней воды можно получить 111 кг глюкозы. Глюкоза быстро усваивается организмом и укрепляет его.

Еще до последней мировой войны глюкоза употреблялась в армиях при больших переходах, а в современной медицине широко применяется ее вливание в кровь для поддержания и восстановления сил больных.

Бергиус в 1938 году показал, что с одного га леса можно получить столько кормового сахара, сколько получают углеводов для корма животных с одного га поля.

Измененный советскими специалистами метод Бергиуса представляет для нас огромный практический интерес.

Много сахара перерабатывается в спирт. Из тонны абсолютно сухой древесины можно получить 140—200 литров винного спирта. Более половины шведских спиртных напитков и все германские сорта водок изготовлялись из древесины.

Из отходов целлюлозно-бумажной промышленности в Европе получают около 450 миллионов литров спирта в год. Много этого спирта пошло на изготовление нитроглицерина, бездымного пороха и других взрывчатых веществ. Этот спирт применяется для улучшения качеств военного бензина. Этот же спирт является отправным материалом для получения синтетического каучука. Насколько последний важен в военное время, видно из того, что количество вырабатывавшегося в 1943 году в США синтетического каучука возросло по сравнению с производством в 1941 год. В четвертую пятилетку производство синтетического каучука у нас должно быть также значительно увеличено.

Белок может быть получен из древесины в виде дрожжей. Годичная продукция древесного белка в Германии уже в 1942 году составляла свыше 100 000 тонн и покрывала потребность в нем всей нацистской армии. Пищевые дрожжи, полученные при помощи специальных грибков из древесных опилок, напоминают по вкусу паштет из печенки, содержат витамин С и представляют белковый препарат, чрезвычайно легко усваиваемый организмом человека.

Все привыкли думать, что лес обслуживает животноводство тем, что является местом пастьбы скота.

Меньше знают о значении веточного корма, заготовляемого на зиму в лесах, и мало кто знает о том, что теперь из древесины получают патоку и белковые дрожжи для сдабривания низших сортов кормов, а также переработанную целлюлозную муку, по питательности приравниваемую к овсу. В 1943 году одна Швеция получила 400 000 тонн такой муки.

Большим затруднением, особенно в военное время, является недостаток горючего и смазочных масел для автотранспорта в районах, удаленных от нефтяных источников. Во всех странах земного шара выход из затруднений был найден в использовании древесины и ее продуктов.

Советский Союз, вся Европа, Южная Америка, Австралия перевели грузовой автотранспорт в значительных масштабах с бензина на газ, добываемый перегонкой древесных чурок. По подсчетам американских специалистов, свыше полумиллиона машин в Западной Европе взамен бензина пользовались таким древесным газом. Генераторы для получения газа из древесины в последнее время устанавливают на судах, в мотоциклах, на сельскохозяйственных машинах.

Вместо нефти и смазочных нефтяных масел начали получать смазочные масла из смолы выкорчеванных после рубки леса пней, живицы и дегтя. Шведский министр торговли еще весной 1942 года указывал, что новый заменитель смазочных масел, получаемый из пневого осмола, обеспечит ими все моторы Швеции в ближайшие 2 года. Вскоре после этого появились сообщения, что Швеция решила удвоить свою продукцию смазочных масел из древесины.

Получение смазочных масел и жидкого горючего из сосновых пней, живицы и берестового дегтя при содействии Уральского лесотехнического института довольно широко вошло в практику на Урале.

Мы изготовляем краски и лаки с использованием продуктов древесины. Из продуктов химическом переработки древесины сосновых пней мы готовим шло и, кроме того, имеем возможность получить скипидар для лечебных целей и для резиновой промышленности, горючее, смазочные масла и оберточную бумагу.

Из дерева мы получаем уксусную кислоту, которая является пищевым средством, составным материалом для автомобильных и авиационных лаков, для нужд химической обороны, для пластмасс, для огнестойких пленок. Уксусная кислота находит также применение в фармацевтической и в текстильной промышленности.

Из древесины же получается ацетон и формалин для протравливания зерна.

Первая мировая война заставила Германию широко использовать для изготовления взрывчатых веществ ацетон, глицерин и метиловый спирт из древесины. Глицерин идет на изготовление динамита, ацетон употребляется как растворитель при изготовлении бездымного пороха.

Большую роль в военном деле играет камфора, вначале употреблявшаяся только в медицине. Единственным источником естественной камфоры в течение тысячелетий было камфорное дерево, произрастающее главным образом в Японии и отчасти в Китае и на о. Формозе. У нас это дерево введено на Черноморском побережье. В настоящее время камфора получается искусственно из скипидара, и, таким образом древесина сосны используется в фармацевтической и военной промышленности.

Древесный уголь еще в древности применялся для получения железа и стали. Это же значение он сохранил и р настоящее время. Для выплавки одной тонны древесноугольного чугуна расходуют 4—6 куб. м дров.

В средние века уголь начал употребляться для изготовления пороха. В настоящее время спрос на уголь при изготовлении взрывчатых веществ уменьшился, хотя он входит в состав отдельных разновидностей взрывчатых веществ.

Огромное значение древесный уголь получил в изготовлении противогазов как материал, жадно поглощающий газы.

Дубильные материалы, получаемые в лесу, широко применяются в кожевенной промышленности. В последнее время прекрасные дубители получаются из тропических древесных пород (квебрахо, мангрового дерева, мимозы), но в нашей стране можно вполне обойтись дубителями из коры ивы, лиственницы, ели, дуба, из отходов целлюлозного производства и проч.

Древесные и кустарниковые породы являются носителями каучука и гуттаперчи. Хотя родиной знаменитых каучуконосов — гваюлы, мексиканского кустарника и гевеи бразильской — являются субтропики и тропики Америки, однако и у нас гваюлу можно разводить на Черноморском побережье и в сухих субтропиках как среднеазиатских республик, так и Азербайджана. Наиболее ценный гуттаперченос — эукоммия — дерево из Китая, стало известно в России в 1906 году, но при царском правительстве культура его не развилась, и только после Октябрьской революции оно начало более широко культивироваться в Закавказье.

Помимо культуры китайской эукоммии, на территории Советского Союза была найдена своя порода, содержащая гутту, — бересклет бородавчатый. Когда-то в прошлом в Западной Европе бересклет применялся для изготовления веретен. А затем этот скромный лесной кустарник культивировался иногда только для изгороди или в декоративных целях в парках. В руководствах конца XIX века о бересклете писали, что он «в лесохозяйственном отношении почти не имеет значения». В новейших справочниках или вовсе не указывалось на какое-либо применение бересклета бородавчатого, или иногда упоминалось, что древесина этого кустарника идет только на зубочистки.

В лесном хозяйстве царской России бересклет изредка регистрировался при описании лесов как скромный подлесок, который мог, вместе со свитой других кустарниковых пород оказывать некоторое влияние на почвенно-микроклиматическую среду, но о прямом употреблении каких-либо частей бересклета в хозяйстве не было и речи. В 1931 году в коре корней бересклета советским ученым проф. Боссе была обнаружена гутта, и с тех пор широко развернулась работа по эксплуатации бересклета бородавчатого для получения гуттаперчи. Кустарник ничтожного значения сразу вырос до степени одной из самых важных промышленных пород лесов умеренного климата.

Дерево и фармацевтическая промышленность

Ряд лекарственных препаратов, раньше ввозившихся к нам из-за границы, изготовляется теперь в СССР из продуктов химической переработки дерева: скипидар, аспирин, тимол, креозот, гваякол, искусственная вата.

Из хвои сосны и ягод рябины получают каротин, содержащий витамин С и являющийся прекрасным средством от ожогов.

Пихтовый бальзам для лечения ран был введен у нас во время Великой Отечественной войны по почину проф. Петрова.

Для той же цели и при ожогах применялись препараты из березы. Препараты из ольхи оказались хорошим средством при лечении дизентерии и других желудочно-кишечных заболеваний. Кора американского тюльпанного дерева по своим свойствам приближается к коре хинного дерева.

Бальзам из туи применяется в Америке как лекарство против астмы.

Пищевые растения леса

Исключительно важное экономическое значение имел и имеет у нас, в Сибири, сбор кедровых орехов при относительно меньшем промышленном значении самой древесины. Кедр открывает собой целый ряд лесных пород пищевого значения. Один га кедровника при среднем урожае может дать около тонны кедровых орехов. Между тем кедровых лесов в Сибири свыше 20 млн. га. Кедровое масло является лучшим видом растительного масла и не уступает по качеству прованскому, а в остающихся после изготовления масла жмыхах сохраняет еще высокое содержание других питательных веществ.

В. И. Ленин еще в 1921 году подписал декрет об упорядочении сбора кедровых орехов и надлежащей организации маслобойных заводов. С тех пор в Советском Союзе был предпринят ряд мероприятий по улучшению плодового хозяйства в кедровых лесах.

На Кавказе, в Крыму и в юго-западной Украине мы имеем около 1 % млн. га буковых лесов, которые могут снабжать идущими на масло орехами.

Распространенная в наших лесах лещина дает обыкновенные лесные орехи, являющиеся также дополнительным пищевым источником.

В Средней Азии, на Кавказе и в Крыму мы имеем древостой грецкого ореха. Древесина грецкого ореха является одной из самых дорогих на мировом рынке и чрезвычайно ценится в самолетостроении, в мебельностолярном деле и в других отраслях промышленности.

Узбекистан представляет собой царство зарослей фисташки в горах. Плоды фисташки богаты маслом и имеют также большое значение для питания населения.

На Кавказе мы располагаем целым рядом пород, дающих плоды пищевого противоцинготного значения, дикую сливу или алычу, кизил, гранатовое дерево, шелковицу или тутовое дерево. Шелковица встречается у нас в Закавказье и Средней Азии, где в горных лесах Таджикистана лепешки из муки плодов тутового дерева составляют обычную пищу населения.

В настоящее время на культуру тутового дерева обращено внимание на Украине, в Воронежской области в Закавказье. Вся территория в Европейской части СССР, начиная от южной Белоруссии и на юг от Московской области, пригодна для культуры этого дерева, дающего не только плоды пищевого и кормового значения, но своей листвой являющегося базой шелководческой промышленности. Это пространство превышает территорию Италии, Франции и Японии, где шелководство имеет значение первостепенного народнохозяйственного промысла. Если на Севере и в Сибири древесина ели составляет огромные запасы сырья для искусственного шелка, то в более южных районах СССР можно организовывать шелководство путем выкормки на тутовых листьях шелковичных червей, одновременно используя плоды частью для домашних животных, частью для человека.

Подобно сибирскому кедру, во Франции. Италии и Швейцарии и отчасти у нас в Закавказье имеют большое значение плоды съедобного каштана, которые называют «хлебом горных жителей». В Италии семена зонтичной сосны — пинии — дают иногда больший доход, чем сама древесина.

Бывает, что продукты, извлекаемые из отдельных частей дерева, ценятся дороже древесины. Так, пихтовое масло, добываемое у нас на северо-востоке Европейской части Союза и в Сибири из хвои пихты, является продуктом промышленной важности. Насколько этот продукт был предметом серьезного спроса на мировом рынке, видно из того, что цены на него после первой мировой войны достигли около 2000 золотых рублей за тонну.

В Алжире и в Тунисе за древесину пробкового дуба выручают в пять раз меньше, чем за пробку от коры этого дуба.

В Швейцарии, где березовые леса не отличаются ни таким распространением, как в СССР, ни качеством древесины, использование березового сока для парфюмерного производства дает больше дохода, чем продажа древесины этой породы.

Во Франции от живицы приморской сосны получают больше, чем от продажи древесины этой сосны.

В нашей стране крестьяне издавна подсачивали березу для получения сладкого березового сока. В настоящее время на Урале из березового сока под руководством лесной опытной станции приготовляют квас и даже вино, при чем с одного га березы получают до 250 литров сахарного сиропа. Ксилозный сироп из березовой древесины используется для консервирования крови при ее переливаниях и идет на приготовление глицерина. Из бересты получают автол для смазки двигателей; она же идет на обувь.

Сбор грибов и ягод в советских лесах составляет постоянный промысел населения. До первой мировой войны сумма, выручавшаяся крестьянами за лесные грибы и ягоды, грубо исчислялась в 200 млн, золотых рублей и превышала стоимость всей экспортировавшейся тогда за границу древесины. Трудно учесть размеры сбора грибов и ягод в настоящее время, однако некоторые специалисты исчисляют среднее годовое потребление грибов примерно в 3 кг в сыром виде на душу сельского населения, а городского — в 6 кг (Курсанов).

Лекарственные растения леса

Леса являются базой, на которой произрастает огромное количество лекарственных растений. Народы разных лесистых стран были первыми фармацевтами. Насчитывается около 12 000 лекарственных растений народной медицины. Не все растения народной медицины растут в лесах и не все они изучены и приняты медицинской наукой.

Тем не менее, среди открытых народом лекарственных растений есть классические, одобренные официальной медициной отдельных государств в качестве первоклассных источников лекарственного сырья после того как народным массам полезное действие этих растений было известно столетиями.

Так, хинное дерево стало интернациональным источником противомалярийного лекарства, выявленного индейцами южной Америки в Перу.

В древнем Египте знали о лечебных свойствах можжевельников. Древним грекам были известны глистогонные свойства папоротника мужского, благотворное действие на нервную систему валерианы.

Потогонное действие малины и целебное — черники были известны с древних пор на Руси. Кора крушины ломкой широко начала применяться в медицине в средние века в качестве слабительного, получившего популярное название «ревеня бедняков», затем это средство было оставлено, а за последние сто лет оно опять применяется.

Цветки лесного ландыша народу давно известны как источник сердечного лекарства, но введены в научную медицину только в 1861 году русским профессором Иноземцевым.

На Дальнем Востоке при сборе в кедровых лесах корня растения женьшень, пользующегося большой славой в Китае как целебное средство исключительной ценности, искатели расценивали этот побочный продукт не только дороже древесины, но даже дороже золота. Они оберегали лес от пожаров, гак как было установлено, что огонь вытесняет женьшень из лесов.

Во время войны лекарственными растениями заменялись многие дефицитные лекарства. Несомненно, и впредь ряд классических лекарственных растений сохранит свое значение в борьбе с болезнями человека и домашних животных.

Огромное значение для поддержания и восстановления здоровья человека имеют содержащие витамины ягоды черной смородины, плоды шиповника, ягоды облепихи, рябины, хвоя сосны, кедра, лиственницы, ели и даже скорлупа грецкого ореха. Отвары лимонника, растущего на Дальнем Востоке, устраняют чувство усталости, укрепляют мышечную энергию, что давно было подмечено местным населением и, в частности, охотниками Приморского и Хабаровского краев. Клюква, плоды кизила, дальневосточного крыжовника, отвар хвои применяются как противоцинготные средства.

Мох лесных, болот — сфагнум — доктор Троянов впервые применил для хирургических перевязок в 1884 году в Петербурге. В войну 1914—1918 гг. сфагнум нашел себе широкое применение в полевой и госпитальной хирургии: в 1918 году в Канаде заготовлялось 20 миллионов сфагновых повязок в месяц, и даже Шотландия приготовляла ежемесячно 4 миллиона таких повязок.

Пчеловодство и охота в лесах

Леса способствовали в прошлом и содействуют в настоящее время развитию пчеловодства.

Цветки ряда древесных и кустарниковых пород и травянистых лесных растений не только дают огромный взяток для пчел, но и первоклассный по качества: мед. Трудно представить себе мед лучшего качества, чем полученный из нектара цветков липы, а между тем одно крупное с мощной кроной дерево липы может дать столько меда, сколько дает один га гречихи.

Пчеловодный промысел имеет все условия для расширения при организации комбинированных хозяйств; например, при выращивании липовых, ореховых или белоакациевых насаждений и увеличении посевной площади клевера пчелы будут способствовать опылению цветков и вместе с тем брать взяток.

Охота в наших лесах издавна была и остается до сих пор одним из важнейших промыслов населения лесистых районов.

Лесные массивы во время войны

Леса имеют исключительно большое значение в деле обороны страны.

Прежде всего леса используются для целей обороны теми разнообразными продуктами переработки, которые составляют предмет военной промышленности. Из предыдущего изложения видно, насколько многосторонне значение древесины как стратегического сырья в современной войне.

Уже в войну 1914—1918 гг. лес играл настолько важную роль в военной промышленности Германии, что в английских газетах даже ставился вопрос об изыскании методов быстрого уничтожения всех лесов Германии с тем, чтобы лишить ее таким образом сразу сырьевых ресурсов, снабжающих военную промышленность, и принудить этим путем к сдаче.

За 20 лет, истекших после войны, до нового вторжения германской фашистской армии на территории государств Западной Европы и затем в СССР, технические достижения усовершенствовали и расширили применение древесины для военных целей.

Но и сама территория, покрытая лесами, в течение всей истории человечества оказывала влияние на выработку методов ведения войны.

Тульские засеки лиственных лесов на границе со степью известны тем, что, опираясь на них, можно было организовать дозорную службу в борьбе со степными кочевниками.

Иностранцы, путешествовавшие по России в средние века, смотрели на леса нашей родины, как на естественные крепости, оберегавшие Московское государство. Крымские татары также называли леса Московского государства «великими крепостями».

Дмитрий Донской на Куликовом поле, а Кутузов — на Бородинском поле использовали лес для прикрытия своих резервов.

При этом надо вспомнить о том огромном положительном значении, которое имели леса для нас в Отечественную войну 1812 года, когда партизанские отряды, оперировавшие в районе, прилегавшем к Смоленской дороге, наносили отступающей французской армии смертельные удары, опираясь на лесные массивы, в которых они были неуязвимы для неприятеля.

Никогда в истории войн партизанское движение не проявлялось в таких масштабах и не имело такого губительного действия на врага как в СССР в Великую Отечественную войну.

По призыву своего великого Верховного Главнокомандующего—генералиссимуса И. В. Сталина поднялись мужчины и женщины, старики и подростки на борьбу с врагом и, скрываясь в лесах, начали наносить сокрушительные удары по зазнавшимся гитлеровцам.

Советские партизаны, оперируя по преимуществу з лесах, за два первых года войны уничтожили до 300000 гитлеровцев. Они же разрушили свыше 3000 железнодорожных и шоссейных мостов, организовали крушение 3000 поездов, взорвали и сожгли больше 900 складов с вооружением и боеприпасами.

Наши доблестные снайперы наносили врагам меткие удары, то скрываясь в земле между корней деревьев, то просиживая часами на ветвях, маскируясь листвой или хвоей древесных крон.

Как сообщил то в. П. С. Попков на V сессии Верховного Совета РСФСР, сильные духом героические советские люди, отстаивая великий Ленинград от захвата фашистами, использовали лесные завалы на огромном протяжении в 300 километров.

Пушки, зарядные ящики, палатки маскировались ветвями деревьев так, что их нельзя было обнаружить. Мощные тяжелые орудия скрывались даже за невзрачными кустами орешника, а зенитные орудия прятались за деревьями, кустами, даже за искусственно устраиваемыми декорациями из нарубленных и расставленных в виде «естественных рощ» деревьев и кустарников. Деревья позволяли скрыть от неприятельских летчиков число и расположение войска, давали возможность разведчикам на более близком расстоянии подойти к укреплениям неприятеля.

Никоим образом нельзя нам забывать о значении леса и его продуктов для современной обороны СССР.

Деревья и кустарника в зеленом строительстве

Лесопарки вокруг городов, новостроек и колхозных поселков являются неотъемлемым элементом их.

Насаждения в городах и селениях поглощают выделяемую в результате жизнедеятельности животных и разных химических процессов углекислоту, восстанавливают необходимый для жизни кислород, уменьшают силу резких ветров, задерживают движение пыли, препятствуют распространению пожаров, дают возможность трудящимся отдохнуть летом в жару в тенистой прохладе, а зимой — в парках на воздухе, менее загрязненном твердыми частицами сажи, пыли и болезнетворными микробами, оберегают от сильных холодных ветров, защищают от дождя, смягчают шум, украшают местность. Во время воздушной атаки лесные насаждения могут играть роль прикрытия и защиты.

Здания и сооружения в крупных промышленных городах капиталистических государств под влиянием вредных газов (сернистого, окислов азота, хлора), содержащихся в выделяемом фабриками и заводами дыму, разрушаются быстрее, чем под защитой зеленых поясов.

Опыт показывает, что металлические конструкции могут потерять половину своего сопротивления в центре промышленного города приблизительно лет через 40, в особенно дымных местах даже в 20—30 лет, в то время как в сельских местностях этот срок доходит до 250 лет. Если так действует атмосфера капиталистического города даже на камень, кирпич и металл, то неудивительно, что такой город сильно сокращает жизнь людей, в особенности рабочих, ютящихся в темных, тесных помещениях.

Общая протяженность хвои или листвы деревьев и кустарников и их поверхность чрезвычайно велики. У хорошо развитой старой сосны (165-летнего возраста) общая протяженность хвои занимает почти 200 километров. Поверхность же хвои или листвы всего насаждения, в зависимости от древесной породы и возраста, превышает в десятки раз ту земельную площадь, которую занимает насаждение,

Даже у светолюбивой сосны с относительно малой кроной и небольшим, по сравнению с другими породами, количеством хвои, поверхность ее у насаждения на площади одного га занимает 10 га, а у теневыносливых пород поверхность листвы всех деревьев на 1 га может выразиться большей величиной. Эти цифры сами по себе уже достаточно выразительно говорят о качестве пылезадерживающего фильтра, какими могут быть насаждения городских и пригородных парков.

В дореволюционный период на каждого жителя Москвы приходилось не больше 0,5 кв. м зелени и даже в самом зеленом городе тогдашней России — Киеве было 4 кв. м зеленых насаждений на одного жителя, в то время как в Лондоне зеленая площадь на человека достигала 7 кв. м. Не без основания некоторые города получили такие выразительные названия, как Конотоп, свидетельствовавшие об отсутствии благоустройства «избыточном увлажнении» улиц. Крупные промышленные города России в прошлом отличались избытком дыма, сажи, пыли.

В Петрограде, который в момент Октябрьской революции остался почти без зелени, зимой, по данным проф. Углова и его сотрудников, в талой воде от загрязненного снега на участке между заводами Путиловскнм и Тентелееиским было найдено взвешенных нерастворимых в воде частиц в 330 раз больше, чем среди парка Крестовского острова.

В большом масштабе подошли к практическому разрешению этого вопроса об озеленении только в СССР.

Уже первый сталинский пятилетний план социалистического строительства СССР был вместе с тем планом превращения старых городов и новостроек в города, украшенные и обогащенные зеленью.

Эта реконструкция сопровождается исключительно сильным размахом работ по озеленению.

По указанию товарища И. В. Сталина большое внимание обращается не только на создание зеленых насаждений в центре городов, но и лесопарковых массивов вокруг них.

Если в дореволюционной России площадь зеленых насаждений в городах часто определялась десятыми долями квадратного метра на одного человека, то с начала сталинских пятилеток средняя общегородская норма зеленых насаждений, к которым стремятся у нас, проектируя зеленое строительство, близка к 25 кв. м на человека, не считая внутриквартального озеленения.

Создание же лесопарковых поясов вокруг городов является, в сущности говоря, своеобразной лесоводственной задачей социалистической эпохи. Если озеленение внутри города часто связано скорее с древоводством и цветоводством, то разбивка лесопарков вблизи городов входит в компетенцию лесоводов, обязанных ориентироваться и в эстетических вопросах при организации лесопаркового хозяйства.

Леса, здоровье и творчество человека

На XVI партсъезде товарищ Сталин говорил о наличии всех возможностей «вырастить новое поколение рабочих, здоровых и жизнерадостных, способных поднять могущество Советской страны на должную высоту и защитить ее грудью от покушений со стороны врагов».

Несомненно, говоря о факторах, облегчающих выполнение этой задачи, нельзя забывать и о том значении, которое будут иметь зеленые насаждения в городе и особенно лесные пригородные массивы на формирование нового человека с здоровым духом в здоровом теле. Санаторно-курортное значение лесов известно давно, но только в СССР их использование для укрепления здоровья достигает невиданных размеров.

Лучшим методом для восстановления сил людей является пребывание их в санаториях, построенных в сухих сосновых борах.

Микель нашел в 1 куб. м воздуха в парке только 490 бактерий, тогда как в старых кварталах Парижа воздух содержал в 1 куб. м 36 000 бактерий.

Леса и лесопарки необходимы и здоровым для максимального развития всех своих творческих способностей.

Таково многогранное значение леса.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: