Факультет

Студентам

Посетителям

Значение актиноритмической реакции листьев для генеративного развития

Летом 1932 г. начались наши исследования фотопериодической реакции травянистых растений, в числе которых были три сорта крупноцветной хризантемы.

Ее четкая актиноритмическая реакция и способность хорошо размножаться черенками, дающая возможность работать с клонами, сразу же привлекли наше внимание. Именно поэтому хризантема стала экспериментальным объектом наших обширных исследований.

В нашем опыте 1933 г. актиноритмическое воздействие проводилось на одни листья хризантемы (сорт Хризантемист Лионэ), полученной путем черенкования головок корневой поросли. Когда хризантема достигла 30—35 см высоты и имела 15—18 распустившихся листьев, она была декапитирована. В пазухах пяти верхних листьев удалены точки роста и эти листья помещены в условия 10-часового дня. Вся зона ниже пяти верхних листьев оставалась при непрерывном освещении. Таким образом, короткий день получали листья в верхней части стебля, лишенной всех точек роста, а реакция на это воздействие выражалась в цветении побегов, находящихся в нижней части растений при непрерывном освещении. Контролем служили растения, подвергшиеся точно такой же подготовке, но росшие целиком при непрерывном освещении.

В опытном варианте хризантема быстро дала бутоны и зацвела, в то время как ветви контрольных растений продолжали рост до конца опыта. Этот факт дал нам полное право тогда же написать, что «…бутонизация нижних боковых веток прошла за счет вышележащих листьев, которые, находясь в условиях короткого дня, очевидно изменили качество синтезируемых ими веществ. Последние, направляясь вместе с оттоком в расположенные ниже точки роста, вызвали их переход к репродукции».

Таким образом, результаты наших исследований 1931—1933 гг. впервые и окончательно доказали, что органом, определяющим актиноритмическую реакцию растений, как бы она не выражалась, является лист.

Опыты, доказавшие исключительное значение листьев и, наоборот, пассивность точек роста в активном восприятии актиноритмических условий, позволили перейти к более упрощенным схемам, где воздействие определенным актиноритмом проводилось только на единичные листья, реакции которых наблюдались на контролируемых ими побегах.

Указанные схемы были широко использованы нами для проведения ряда опытов как с хризантемой и периллой, так и со шпинатом и капустой абиссинской.

Перилла масличная, выращенная до четвертой пары листьев в условиях непрерывного освещения, перед началом опыта подвергалась следующей хирургической подготовке: у всех опытных растений отрезали вершины выше третьей пары листьев, затем удалили все листья из третьей пары, кроме одного, и все точки роста кроме одной, находящейся в пазухе оставленного листа. Подготовленные таким образом растения были разделены на три группы. Первая была в течение всего опыта в условиях непрерывного освещения, вторая при коротком — 10-часовом дне. Растения третьей группы находились в условиях непрерывного освещения, но для листовых пластинок их листьев был создан короткий (10- часовой) день. В результате у растений первой группы бутоны до конца опыта не образовались, а у растений двух последних групп они появились одновременно на 18-й день после начала воздействия.

Шпинат для аналогичных опытов выращивали сначала при коротком (8-часовом) дне от всходов до 20-дневного возраста, после чего на всех растениях оставляли только один хорошо разбившийся молодой лист, а все остальные листья обрывали. Подготовленные таким образом розетки шпината с одним листом были распределены по четырем вариантам опыта.

В 1-м варианте растения находились при непрерывном освещении. Через 12—15 дней у них появились бутоны.

Растения 2-го варианта оставались в условиях короткого дня, образуя лишь новые листья, которые по мере их нарастания обрывали, как и во всех остальных вариантах.

В 3-м варианте растения находились при непрерывном освещении, но для оставленных в начале опыта листьев был создан короткий день. Все вновь образующиеся листья сейчас же удаляли. Однако растения этой группы не образовали бутонов.

Наконец, растения 4-го варианта находились в условиях короткого дня, для чего применяли небольшие индивидуальные картонные покрышки с прорезом на одной стороне для черешка листа, который получал непрерывное освещение. Бутоны у растений этой группы появились, как и в первой группе, на 12—15-й день после начала опыта.

Аналогичный опыт был проведен и с капустой абиссинской. Ее выращивали при коротком дне (8—10-часовом), при котором она не цветет, до сформирования шестого листа. После этого все растения были декапитированы и на них оставлен только один 6-й лист и находящаяся в его пазухе точка роста.

Растения первой группы, бывшие с момента хирургической подготовки при непрерывном освещении, дали бутоны через две недели после начала опыта.

Растения 2-го варианта, находясь полностью в условиях короткого дня, естественно, до конца опыта не цвели.

В 3-й группе все растения росли в условиях непрерывного освещения, но лист, контролирующий онтогенез находящегося в его пазухе побега, был на коротком 8-часовом дне. Все вновь образующиеся листья на боковом побеге обрывали или весь побег заключали в темноту. В результате и во 2-м и в 3-м вариантах бутонизации не наблюдалось.

В 4-м варианте, где все растение росло при коротком дне (9-часовом), а лист, контролирующий развитие побега, непрерывно освещался, при условии, что вновь нарастающие листья удаляли, цветение началось почти в тот же срок, как у растений первой группы, находившихся все время при непрерывном освещении.

Тот неоспоримый факт, что листья растений, находясь в оптимальных актиноритмичееких условиях, обусловливают переход конусов нарастания от роста к репродукции, устанавливает их исключительную, ведущую роль в актиноритмизме.

С периллой масличной нами дважды ставились такие опыты, в которых актиноритмическое воздействие оказывалось на листья, отделенные от материнских растений и укорененные в песке. В качестве материнских использовали растения периллы, находившиеся в условиях непрерывного освещения, которое состояло в одном случае из естественного (в дневные часы) и искусственного в ночное время, во втором случае — полностью из непрерывного электрического освещения. Листья пятого, четвертого и третьего ярусов отрезали (у основания черешка) и помещали (основаниями черешка) во влажный песок в специальные ящики со стеклянной крышкой. После образования корней листья высаживали в горшки. Начиная с высадки листьев для укоренения и далее всего 20 сут опытная группа росла при 10-часовом дне.

Затем в черешок листа прививали сеянцы периллы масличной, выращиваемые при непрерывном освещении, и все прививки помещали в условия непрерывного освещения. Контролем служили прививки сеянцев периллы в черешки укорененных листьев, находившихся все время при непрерывном освещении. Последние, как и следовало ожидать, не цвели. Наоборот, привои-сеянцы, попавшие под контроль листьев, росших в течение примерно 20 сут при коротком дне, перешли к бутонообразованию, а затем и к цветению. Отсюда следует, что листья способны активно воспринимать оптимальные актиноритмические условия и в изолированном от растения состоянии.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: