Факультет

Студентам

Посетителям

Зарождение идеи о «типах насаждений». Генко, Гуторович, Серебренников и другие более ранние лесоводы-типологи

Классификация лесов по их существенным признакам является основной задачей лесной типологии.

Исходной точкой для возникновения лесной типологии как самостоятельной ветви лесоводственных наук послужила родившаяся в русской лесохозяйственной практике в конце прошлого столетия идея «типов насаждения». При этом как возникновение идеи, так и рождение науки о типах леса осуществилось в России значительно раньше, чем в других странах.

От типологической классификации лесов следует отличать их морфологическую классификацию, опирающуюся на методы лесной таксации. Таксационная классификация насаждений строится на внешних и преимущественно количественных признаках: состав, господство пород, полнота, ярусность, деление ярусов на господствующий и подчиненный полог, добротность, бонитет насаждения, таксационные элементы и т. п. Детально и четко разработанная, она связана с рядом более обстоятельных и глубоких требований, относящихся, в частности, к происхождению насаждений (порослевое, семенное и т. п.), к ходу их роста, и зачастую включает в себя характеристику напочвенного покрова и самой почвы. Таксационная характеристика является ценной основой для суждения о составе, строении и производительности леса, для оценки его местообитания. Но в тех случаях, когда практика лесного хозяйства нуждалась в том, чтобы связать все признаки леса в нечто целое и объяснить причины разнообразия естественных насаждений, таксационная методика не удовлетворяла лесоводов. Отсюда и возникла необходимость в лесной типологии, призванной классифицировать насаждения по более существенным, синтетическим признакам и на иной научной основе.

Мы изложим историческую последовательность зарождения типологических классификаций, останавливаясь главным образом на тех из них, которые делали попытку широко отразить и осветить разнообразие естественных лесов нашей Родины.

Зарождение идеи о «типах насаждения» обязано обстоятельствам в значительной мере внешним, случайным по отношению к требованию развития лесоводственных наук. Лесничие и лесоустроители, которым приходилось организовывать хозяйство в естественных, мало измененных влиянием человека, крупных лесных массивах, первые пришли к необходимости, прежде всего в интересах более быстрого решения своих технических инвентаризационных задач, выделять и описывать лес по «типам насаждений». Так, известный лесоводственный деятель второй половины XIX ст. Н. К. Генко при лесоустроительных работах в Беловежской пуще в 1889 г. впервые ввел деление насаждений на типы. Для этого он использовал названия и вкладываемые в них представления местных крестьян: борлядо, груд, елосмыч и др. Несколько позднее, в 1893 г., при лесоустройстве крупных лесных массивов Вологодской губернии лесовод И. И. Гуторович применил деление на типы насаждений независимо от Генко. В статье, опубликованной в «Лесном журнале» в 1897 г., Гуторович дал глубокое обоснование необходимости пользоваться при устройстве и ведении хозяйства в лесах Севера типами насаждений. Он указал на крайнюю трудность удовлетворить требования устройства этих лесов, если лесовод исходит из обычных кропотливых таксационных приемов описания насаждений. Большие площади лесных массивов, подлежащие устройству, низкая экономическая база, при которой возможна только выборочная эксплуатация лучших деревьев, недостаточное количество лесоустроительного персонала по сравнению с огромными площадями, подлежащими инвентаризации и устройству, — все это заставляло искать иного выхода, который дал бы возможность опереться на что-либо более простое, но вместе с тем и синтетическое, позволяющее по немногим признакам оценивать состав лесов, их состояние и перспективы будущего.

Как и Генко, Гуторовичу помогло местное население. По этому поводу он писал в своей статье: «Человек, имеющий дело с крестьянским населением северных губерний, не может не обратить внимания на то, что крестьяне, говоря о лесе, употребляют для характеристики его различные названия, свойственные данной местности. В Вологодской губернии слова: едома, сузем, койдома, ровнядь, согра и т. п. — постоянно слышались мною, но я сперва не придавал этому особого значения. Поинтересовавшись затем и спросив крестьян, я узнал, что народная мудрость давно уже справилась с интересовавшим меня вопросом и установила вполне определенные типы встречающихся на севере насаждений. Занявшись изучением этих типов, я заметил, что классификация их сделана по почве и по топографическому положению местности. Насаждение может быть молодым или старым, полным или редким, но оно во всяком случае «бор», и это название уже достаточно характеризует как само насаждение, так и почву, на которой оно произрастает».

В другом месте своей статьи Гуторович следующим образом обосновывает актуальность типов насаждений. «Северные леса весьма часто истребляются пожарами. Бороться с этим злом пока нет возможности, потому что некому тушить возникающие пожары. Лес на поврежденных огнем участках высыхает, и участок обсеменяется сначала березою. Если почва боровая, то со временем, конечно, будет там сосновое насаждение, в данное же время участок покрыт березою. Неужели подобный участок, представляющий собой прекрасное боровое место, должен быть причислен к лиственным насаждениям, непригодным для выращивания сортиментов пиловочного леса? Очевидно, нет». Гуторович дает классификацию местных лесов, кладя в основу народные представления о них: болото, рада, согра, ровнядь, холм, лог, бор, биль, субологь. В своей практической работе он убедился в четкости этой классификации, замечая, что «не отличать борового места от холмового может только тот, кто не желает этого сделать».

Из высказываний Гуторовича о генетической связи (общности происхождения) сосновых и березовых насаждений, о смене одних другими становится ясным, что северные лесоводы-типологи в свое время ставили вопрос о коренных и производных формах одного и того же типа леса, о необходимости рассматривать их в связи между собой, а не разобщенно.

В дальнейшем работами других лесничих и лесоустроителей Севера увеличивается список типов леса и их описания обогащаются. Сюда относятся работы Рожкова, Успенского, Бергера, Серебренникова, Битриха и других; несколько позже описаниями типов насаждений охватывается средняя и южная полоса России.

Более полная сводная классификация типов лесов Севера была дана значительно позже П. П. Серебренниковым (1913), который отметил, что рождение идеи о типах леса на Севере было связано с инвентаризационными потребностями местного «грубого лесного хозяйства», с его преимущественными интересами к лесоэксплуатации; в средней и южной России она опирается на необходимость глубже разобраться в ходе естественного возобновления.

Большое значение для понимания дальнейших путей развития. лесной типологии имеют высказывания Серебренникова, подводящие итог первому периоду развития лесоводственной типологии. Серебренников (1913) писал: «В то время как ботаник или фитогеограф будет изучать лесные сообщества больше в отношении систематизации и классификации или территориального распространения, лесовод, несомненно, будет стараться проникнуть в условия роста этих сообществ, в причинную зависимость между фактом существования того или другого лесного сообщества и теми агентами природы (для естественных типов), которые вызвали на свет появление определенного вида сообществ». Из приведенных слов ясно, что Серебренников на первое место ставил познавательное значение лесной типологии, а описательно-инвентаризационным задачам придавал второстепенное значение.

Особенно интересно, что, полемизируя с Гуторовичем, Серебренников подчеркнул необходимость использования состава растительности в качестве критерия для оценки почвенно-грунтовых условий. Гуторович выделял типы леса не по составу насаждений, а непосредственно по внешним признакам рельефа и почвенно-грунтовых условий, ибо (рассуждал он) разнообразие состава насаждений вызывается особенностями почвенно-грунтовых условий и, следовательно, нет надобности пользоваться составом и бонитетом насаждений при выделении типов леса.

В ответ на это Серебренников писал: «Непонятно, почему И. И. Гуторович и другие, полагая совершенно справедливо, что разнообразие типов насаждений вызывается, главным образом, разнообразием почвенно-грунтовых условий, не доводят логически свою мысль до конца; тогда само собой явилось бы заключение, что прежде всего различие в почвенно-грунтовых условиях должно отразиться на составе насаждения».

Этим самым Серебренников поставил на разрешение еще один важнейший вопрос лесоводственной типологии, а именно — вопрос о том, что является главным критерием для оценки почвенного плодородия в лесном хозяйстве — внешние признаки почвы или состав и рост леса? Серебренников решает этот вопрос в пользу состава и бонитета насаждений. Этот взгляд П. П. Серебренникова вполне созвучен с высказыванием К. А. Тимирязева (1905), который, критикуя современных ему почвоведов-морфологов, указывал, что не следует видеть в почве самодовлеющий предмет изучения, что «значение свойств почвы получает смысл лишь с того момента, когда нам становится понятным их значение для растения».

В то время как классификация Гуторовича является простым перечислением 9 наиболее распространенных на Севере типов леса с указанием важнейших признаков состава насаждений, рельефа, почвенного покрова, почвы и лесоводственных свойств, Серебренников приводит 15 типов насаждений, распределяемых на группы по признаку господства пород (сосна, ель, лиственные, сосна с елью), а в их пределах — по увлажнению. Увлажнение почвы Серебренников считает главным фактором разнообразия лесов Севера. Он устанавливает две большие категории увлажнения: А — «по суходолу» и Б — «по мокрому». В наиболее разнообразной группе сосновых типов леса Серебренников различает шесть более дробных категорий увлажнения; три — в пределах суходолов и четыре — в пределах заболоченных почв.

Следовательно, классификация Серебренникова уже содержит в элементарной форме принцип деления типов леса на категории увлажнения и богатства почв. Этот принцип отражен в ней следующим образом: увлажнение представлено прежде всего двумя крупными категориями — «типы по суходолу» и «типы по мокрому», а богатство почвы дано в неразвернутой по своему содержанию категории «преобладающей породы» — от сосны через ель к лиственнице и смешанным насаждениям. Взгляды Серебренникова на роль состава пород как показателя типов леса не оставляют сомнений в том, что именно под категорией состава пород он подразумевает фактор почвенного плодородия, тем более, что категории влажности уже выделены им отдельно от «господствующей породы».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: