Факультет

Студентам

Посетителям

Ядовитые пауки

В отношении ядовитости укусов общеизвестными являются пауки, но в большинстве случаев представление об их ядовитости сильно преувеличено.

Вместе с скорпионами они относятся к паукообразным животным. Тело их нечленисто; оно состоит из головогруди и довольно толстого брюшка; головогрудь несет восемь ножек, а на заднем конце брюшка помещаются шесть паутинных бородавок, в которые открываются особые кожные железы, выделяющие тягучее, застывающее на воздухе в паутину, вещество. Поэтому кожные железы брюшка и называются паутинными.

На переднем конце головогруди помещается ротовое отверстие, по бокам которого лежат две пары челюстей — пара верхних, называемых у паукообразных хелицерами, и пара нижних — кого щупальца или педипальцы. Каждая верхняя челюсть состоит из толстого хитинового цилиндра, иногда сдавленного с боков, на свободном конце которого имеется крепкий и очень острый подвижный коготь. Последний на своей вершине прободен отверстием, в котором открывается наружу ядовитая железа. Она имеет форму цилиндрического тела, или лежащего в основном членике челюсти, или помещающегося в головогруди. Передний конец ядовитой железы суживается в тонкий выводной проток, который собственно п-связан с наружным отверстием. Ядовитая железа снаружи одета мышечными лентами, при сокращении которых яд и выдавливается наружу.

Механизм действия ядовитого аппарата паука очень прост. Паук вцепляется своими челюстями в добычу, прокалывает ее кожные покровы и впускает ей внутрь ядовитый секрет своих челюстных лее лез. Вытекание яда из челюстей видеть очень легко. В средней и Южной России самым крупным пауком является тарантул. Если его подразнить палочкой, он становится в боевое положение: поднимает свое тело вверх и широко растопыривает лапы. В это время на коготках челюстей показываются капельки прозрачной жидкости — яда, который наук заблаговременно выдавливает из своих желез.

Только что названный паук живет в открытых, сухих местах, хорошо освещаемых солнцем. Он вырывает себе в земле нору, которую снутри выстилает паутиной, чтобы стенки ее не осыпались. Иногда над отверстием норы им делается надстройка в виде короткой трубочки, служащей для защиты гнезда от непогоды и от затекания воды. Тарантул не строит тенет из паутины, почему его и относят к группе бродячих пауков. Сидя в своей норе, он выжидает, когда к нему провалится какая-либо добыча. Ее он убивает своими ядовитыми челюстями и высасывает. Яд его обладает довольно сильным для животных действием. Так воробей умирает на другой день после укушения тарантула. Смертельно действует он и на крота, не говоря уже про различных насекомых. Тарантул усвоил себе особую сноровку борьбы с другими ядовитыми существами. Он, например, одолевает шмеля, который является перепончатокрылым насекомым, обладающим, как то было недавно описано, ядовитым жалом. Тарантул вцепляется своими ядовитыми челюстями в шею сзади затылка шмеля, пронзает его головные узлы нервной системы, отчего насекомое умирает в одно мгновение. Если яге наук укусит шмеля куда-нибудь в тело, то он умирает далеко не так быстро и может в дальнейшей борьбе опасно поранить своего противника.

С тарантулом до известной степени связано возникновение танца тарантеллы. В Средние века на юге Западной Европы жители были убеждены, что следствием укушения человека тарантулом являются судороги укушенного, лечить которого следовало танцами больного до полного изнеможения под музыку. Отсюда и возник танец тарантелла, получивший свое имя от итальянского города Тарента, в окрестностях которого часто наблюдались случаи укушения тарантулом. Нечего говорить, что подобный взгляд на значение для человека тарантула и на способ лечения причиняемого им отравления является ложным. Тарантул вовсе не представляет для человека, по крайней мере в умеренном климате, такой чрезвычайной опасности, как то про него говорят.

Несравненно большее значение имеет, как для самого человека, так и для его хозяйства, другой паук, меньший по своей величине сравнительно с тарантулом. Называют его различно. Русские дали ему имя чернозобик или черный паук, калмыки называют его «чим, чимхара или бельбесен хара», киргизы — «кара-курт», что означает в переводе на русский язык — черная смерть. Водится он на юге России в губерниях Подольской, Херсонской, Екатеринославской, Харьковской, Таврической, Земле Войска Донского, Саратовской губ., Астраханской, на Кавказе, в Туркестане, в Акмолинской и в Семипалатинской областях.

Самка кара-курта длиною около 1 сантим, (немного меньше 1/4 вер.). Она имеет почти шарообразное плотное брюшко блестящего черного цвета с красноватыми или беловатыми пятнами, цвет которых непостоянен. Кара-курт живет в глинистых солонцеватых или глинисто-песчаных степях, заросших полынью на пустошах, на целине, пахотных нолях и т. п. Он устраивает себе гнездо, состоящее из двух частей — логова и ловушки. Первое состоит из вытканной из паутины трубки (кара-курт относится к паукам-ткачам или сетепрядам) или навеса, к которому во множестве прилипают песчинки, обрывки сухих листьев и всякий мусор, что придает большую прочность постройке. Перед логовом кара-курт протягивает в беспорядке нити, являющиеся ловушкой для добычи. Самое гнездо помещается или свободно над поверхностью земли у основания стеблей травы, или же устраивается в углублении почвы (например, след от копыта), или в норках, брошенных их прежними обитателями.

Сидя в глубине логова на его верхней стенке кара-курт ждет, как какое-нибудь насекомое запутается в паутиновых нитях ловушки. Об этом он тотчас яге узнает по сотрясению нитей. Почувствовав малейшее дрожание паутины, паук выскакивает из логова и выпрыскивает из своих паутинных желез клейкую жидкость, которая окружает попавшееся животное цепкой паутиной и не дает ему возмоягности двигаться и сопротивляться. Обезопасив себя таким образом со стороны добычи, кара-курт убивает ее своими ядовитыми челюстями и начинает высасывать се содержимое. Он поедает все, что ему попадется в гнездо. Больше всего гибнет от него насекомых, в этом числе пауки-нарывники, в крови которых содержится такой сильный яд, как кантарадин. Тараканы прусаки, однако, не приходятся ему по вкусу и он их не трогает. В гнезде кара-курта можно найти остатки фаланг (которые сами охотятся за ним), тарантулов, скорпионов, мокриц, попадаются изредка и мелкие ящерицы.

Гнездо строит и живет в нем лишь самка кара-курта; самец появляется только во время брачного срока жизни для совокупления с самкой. Обычно же он прячется где-либо по близости гнезда. По словам Россикова, самка кара-курта по окончании копуляции «разрывает паутиновые нити, которыми самец опутал ее ноги, а затем моментально приподнимает над собой самца, прыская в него из паутинового аппарата несколько капель липкой стекловидной жидкости. В этот момент иногда самцу удается ускользнуть и он избегает горькой участи, но чаще всего самка успевает его лишить возможности совершить побег, забрызгав паутинным клейким веществом, и тут же, подвесив к своду логова, высасывает из него кровь».

Оплодотворенная самка кара-курта откладывает на дне логова яйца в особые паутиновые коконы шарообразной формы, в которых недели через 3-4 и вылупляются молодые паучки. В некоторые годы кара-курт размножается в чрезвычайных размерах так, что на каждом квадратном аршине поля или луга их наверное можно найти по несколько штук. Причины такого размножения этого паука, причиняющего человеку не мало бед, к сожалению, пока совершенно неизвестны.

Кара-курт в двух отношениях вредит человеку; он может причинить опасное отравление как ему самому, так и домашним животным. При оценке вредоносного значения того или другого животного следует всегда помнить общие соображения о действии яда, которые были высказаны в начале этой книжки. Может случиться так, что и заведомо ядовитое животное, кусая человека, не причинит ему, по каким-либо причинам, сколько-нибудь ощутительного отравления. Это, конечно, не значит, что такое животное действительно всегда неядовито. По отношению к кара-курту подобные суждения высказывались неоднократно и некоторые наблюдатели считают его для человека безвредным существом. Однако были точно прослеженные случаи, когда человек от укуса этого паука тяжело заболевал и даже умирал. Степень отравления ядом кара-курта зависит, как и во всех других случаях, от количества введенного в человека яда, времени года, состояния здоровья человека, а также многих других побочных причин.

В характерных случаях отравления на месте укуса ничего не замечается кроме точки укуса и покраснения кожи; больной ощущает сильную боль, которая отдает в укушенную часть тела; он не в силах держаться на ногах, чувствует слабость, головокружение, головную боль. Появляется рвота, дрожь, судороги и синюха; больной беспокоится и кричит. Болезнь тянется различное время, 3—6 дней, иногда дольше, после чего отравленный может долго еще ощущать слабость.

Из домашних животных кара-курт опасен особенно для верблюдов и для лошадей. По свидетельству Могульского за два года особенно сильного размножения кара-курта от его укушения пало по нижнему течению реки Волги до 70.000 голов скота.

Понятно, что с этим пауком человеку приходится серьезно считаться, тем более, что и сам человек неоднократно бывает жертвой его яда. Укушение кара-курта случается чаще при уборке скошенного хлеба, когда снопы поднимают с земли руками. Под снопами могут быть эти ядовитые пауки, которые и получают возможность укусить человека в руку.

Степень вреда нагляднее всего выразить в цифрах. Так в 1898 г., в одном только Казалинском у. Сыр-Дарьинской Области было укушено кара-куртом по сведениям, собранным Россиковым, 349 человек, из которых 11 человек умерли. Домашних животных было укушено им же 1035 с 340 смертными случаями. Эти цифры относятся к одному только уезду. Они оказались бы соразмерно большими, если бы можно было сделать такой же учет по всему пространству, на котором живет кара-курт.

Кто же является врагом кара-курта? Овцы и свиньи охотно его поедают, не испытывая при этом для себя никакого вреда. Сфексы парализуют кара-курта своим жалом и утаскивают его в норку для питания будущих своих личинок. Киргизы заметили, что осы имеют какое-то отношение к истреблению этого паука и радуются, когда видят их летающими на своем кочевье. Наездники откладывают в коконы кара-курта свои яички и тем губят весь его выводок.

Из всех этих животных для истребления кара-курта целесообразнее всего пользоваться овцами. Очень действительной мерой является прогон и пропас овец на выкошенной траве. В таком случае кара-курты частью поедаются ими, частью же вытаптываются. Еще лучше выжечь траву, если это только возможно по местным условиям.

Всякий другой паук также обладает ядовитыми железами в челюстях и может укусить человека. Укушение одних — .совершенно незаметно вследствие малой величины когтя челюсти, который не может проколоть кожу человека на достаточную глубину; яд других просто не влияет на последнего, третьи же причиняют незначительное болезненное раздражение (например погребной паук, крестовик и т. п.).

Выше неоднократно приходилось сравнивать по степени ядовитости наших животных и обитателей жарких стран. Из пауков живущих в них общее внимание привлекает громадный по своим размерам паук-птицеед. Тело его имеет 5—7 сантим, длины (около 11/4) вершка), с вытянутыми же ногами он достигает сантиметров 18 (4 вершка). Он густо покрыт волосками и своим видом внушает гораздо более неприятное чувство, чем наши тарантулы. Интересно заметить, что птицееды могут быть завезены с грузом красного или палисандрового дерева из жарких стран в наши приморские города. Несколько лет тому назад крупный птицеед был пойман в Петрограде на Гутуевском острове, куда он был завезен на пароходе из Бразилии. Отталкивающая внешность является причиною, почему птицееду приписывают гораздо больше того, что он заслуживает на самом деле. Прежде всего его название не соответствует действительности. Мелкие птички колибри, величной с наперсток, не являются его постоянной и главной пищей, так как птицееды главным образом живут не на деревьях, а под камнями, в норах, в земле или в трещинах стен и крыш домов.

Степень опасности птицееда для человека далеко не соответствует величине и отталкивающей внешности его. В Бразилии, по словам путешественников, дети играют с живыми птицеедами, водя их на веревочке. Для животных укус их несомненно ядовит. К сожалению пока действие яда их почти совсем не изучено. Известно лишь наверное, что мыши и воробьи умирают после введения им под кожу яда, который парализует их дыхание. Яд других пауков, например, крестовика и каракурта действует губительно на кровь, разрушает ее красные кровяные тельца, т. е. те мельчайшие кружечки, которые обусловливают собой красный цвет крови; они принимают важное участие в дыхании тела, так как являются переносчиками кислорода — составной части воздуха, безусловно необходимой для жизни организма. Кровь, кроме того, приобретает способность легче свертываться, что также грозит большой опасностью отравленному животному, так как свернувшаяся кровь закупоривает кровеносные сосуды; та часть тела, в которой ветвится закупоренный сосуд, оказывается совершенно лишенной притока крови, а с ней вместе и кислорода. У отравленного животного затем начинаются судороги и дело оканчивается параличом нервной системы. Ядовитыми считаются также фаланги или сольпуги; но ядовитых желез у них не обнаружено. Болезненность укуса можно объяснить сильным механическим повреждением и заносом в ранку грязи.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: