Факультет

Студентам

Посетителям

Характерные особенности поведения жеребца и маток в косячной случке

Поведение косячного жеребца в косяке зачастую бывает настолько своеобразно и загадочно, что невольно может натолкнуть неискушенного наблюдателя на поспешный вывод о полной целесообразности всех действий жеребца.

Только этим можно объяснить появление всевозможных сказок о поведении жеребцов-косячников, проявляющих большую «мудрость», вроде жеребца, лечащего свой косяк от ревматизма по всем правилам грязелечения. На самом же деле поведение косячных жеребцов лишено всякой сказочности и если и не вполне может быть расшифровано в каждый данный момент, то при глубоком анализе получает исчерпывающие объяснения.

Мы ставим задачей настоящего изложения отметить лишь те особенности поведения косячных жеребцов, которые в той или иной степени отражаются на ходе производственной работы.

Взаимоотношения, которые складываются в косячной жизни между жеребцом и семьей кобыл, находящихся под его началом, должны быть отнесены к числу немаловажных производственных моментов, определяя течение случки, ее успех, а также и формы необходимого обслуживания. Взаимоотношения эти главным образом зависят от характера жеребца-косячника, и нрав кобыльей семьи, входящей в косяк, не имеет здесь решающего значения.

Часто встречаются взаимоотношения, носящие характер деспотического подчинения косяка жеребцу — хозяину. Жеребцы такого сорта обычно встречаются среди старых косячников, имеющих в своем прошлом несколько лет косячной практики. Работа с такими жеребцами проста и удобна, т. к. опытный и самостоятельный косячный жеребец не требует вовсе помощи и вмешательства человека, самостоятельно проводя в жизнь свой «случной план». Пасет свой косяк, заботится о водопое, ревниво оберегая от нападения волков и от вторжения посторонних лошадей. Принцип семейной замкнутости, характерный для косячной случки, получает здесь полное применение, что дает гарантию покрытия маток по назначению.

Весьма близка по форме, «о отлична по содержанию следующая, довольно редко встречающаяся категория косячных жеребцов, которые, пытаясь действовать способами аналогичными, создают совершенно иные взаимоотношения с кобылами косяка. Характерной чертой взаимоотношений является здесь взаимная враждебность, создающая в косяке атмосферу напряженного неустойчивого равновесия. Лед враждебности ломается только в те моменты, когда кобыла, подчиняясь физиологической функции организма, инстинкту материнства, подходит к жеребцу для получения садок. В остальные моменты совместной жизни кобыла и жеребец остаются явными врагами. В таких косяках жеребец ходит отдельно от кобыл, постоянно соблюдая между собой и косяком известный интервал, сокращение которого встречается нападением кобыл.

Характерной чертой для такого жеребца является чрезмерная горячность и злость, которые лишают его «авторитета» среди кобыл, ставя не на положение диктатора, а на положение врага. В жизни, описанных косяков нередко происходят эксцессы, сводящиеся к нападению жеребца на одну из кобыл и взаимной потасовке. Встречая от испуганной кобылы решительный отпор, жеребец свирепеет и н состоянии ярости наносит кобыле увечье или получает увечье сам. Описанные взаимоотношения понижают качество работы жеребца и, создавая серьезную опасность для его сохранности, требуют особой бдительности от обслуживающего косяк персонала. Где есть к тому возможность, горячего и злого жеребца, следует использовать не в косячной, а в ручной случке, где он будет работать отлично.

Третья категория косячных взаимоотношений, к описанию которой мы переходим, встречается чаще всех прочих.

Связующим звеном между жеребцом и кобылами здесь является добровольное подчинение кобыл, основанное на привязанности. Жеребец такого косяка представляет собой не диктатора, а члена косячной семьи.

В таком косяке не слышно скандалов, жеребец ходит вместе с кобылами, свободно подходит к каждой из них, включая жеребых и находящихся в отбое, в жару нередко забивается о середину косяка, окруженный тесно стоящими кобылами. Привязанность и доверчивость находящихся в отбое, в жару нередко забивается в середину косяка, спокойную семейную атмосферу, которая наилучшим образом защищает жеребца и кобыл от травматических повреждений.

Несмотря на равновесие взаимоотношений, жеребец-косячник все же остается хозяином косяка, наблюдающим за выполнением косячных правил, и руководителем в его повседневной жизни. Использование такого рода жеребцов удобно и обслуживание, благодаря своей несложности, доступно для слабо подготовленных табунщиков.

Нередко можно встретить весьма оригинальный вид косячных взаимоотношений, по своей сути диаметрально противоположный всем описанным выше. Характерным для этих взаимоотношений является «бесхарактерность» жеребца, не умеющего возглавить жизнь косяка и нередко находящегося в подчинении у кобыл. Чаще всего в таком положении оказываются молодые и физически слабые косячные жеребцы, но нередки случаи, когда робость и мягкость характера жеребца не зависят ни от его развития, ни от состояния здоровья.

Взаимоотношения приобретают здесь зачастую неожиданный характер. В том случае, если кобылы косяка отнесутся неприязненно к выпущенному к ним жеребцу, в лучшем случае он будет ими жестоко избит, в худшем для дела окажется выгнанным прочь из косяка. В том же случае, если жеребец кобылам понравится, он будет принят в косячную семью и на положении любимца останется «на содержании у маток» весь случной период. Порядка в таком косяке будет мало, ссоры маток между собой, «склоки на почве ревности» становятся обычным явлением, в результате чего будет наблюдаться повышенное количество травматических повреждений, всякого рода ушибов и заступок. Работа жеребца в таком косяке сопряжена со значительным риском, т. к. отсутствие в косяке хозяина дает возможность каждой кобыле проявлять особенности своего характера, что в период случки при наличии жеребца становится особенно опасным.

Некоторые «ревнивые» кобылы всякий раз, как жеребец производит садку на другую, пытаются всеми способами препятствовать тому, поворачиваются и начинают бить задом по злополучной паре.

Чаще всего от этого страдает жеребец и жеребята-сосуны. При обслуживании такого косяка требуется особая бдительность и расторопность.

В первый период задача обслуживания описанного косяка сводится к приучению кобыл к жеребцу, для чего кобылы, выходящие в охоту, с помощью табунщика случаются с жеребцом с применением обычных способов укрощения (недоуздок, треног, цурба). После покрытия большинство кобыл начинает проявлять большую терпимость по отношению к жеребцу, постепенно сменяющуюся привязанностью, и тогда задачей обслуживания ставится борьба с «ревностью». Для этого кобыл, мешающих жеребцу работать, временно выделяют из косяка и дают жеребцу возможность беспрепятственно покрыть прочих. Лучшим способом успокоения злой и ревнивой кобылы является работа на ней и в том случае, если она холоста и может быть оседлана, ее берут под седло табунщика, обслуживающего косяк и пускают в косяк лишь спустя несколько дней работы.

Последняя категория косячных взаимоотношений, встречающаяся довольно часто, отличается от всех описанных выше большой неожиданностью форм и отсутствием всякой системы. Жеребцы в таких косяках проявляют «непостоянство характера», в результате чего картина взаимоотношений все время испытывает резкие изменения. Несомненно, что от использования в косячной случке таких жеребцов лучше воздержаться, т. к. взбалмошность их в соединении с горячностью и злостью может создать серьезные осложнения в косячной жизни с вытекающими отсюда последствиями. По нашим наблюдениям жеребцы такого рода чаще встречаются среди высококровных и полукровных, реже среди аборигенных. Обычно использование таких жеребцов в ручной случке дает несравненно лучший результат.

Подобно табунным, и в косячной жизни имеются свои законы, свои привычки и особенности поведения, которые рождаются в итоге всех взаимоотношений косячной семьи.

Основная привычка, которую мы называли стадностью, не только сохраняет в жизни косяка свою силу, но дополняется и усиливается законом косячной замкнутости, строгим ревнителем которого является косячный жеребец. Если привычка, выработанная в результате нескольких лет табунной жизни, превратила лошадь в общественное животное, привязанное к табуну, установив принцип табунной солидарности, препятствующий уходу лошадей из табуна, без всякого на то принуждения, то в условиях косячной жизни картина будет несколько иной.

После произведенной отбивки от табуна косяка, в результате которой создается случайная, с точки зрения взаимных привязанностей, группа маток, получаются условия, в которых привычка табунностй становится отрицательным фактором, толкающим маток не на совместную косячную жизнь, а на поиски того табуна, из которого они были выбиты, с целью вернуться в него. Если привычка табунности, как таковая, и поддается легкому искоренению, то индивидуальные привязанности отдельных маток долго дают себя знать, толкая их на уход из косяка для поисков табуна и тех подруг, с которыми они оказались разлученными.

Здесь лучшую услугу конному заводу оказывает косячный жеребец, который, попав в косяк, спешит утвердить в нем «закон» косячной замкнутости, идущий несравненно дальше табунной привычки и запрещающий не только уход лошадей из косяка, но и попадание в косяк посторонних, не оказавшихся в косяке в момент выпуска в него жеребца.

Поэтому строгие косячные жеребцы дают полную гарантию охранности косяка, беспрерывно наблюдая за поведением каждой матки.

Матку, отколовшуюся от косяка, жеребец заставляет вернуться назад, для чего обходит ее с обратной от косяка стороны с видом явно угрожающим, пригнув голову к земле, заложив уши и издавая странные звуки, напоминающие шипение змеи. В том случае, если угроза не оказывает действия, жеребец бросается на кобылу и кусает ее. В результате совместных действий жеребца и помогающего ему табунщика косяк сохраняет свой состав и члены его постепенно забывают про свои старые привязанности и привыкают к совместной косячной жизни. Особенно быстро свыкаются пожилые матки, хуже молодые, при равных условиях по возрасту, лучше прочих привыкают жеребые, затем подсосные, хуже холостые.

«Принцип» замкнутости косяка не в одинаковой степени соблюдается всеми жеребцами. Встречаются нередко жеребцы, частично или полностью не признающие этого, наоборот, другие следят за его применением со всей строгостью, на какую они способны. Некоторые старые (иногда и молодые) косячные жеребцы, отличаясь чрезмерной ревнивостью, не подпускают к косяку не только постороннюю лошадь, но и обслуживающего их табунщика. Опасность встречи с таким жеребцом серьезна, т. к. разоренный вторжением, лишенный страха, он кидается, чтобы рвать, кусать и бить… Приближающийся всадник служит объектом атаки и лучшим средством обороны будет срочное спешивание и выход вперед навстречу жеребцу, т. к. на пешего человека жеребцы не нападают.

Особенно печальные последствия бывают, если к косяку приблизится стреноженная лошадь, будь то кобыла или мерин, оставленные без надзора. Беспомощная, не имеющая возможности ни обороняться, ни спастись бегством, пойманная рассвирепевшим косячником, она Судет или уничтожена жеребцом, или получит жестокое увечье.

Случай встречи между собой двух ревнивых косячных жеребцов в табунной практике иногда имеют место благодаря халатности обслуживающих косяки табунщиков или неправильной расстановке косяков. В результате этих встреч после жестокой битвы один из жеребцов оказывается изувеченным и нередко подыхает от полученных ран. Понятно, что разнять двух сцепившихся в драке косячных жеребцов не представляется возможным до тех пор, пока один из них не обнаружит попытку спастись бегством; удары кнута, крики табунщиков не помогают делу и прекратить упорную драку удается лишь с помощью арканов, которыми одновременно охватывают обоих жеребцов и разводят в стороны.

Обслуживание злых, ревнивых косячных жеребцов сложно и опасно. Для предотвращения несчастья такие косяки расстанавливаются на изолированных отдаленных участках, для ухода за ними назначают опытных, надежных табунщиков, знающих повадки жеребца и соответственно проинструктированных.

К ряду ревнивых жеребцов, в особенности молодых, можно применять меры воздействия с целью отучить их от выбегания из косяка. Наиболее действительным оказывается следующий способ: выбежавшего из косяка жеребца ловят при помощи аркана, косяк угоняют, а жеребца отводят на конюшню, где держат в изоляции некоторое время, в качестве возмездия за совершенный им проступок.

Наиболее драчливых жеребцов, выбегающих навстречу подъезжаюшим всадникам, несколько ловких табунщиков обрабатывают при помощи длинных хворостин, которыми стегают жеребца до тех пор, пока чувство раздражения у него не сменится страхом и он не поспешит вернуться в косяк. Дальнейшее обслуживание косяка производят с хворостиной, которая делает положение табунщика более безопасным.

Эта особенность косячной «этики», которую мы назвали семейной замкнутостью косяка, должна строго учитываться при организации и проведении косячной случки, определяя собой ряд весьма важных организационных производственных моментов.

С одной стороны, замкнутость является положительным фактором, не допуская покрытия косячным жеребцом маток, не назначенных ему в случку, с другой стороны, значительно усложняет работу, исключав возможность беспрепятственного добавления в косяк маток, которые не могли быть выпущены вместе с прочими матками косяка в начале случки (были на излечении, карантинировались или были в косяке другого жеребца, выбывшего из строя), т. к. верный себе жеребец будет грызть, бить и выгонять их из косяка прочь.

Между тем в практике необходимость добавки в косяк новых кобыл встречается довольно часто, что и потребовало создания средств противодействия упрямству жеребцов, строго соблюдающих границы своего семейного круга.

Менее строгих жеребцов с этой целью берут из косяка и ставят на сутки в конюшню. Непосредственно вслед за изъятием жеребца в косяк вливаются добавляемые кобылы, что дает возможность новым членам косячной семьи, к моменту обратного выпуска жеребца в косяк, полностью освоиться с прочими кобылами. Многие жеребцы, простояв в изоляции в конюшне, выпущенные в косяк, не обращают внимания на происшедшее добавление, что и является задачей всего мероприятия.

Описанный способ позволяет производить добавку в косяк сразу нескольких кобыл вне зависимости от их поведения, что делает его, благодаря простоте, наиболее удобным. Но не все жеребцы отличаются таким добродушием: многие из них, вернувшись в косяк, поспешат выгнать добавленных кобыл, которых они упорно не желают признать своими, доказав несостоятельность наших ухищрений. Для этих жеребцов придется применить более сложный способ приучения, который, начинаясь так же, как и первый, вводит новый элемент приучения.

После суток изъятия жеребца из косяка добавляемых к нему маток пригоняют в баз и держат в нем вместе с жеребцом в продолжение нескольких часов, после чего жеребца вновь берут в конюшню, а кобыл смешивают с косяком для того, чтобы на следующий день повторить вновь. После нескольких повторных сеансов приучения, вслед за тем, как жеребец покроет одну из добавляемых кобыл, его выпускают в пополненный косяк и наблюдают за его поведением. В том случае, если жеребец продолжает гонять всех или часть добавленных кобыл, его вновь берут в конюшню и применяют другой! способ еще более канительный, но более сильно действующий.

Для некоторых жеребцов наиболее строгих, особенно в том случае, если добавляется одна, две кобылы, следует начинать именно со способа, описанного ниже, как наиболее верного. Добавление кобылы в косяк приурочивают к тому моменту, когда она находится в охоте. Простоявшего в изоляции жеребца заставляют покрыть кобылу вручную или варковым способом, после чего, продержав некоторое время вместе в базу, выпускают в косяк. Обычно, покрывши кобылу, все жеребцы признают ее членом своего косяка, что и говорит об успешном завершении мероприятия.

Но встречаются жеребцы, которые, несмотря на длительное изъятие из косяка, отказываются от случки с добавляемой кобылой (и с рук и в варке), и если упорство их остается непреклонным, кобылу приходится передавать в косяк другого, менее разборчивого жеребца.

Существует категория косячных жеребцов, которые выполняют закон замкнутости частично. Не допуская ухода кобыл из косяка, они беспрепятственно позволяют производить добавку в косяк кобыл. Эти жеребцы обычно спокойны к добродушны и принадлежат к разряду жеребцов, поддерживающих в косяке атмосферу дружеского равноправия без тени угнетения.

Подобное частичное нарушение принципа замкнутости производят весьма редко встречающиеся «жеребцы-империалисты», которые производят нападения на соседние косяки и стараются отбить из них себе кобыл, или захватывают косяк целиком, прогнав прочь незадачливого жеребца.

Полностью нарушают условия замкнутости жеребцы, находящиеся в угнетении у кобыл косяка, и жеребцы, отличающиеся непостоянством характера, они допускают как добавление в косяк кобыл, так « самовольный уход из него.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: