Факультет

Студентам

Посетителям

Вулкан Карадаг

Гора Карадаг часто упоминается в геологической литературе, но даже постоянные жители Крыма редко знают эту гору.

Этот живописный уголок крымской земли отличается своеобразным, совершенно не крымским ландшафтом. Он находится в стороне от шоссейных дорог, по которым движутся в летний период основные массы отдыхающих. Лишь студенты-практиканты некоторых горных институтов да отдельные туристы — охотники за красивыми камнями посещают Карадаг.

По существу Карадаг—это не гора, а целая система или группа гор, которой на востоке как бы обрывается горная цепь прибрежных крымских высот. Дальше на восток простирается уже слабовсхолмленная местность, постепенно переходящая у Феодосии в степи Керченского полуострова.

К Карадагу можно добраться с двух сторон: или со стороны Феодосии по асфальтированному шоссе через Планерное и Щебетовку к Карадагской биологической станции Академии наук УССР, или со стороны Судака также через Щебетовку до той же биологической станции. Начать знакомство с Карадагом можно также и со стороны Планерного. Но наиболее широкий вид на Карадагскую группу гор открывается со стороны биологической станции.

Особенно эффектно выглядят зубцы скал, венчающие хребет Карагач, который тянется почти от самой станции вдоль моря по направлению к Планерному. Исключительно хороши эти скалы вечером, когда солнце окрашивает их в различные оттенки желтых и красноватых тонов, что еще резче подчеркивает суровость голых скалистых зубцов и их контраст с мягкими, непрестанно меняющимися красками воды в Карадагской бухте.

На вершине Карагача возвышается группа плотно прижатых и несколько наклоненных в сторону моря зубцов, напоминающих по своим очертаниям раболепную свиту придворных, следующих за своими повелителями. И действительно, несколько ниже «свиты» четко вырисовываются на фоне неба две гордо стоящие фигуры: одна увенчана остроконечным шлемом, другая — короной; это каменные король и королева шествуют к своему трону. А вот и их трон — последний, наиболее выдающийся зубец Карагача, формой напоминающий кресло.

Какой же ваятель создал эту сказочную группу? Каким резцом высечена эта гигантская скульптура?

Внешние природные геологические силы создали эти и другие причудливые скалы Карадага. Вертикально стоящие слои изверженных пород Карагача раскалывались под влиянием температурных колебаний воздуха. Наиболее мягкие слои легко разрушались, а твердые сохранялись длительное время. Вековая деятельность ветра и дождевой воды придала этим скалам оригинальные формы.

Нигде в Крыму нет такого разнообразия изверженных пород и минералов, как на Карадаге. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно внимательно присмотреться к гальке Карадагской бухты. Пляж бухты усеян галькой преимущественно темной окраски. Это темнозеленые или зеленовато-серые обломки лавы и туфов, окатанные и отшлифованные морским прибоем. В большинстве случаев галька пестрая: в ней много круглых или миндалевидных белых включений кварца, кальцита и цеолитов. Попадаются отдельные галечки яркозеленого цвета — это окаменевший вулканический пепел — трасс; встречаются также молочно-белые гальки кварца и слегка просвечивающие, переливающиеся на солнце галечки халцедона, сердолика и яшмы.

Бросается в глаза, что обломки горных пород на пляже, так же как и сами скалы Карагача, не имеют зернистого сложения, как это наблюдалось в изверженных породах Медведь-горы. Исключая отдельные включения и прожилки, в основной массе горной породы невозможно даже с помощью сильной лупы рассмотреть отдельные кристаллические зёрна.

Между тем породы Карадага — магматического происхождения, как и знакомые нам диориты. Однако образование тех и других происходило при совершенно различных условиях остывания магматического расплава.

Когда пластичная магма, поднимаясь по трещине в земной коре, проникает почти до поверхности земли, она часто прорывает сравнительно тонкий слой вышележащих пород и изливается на поверхность в виде огненно-жидкой расплавленной массы — лавы. Так происходит вулканическое извержение. Излившаяся на поверхность лава растекается во все стороны, уничтожая все живое на своем пути, и постепенно остывает, превращаясь в твердокаменную породу. Новые порции лавы, поступающие из жерла вулкана, покрывают эту уже застывшую каменную массу. Так постепенно вырастает огромный конус, на вершине которого зияет кратер, извергающий каменный расплав, массу газообразных веществ, крупных камней (вулканические бомбы) и каменного пепла. Пепел под высоким давлением в жерле вулкана выбрасывается на высоту нескольких километров и часто уносится воздушными течениями на сотни километров от очага извержения. В колоссальном количестве он выпадает на землю, образуя местами толстый слой пылеватой массы, которая покрывает поверхность на сотни квадратных километров.

Вулканические извержения могут происходить не только на суше, но и на дне моря. Здесь излившаяся лава остывает еще быстрее, а постепенно поднимающийся конус подводного вулкана иногда выходит на поверхность моря, образуя остров вулканического происхождения.

Вулканические извержения относительно кратковременны. Пластичная магма, находящаяся в недрах земли под большим давлением, почти не выделяет газообразных веществ, точно так же, как газированная вода в плотно закупоренной бутылке. Но стоит магматическому расплаву вырваться на поверхность земли, где нет тех огромных давлений, которые существуют в глубоких недрах, как магма сразу же начинает выделять массу газообразных веществ, разжижается и становится подвижной, как вода.

Постепенно количество выделяемых тазов уменьшается, все слабее и слабее становятся потоки лавы, и, наконец, извержение прекращается. Даже в кратере лава застывает, закупоривая жерло вулкана каменной пробкой. Но через много десятков, а иногда сотен лет накапливающиеся в магматическом очаге газы выталкивают из жерла каменную пробку, и извержение вулкана возобновляется. Повторное извержение может происходить и через новое жерло, в то время как старое навсегда перестает действовать.

Изливающаяся на поверхность лава охлаждается очень быстро, поэтому из каменного расплава не успевают образовываться кристаллы, и вулканическая порода представляет собою сплошную однородную массу. Лишь иногда в трещины уже остывшей лавы проникают более легкие расплавы, они остывают медленнее и образуют тонкие жилки, иногда содержащие крупные кристаллы различных минералов.

Примерно такие события происходили в давно минувшие геологические эпохи и на территории Карадага.

Карадагская группа гор не вулкан, а лишь его обрывок. Большая же часть вулкана с главным жерлом несколько миллионов лет тому назад откололась, опустилась на значительную глубину в Черное море и скрыта теперь в его пучине. Оставшийся массив также довольно велик и исключительно богат различными вулканическими породами и содержащимися в них минералами.

Извержения Карадагского вулкана относятся к концу юрского периода (около 110—120 миллионов лет тому назад). Они происходили несколько раз, и на поверхность изливались разнообразные по составу лавы. Последующие горообразовательные процессы сильно изменили первоначальное залегание лавовых и туфовых покровов Карадага. Местами породы сильно сжаты и круто наклонены, разбиты трещинами и расколоты на части. Все это создает довольно пеструю и сложную картину геологического строения вулкана.

Поэтому мы не будем посвящать читателя во все подробности геологии Карадага, а ознакомим лишь в общих чертах с основными разновидностями пород и большинством минералов, посетив наиболее интересные места этого древнего вулкана.

До путешествия по карадагским скалам рекомендуем ознакомиться с образцами минералов и горных пород Карадага, хранящимися в коллекциях музея Карадагской биологической станции.

Отправимся в наш первый маршрут вдоль берега от пляжа Карадагской биологической станции в направлении поселка Планерное.

Не думайте пускаться в путь пешком: во многих местах скалы отвесно обрываются в море и вдоль берега можно пробраться только вплавь. Здесь необходима лодка и обязательно опытный гребец из местных жителей, знающий берег и капризы карадагских ветров. Погода у берегов Карадага обычно изменчива, и даже при средней силе ветра волны могут разбить лодку об острые прибрежные утесы.

Итак, мы обзавелись лодкой и направились вдоль берега у подножья хребта Карагача. Выезжать лучше ранним утром, когда море спокойно и лучи восходящего солнца ярко освещают причудливые скалы побережья.

Мы миновали пляж, и лодка медленно вступает в царство скал и грозных утесов. Берег каменист, завален крупными глыбами и осыпями, хотя еще и проходим для пешехода. Но вскоре высокая призматическая скала, словно сторожевая четырехугольная башня, преграждает путь.

Здесь берег сложен спилитами — твердой серо-зеленой породой с белыми шарообразными включениями и тонкими жилками цеолитов, кальцита и кварца. В осыпи можно найти красивые звездчатые сростки белых и бледнорозовых кристаллов цеолитов, обладающих шелковистым блеском. Реже встречаются розовые и светлосиреневые корочки полупрозрачного сердолика, а в трещинах иногда можно найти небольшие друзы горного хрусталя. Попадаются также обломки базальта — черной монолитной породы, из которой сложена скала, расположенная в нескольких десятках метров выше береговой линии.

Обогнув башнеобразную скалу, лодка продвигается вдоль отвесной каменной стены, сложенной теми же породами. В обрыве видны выходные отверстия огромных каналов, заполненных обломками такой же породы, — это боковые трубки вулкана, по которым расплавленная каменная масса некогда выбрасывалась на поверхность, прорывая затвердевшую лаву более ранних извержений.

Продолжаем свой путь. Вот перед нами возникает выступающая в море высокая остроконечная скала Иван Разбойник. В массиве этой скалы также можно обнаружить огромный канал, загроможденный сплавленными обломками камня.

Сразу за скалой Иван Разбойник — небольшая бухта. Дальше тянется довольно однообразный скалистый берег, сложенный спилитами. Местами они обладают хорошо выраженной столбчатой отдельностью, и благодаря этому создается впечатление, будто скалы Карадага сложены из брусков камня довольно правильной формы.

На самом же деле многие лавовые горные породы как при остывании лавы, так и под воздействием внешних геологических сил растрескиваются на бруски призматической формы. Часто не требуется никаких усилий, для того чтобы извлечь из скалы такой брусок камня. Об этом не следует забывать при хождении по скалам: неосторожно вынув из скалы брусок, можно вызвать обвал большой массы камня.

Примерно в шестистах метрах от скалы Иван Разбойник и в ста метрах от берега возвышается небольшой остроконечный остров с широкой промоиной в середине — это известные многим по фотографиям Ворота Карадага.

Эта огромная каменная арка служит как бы входом со стороны моря в царство причудливых Карадагских скал.

За воротами поднимается конус высокой скалы, а у ее подножья, высунув голову из воды и словно готовый к прыжку, застыл утес Лев, скорее напоминающий собою какое-то доисторическое чудовище.

Обогнув скалу Лев, мы попадем в Львиную бухту, окруженную со всех сторон стеной неприступных розоватых скал. Здесь распространены лавовые породы уже несколько другого состава, чем спилиты. Это так называемые кератофиры, более светлые, чем спилиты; в их скрытокристаллической и стекловатой массе содержатся вкрапленники полевых шпатов.

Против скалы Лев возвышается огромный, остроконечный, совершенно отвесный утес Маяк, который так же, как и Лев, охраняет вход в бухту, но уже с противоположной стороны.

Львиная бухта — один из самых живописных и своеобразных уголков Карадага.

Суровые, пустынные, неприступные, лишенные растительности скалы, окружающие бухту, хаос из глыб на ее берегу, фантастические каменные изваяния и причудливые утесы создают величественную картину.

Наиболее эффектно эта бухта выглядит сверху, с отрогов хребта Карагача. Отсюда одним взглядом можно окинуть всю бухту и окружающие ее скалы.

В пасмурную погоду, когда облака низко проносятся над морем, задевая вершины скал, и морские волны, устремляясь в бухту, с ревом разбиваются о прибрежные груды камня, — бухта выглядит особенно мрачной и грозной.

Можно было бы заняться поисками минералов в Львиной бухте, но мы не станем здесь задерживать лодку и отправимся дальше. Впереди будут места, где с меньшим трудом можно встретить более интересные находки.

Львиной бухтой заканчивается хребет Карагач и начинается другой прибрежный хребет — Хоба-Тепе, сложенный в основной своей массе кератофирами.

Обогнув скалу Маяк, лодка следует вдоль отвесных высоких скал, совершенно неприступных со стороны моря. Кое-где виднеются только небольшие гроты и щели, промытые морской волной.

На протяжении восьмисот метров тянется скалистый обрыв хребта Хоба-Тепе. Затем, за крутым поворотом, возвышается остроконечная Стрижевая скала, сложенная кератофирами с хорошо выраженной столбчатой отдельностью. За нею открывается небольшая бухта, называемая Бухта Барахты, которой начинается скалистое ущелье, круто поднимающееся на хребет Хоба-Тепе. Эта бухта отделяется от соседней Сердоликовой бухты скалой Слон причудливой формы.

Сердоликовая бухта имеет довольно большой галечниковый пляж и так же, как и другие бухты скалистого побережья Карадага, окружена высокими неприступными утесами. От этой бухты, круто поднимаясь вверх, простирается живописнейшая теснина Карадага — ущелье Гяур-Бах.

С большим трудом и только опытным скалолазам удается пробраться через нагромождение глыб и гигантские каменные ступени этого ущелья к его верховью.

Заманчивое название Сердоликовой бухты особенно привлекает к ней посетителей Карадага. На самом же деле только при тщательных поисках можно обнаружить небольшие жилки и включения этого минерала в обломках спилитовой породы. Когда-то здесь действительно было больше сердолика, чему и обязано название бухты.

Окружающие бухту скалы состоят из известных уже нам темных спилитов. В северной части возвышается стена Лагорио — мощная дайка, состоящая из темных, почти черных изверженных пород — липарито-дадитов, разбитых поперечной столбчатой отдельностью.

Дайка — это огромная пластообразная жила, секущая окружающие породы. Стена Лагорио образовалась в результате заполнения огромной трещины лавой липарито-дацитового состава. А так как камень дайки значительно плотнее окружающих пород, то разрушение ее под действием внешних геологических сил происходит медленнее, и она возвышается в виде стены среди окружающих скал.

Оставив Сердоликовую бухту, держим путь в направлении Планерного.

Обогнув Плойчатый мыс и следующий за ним Тупой мыс, мы будем двигаться вдоль подножья уже третьего прибрежного хребта, называемого Магнитным. Здесь породы представлены черными плотными андезитами, которые являются продуктом более поздних извержений, чем спилиты и кератофиры.

После Тупого мыса обрывы постепенно отдаляются от береговой линии, и берег хотя и загроможден обломками камня и осыпями, но уже достаточно проходим. Поэтому метров через триста после Тупого мыса можно оставить лодку и дальше идти по берегу или же, пользуясь лодкой, по временам высаживаться на сушу, так как в этих местах можно найти интересные минералы, особенно в обломках и осыпях.

Здесь распространены андезиты — темная порода, состоящая из стекловатой массы с мелкими вкрапленниками полевого шпата и авгита. Несколько дальше мы вступим в область распространения других изверженных пород — дадитов, более светлых, чем андезиты, но также плотных и содержащих те же кристаллические включения.

В этом месте Магнитный хребет поворачивает на северо-запад и, постепенно удаляясь от берега, переходит в небольшой хребет Кок-Кая.

В осыпях и глыбах хребта Кок-Кая, а также на площадке мыса Мальчин, при внимательных поисках можно встретить много интересных минералов.

В районе мыса Мальчин, на контакте изверженных пород — андезитов и дадитов — с осадочными юрскими сланцами, встречается много конкреций глинистого сидерита. Конкрециями называются шарообразные тела сплошного или концентрически зонального строения. Сидеритом же именуется минерал, являющийся карбонатом железа. Следовательно, указанные конкреции представляют собой шарообразные скопления скрытокристаллического глинистого сидерита среди юрских сланцев. Сидерит в чистом виде — прекрасная руда железа, но эти конкреции (которые также именуются и сферосидеритами) не могут иметь промышленного применения, так как они не создают крупных залежей.

В трещинах сидеритовых конкреций иногда можно видеть тонкую кристаллическую корочку, состоящую из ярко окрашенных кристалликов гейландита. Этот минерал относится к водным силикатам, к так называемым цеолитам. Цеолиты — большая группа минералов, представляющих собою соединение кремнезема, глинозема и различных, главным образом, легких металлов и обязательно со значительным содержанием кристаллизационной воды*. Легкими металлами, входящими в состав гейландита, являются кальций и натрий.

Цеолиты на Карадаге, как нигде в Советском Союзе, разнообразны и обильны. Карадаг давно славится этими довольно редкими минералами, и отсюда в основном пополняются ими коллекции минералогических музеев страны. Пользуясь случаем, мы можем собрать здесь довольно богатую коллекцию этих красивых минералов.

Кроме гейландита, мы встретим мелкие прозрачные бесцветные кристаллики карбоната кальция — анкерита. Анкерит от известного нам кальцита отличается формой кристаллов.

У подножья отвесных скал хребта Кок-Кая, непосредственно в обрыве, а также и в обломках этих скал, состоящих из андезитов и вулканических брекчий, можно обнаружить тонкие жилки халцедона зеленоватых оттенков. Эти жилки иногда по краям оторочены кроваво-красной корочкой гейландита. Халцедон — это чистый скрытокристаллический кремнезем, имеющий микроволокнистое строение. Он не прозрачен, но слабо просвечивает. Халцедон имеет разнообразную окраску, и в зависимости от этой окраски разновидности его носят свои названия. По твердости этот камень лишь немного уступает кварцу. Отшлифованные образцы халцедона очень красивы, особенно при ярком освещении, когда он слегка просвечивает и как бы излучает свой собственный свет различных теплых тонов. Неотшлифованные же куски минерала представляют собой как бы окаменелую студенистую массу.

Минералы кремнезема представлены на Карадаге достаточно богато, особенно группа самоцветов. Отдельные представители этой группы могут успешно конкурировать с некоторыми уральскими самоцветами.

В жилках и газовых пустотах изверженных пород можно часто встретить друзы мелких кристалликов горного хрусталя. Более энергичные поиски могут увенчаться и большим успехом: иногда удается найти крупные, длиною до одного сантиметра, идеально прозрачные кристаллы. Может быть, кому-либо посчастливится разыскать очень редкий аметист — тот же горный хрусталь, но с вершинками кристаллов, окрашенными в нежный синий или сиреневый цвет.

Помимо красного гейландита, здесь в значительном количестве встречаются и другие цеолиты: совершенно прозрачные или молочно-белые кристаллы анальцима, которые похожи на кварц, но отличаются от него формой кристаллов и меньшей твердостью; радиально-лучистые, непрозрачные, с шелковистым блеском кристаллы натролита и внешне от него не отличимого мезолита. Последние два цеолита особенно распространены на Карагаче между Кузьмичевым камнем и скалой Иван Разбойник. Здесь они часто встречаются в виде шаровых включений в спилитах.

У подножья Кок-Кая можно также отыскать довольно редкий минерал, близкий по составу к цеолитам, — пернит, встречающийся в виде зеленоватых и буровато-серых корочек и веерообразных сростков. Этот минерал замечателен тем, что он первым образовался в трещинах застывших лавовых покровов, выкристаллизовавшись из горячих водных магматических растворов. На первичность его образования указывает то, что кристаллы пернита бывают обычно покрыты другими минералами более позднего происхождения, например, кристаллами горного хрусталя, кальцита, цеолитов.

Особенно много в обломках и скалах хребта Кок-Кая жилок и корок кристаллического кальцита и анкерита. Здесь можно встретить прекрасные, до 5—б сантиметров длины, молочно-белые и полупрозрачные кристаллы кальцита.

Необходимо напомнить, что прозрачный кальцит, или исландский шпат, является ценным оптическим сырьем, и поэтому находка прозрачного кальцита представляет большой интерес. Кальцит мягче кварца и цеолитов и обладает совершенной спайностью, чем легко и отличается от них.

Закончив сбор минералов у подножья Кок-Кая и в районе мыса Мальчин, отправимся вдоль берега до Планерного, расположенного примерно в двух километрах пути отсюда.

Огромный галечниковый пляж Планерного и следующая за ним слабовсхолмленная местность составляют резкий контраст с теми грозными и суровыми утесами, вдоль которых мы до этого совершали свой путь.

Однако и здесь, на пляже Планерного, отстоящем более чем на километр от тор Карадага, сохраняется, если так можно выразиться, их минералогическое влияние. Весь пляж состоит из гальки, представляющей собою в окатанных обломках почти все породы и минералы Карадага.

Нигде в Крыму, да и вообще на Украине не встретить такой красоты и разнообразия камешков, как на пляже в Планерном.

Обломки различных карадагских камней проходят здесь как бы через природную шлифовальную мастерскую. Непрерывная работа волн прибоя округляет и шлифует каменные обломки, и поэтому прихотливый рисунок и разнообразная расцветка халцедона, опала, яшм и сердоликов проявляется на шлифованных галечках исключительно четко. Здесь находят галечки такой изумительной красоты и формы, что для них не требуется дополнительной обработки, чтобы изготовить нарядную брошь или другое украшение.

Летом среди местных курортников можно встретить немало людей, у которых спина загорела значительно сильнее, чем грудь. Это искатели каменных редкостей. Страстные коллекционеры, лежа на животах, часами роются в прибрежной гальке, отыскивая особенно красивые экземпляры.

Многие отдыхающие в Планерном, до этого никогда не увлекавшиеся минералами и ничего общего не имеющие вообще с геологией, при виде карадагской гальки серьезно заболевают «каменной болезнью».

Второй маршрут на Карадагскую группу гор мы совершим пешком, пройдя по главным их вершинам и хребтам.

На Карадаг от Планерного можно отправиться по грунтовой дороге в направлении каменоломен по разработке трассов, расположенных на северном склоне Святой Горы. Эта гора в отличие от большинства скал Карадага покрыта мелким и довольно густым лесом, немного не доходящим до ее вершины.

Святая Гора расположена в двух километрах по прямой линии от Планерного, и ее вершина возвышается до 570 метров над морем, господствуя среди других вершим Карадагской группы гор. Поэтому с нее открывается наиболее широкий вид, позволяющий наблюдать изумительную по красоте панораму крымских прибрежных гор.

Почти вся Святая Гора сложена уплотненным вулканическим пеплом — красивой бледнозеленой и голубоватой породой, именуемой трассом. Местами трассы плотные, местами представляют более рыхлую породу в виде крупнообломочной брекчии.

Любой пепел, в том числе и вулканический — рыхлое образование, но огромное время, прошедшее с момента извержения Карадага, и мощные горообразовательные процессы уплотнили пепел и превратили его в плотный камень — трасс.

Трасс в основном состоит из мельчайших частиц кремнезема с примесью микроскопических кристалликов минерала хлорита, похожего на слюду. Он и придает породе зеленоватый цвет.

Трасс — полезное ископаемое. Он применяется для изготовления специальных сортов цемента, не поддающихся разлагающему действию даже морской воды.

Трасс хорошо шлифуется, но плохо полируется, оставаясь матовым, так как имеет микроскопические поры. Однако на вершине Святой Горы встречается разновидность трасса, в которой все поры заполнены окаменевшим кремнеземом. Этот камень прекрасно полируется; он называется плазмой. Плазма, имеющая полосчатое строение, относится к яшмам. Некоторые образцы зеленых яшм Святой Горы обладают очень красивым рисунком и нежными зеленоватыми и голубоватыми оттенками.

С вершины Святой Горы следует спуститься к южному перевалу и пройти на северную оконечность Магнитного хребта. Здесь между глинистыми юрскими сланцами и вулканической брекчией возвышается небольшая скала спилитов — Магнитный камень. Стрелка компаса в этом месте вращается во все стороны, так как притяжение скалы оказывается сильнее земного магнетизма. Это явление, называемое магнитной аномалией, объясняется тем, что в спилитовой массе содержится огромное количество мельчайших кристалликов магнетита, которые и создают довольно сильное магнитное поле.

По водоразделу Магнитного хребта, двигаясь в юго-западном направлении, т. е. в сторону биологической станции, примерно, через километр пути мы подойдем к высокому обелиску. Это Сфинкс — гигантский столб, состоящий из вулканической брекчии.

У подножья этой скалы начинается одно из самых замечательных ущелий Карадага — Гяур-Бах, то ущелье, которое заканчивается у моря Сердоликовой бухтой, знакомой нам по прибрежному маршруту.

Ущелье Гяур-Бах местами заросло лесом и кустарниками, имеет крутой наклон к морю, и ложе его загромождено глыбами камня. Все это затрудняет спуск и создает некоторую опасность, так как многие глыбы даже при легком к ним прикосновении могут сорваться со своего места и устремиться вниз с головокружительной скоростью. Поэтому тем, кто желает проникнуть через это ущелье до Сердоликовой бухты, необходимо соблюдать осторожность и обладать известным опытом лазания по скалам.

В средней и нижней части ущелья можно отыскать довольно крупные жилы халцедона, переходящего в розовый и синевато-серый полосчатый сердолик. Здесь же могут встретиться жилки прозрачного кальцита с прекрасными кристаллами этого минерала.

В жилах, вместе с халцедоном и сердоликом, иногда попадается полупрозрачный светложелтый или бесцветный опал, отличающийся по составу от халцедона лишь тем, что, кроме кремнезема, в нем содержится значительное количество воды.

Прелесть опала состоит в том, что он обладает своеобразным внутренним переливом цветов, напоминающим блеск перламутра.

Очень редко можно встретить красивейшую разновидность халцедона — гелиотроп — слабопросвечивающий камень темнозеленого цвета с яркокрасными пятнами. Так же редок и цитрин — горный хрусталь желтоватого цвета.

Исследуя различные включения в изверженных породах ущелья, можно найти довольно редкий минерал из группы цеолитов — птилолит. Он выстилает пустоты в породе тонкими, как пух, белоснежными иголочками кристаллов или встречается в виде корочки, состоящей из плотно прижатых волокон.

При поисках среди обломков надо обращать внимание на куски камня шарообразной формы. Чаще всего такие округлые камни представляют собою вулканические бомбы, выпавшие из разрушившихся лавовых пород. Но иногда, расколов такой округлый камень, мы обнаруживаем, что он состоит целиком из полосчатого агата изумительной красоты. Это уже не вулканическая бомба, а жеода, которая образовалась путем заполнения пустот в затвердевших лавах кремнеземом с различными примесями других веществ. Если отшлифовать такое шарообразное тело, то можно наблюдать концентрическо-зональное чередование черных, белых, красных и желтых колец, образующих исключительно красивый и яркий рисунок.

Агат по составу ничем не отличается от халцедона; это его полосчатая и ярко окрашенная разновидность. Окраска агата зависит от ничтожных примесей железа, хрома, никеля и других металлов.

Иногда в подобных жеодах, в их центральной части, есть пустоты, стенки которых покрыты кристаллами горного хрусталя или аметиста.

На сбор минералов в ущелье Гяур-Бах можно затратить целый день. Только вооружившись достаточным терпением и приложив немало труда, вы соберете интересную коллекцию и увидите своими глазами, где и как образовывались минералы.

Путь от верховря ущелья Гяур-Бах в направлении биологической станции ведет по водоразделам хребтов Хоба-Тепе и Карагач.

Пройдя хребет Хоба-Тепе и выйдя на восточную оконечность хребта Карагач, стоит подойти к обрыву и полюбоваться с высоты Львиной бухтой и дикой прелестью окружающих ее окал: Маяка, Льва и Ворот Карадага.

Покидая карадагские горы, поднимитесь на вершину зубцов Карагача, на группу скал, именуемых свитой. Отсюда открывается замечательный вид на биологическую станцию, огромную трехвершинную гору Три Брата и на все черноморское побережье, с едва заметной сквозь дымку Медведь-горой — знакомым нам массивом глубинных магматических пород…

Мы познакомились со многими минералами и главнейшими разновидностями пород древнего вулкана Карадага.

Мы знаем теперь, что этот кусочек некогда огромного вулкана сложен продуктами его неоднократных подводных и надводных извержений: лав, брекчий и пеплов-трассов.

Мы знаем также, что красивые и редкие минералы вулкана относятся к более поздним образованиям, когда в трещины уже застывшей лавы проникали горячие воды, насыщенные кремнеземом и легкими металлами. Эти воды и отлагали на стенках трещин и газовых пустот горный хрусталь, халцедон и его разновидности и различные минералы из группы цеолитов.

Покидая Карадаг, вы унесете с собою не только интересные минералы, но также и незабываемое впечатление об его суровой красоте, представление как о титанической деятельности, происходящей в земных глубинах, так и о непрерывном действии внешних геологических сил, раскрывших нам тайники каменных недр Карадага и создавших причудливые формы его скал.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: