Факультет

Студентам

Посетителям

Восстановление поголовья животных, наиболее пострадавших от промысла, многолетним запрещением охоты

Уже в первые годы после революции декретами, подписанными В. И. Лениным, была запрещена охота на отдельные виды редких животных, с целью оградить их от окончательного истребления.

Как уже было показано, в наиболее катастрофическом положении оказались к этому времени — речной бобр, морская выдра (калан), антилопа-сайга, выхухоль. Лов и убой их был категорически запрещен где бы то ни было.

Ряд других животных — лось, соболь, речная выдра, куница, антилопа-джейран, олени, кабан и некоторые другие — находились под местной охраной: охота на них была запрещена на длительный срок в отдельных частях нашей страны, где запасы их были наиболее сильно подорваны.

Теперь, по прошествии многих лет, можно вполне оценить положительную роль, которую сыграла эта мера охраны.

Лось в течение ряда десятилетий находился под охраной закона в Европейской части нашей страны. За это время численность его там настолько возросла, что в ряде районов уже допускается охота на него в ограниченном размере по лицензиям.

В конце двадцатых годов в средних областях Европейской части СССР, по расчетам П. Юргенсона, лосей приходилось на 100 кв. км лесной площади в среднем от 0,2 голов (бывш. Центрально-Черноземная обл.) почти до 3,0 голов. (Ивановская обл.). Через 15 лет картина резко изменилась: поголовье лосей увеличилось в несколько раз. По данным Д. Данилова к 1943/44 гг. на 100 кв. км лесной площади насчитывалось уже в среднем:

  • в Кировской обл. — 9,6 лосей
  • в Горьковской обл. — 7,6 лосей
  • в Удмуртской АССР — 7,3 лосей
  • в Ивановской обл. — 5,3 лосей
  • в Рязанской обл. — 5,3 лосей
  • в Молотовской обл. — 5,1 лосей
  • в Калининской обл. — 3,6 лосей

Даже в Московской обл., в большинстве районов которой к 1919—1920 гг. лосей уже совершенно не оставалось, через 10 лет после запрещения охоты насчитывалось около 200 голов. За последующие 15 лет поголовье лося увеличилось там в 10 раз и к 1946 г. достигло, как полагает Д. Данилов (1949), по крайней мере 2000 голов. А это ставит Московскую обл. по Средней плотности поголовья почти вровень с Кировской обл.— одной из наиболее богатых лосем.

Значительное накопление лосей в лесах северной и средней полосы СССР сказалось и на появлении этих животных Ь, более южных районах, примыкающих к степной зоне. По данным, собранным И. Барабаш-Никифоровым, ныне лоси стали обычными во многих местностях Воронежской, Орловской, даже Курской и Липецкой областей, где их уже давно не было.

Обычными стали забеги лося в населенные пункты. Много раз появлялись эти величественные звери около Москвы и Ленинграда и даже в пределах городской черты этих крупнейших городов. Некоторые из таких случаев отмечены в московской, и ленинградской прессе. Семья лосей забрела однажды в котлован строящегося дома в юго-западном районе столицы. По сообщению «Вечерней Москвы», молодой лось долго держался на территории Ботанического сада АН СССР и прилегающего Парка культуры и отдыха им. Дзержинского. Ленинградцы, едущие в пригородных поездах в г. Пушкин, видели лосей около самой железной дороги. Недавно лоси забегали на территорию Металлостроя (вблизи самого Ленинграда) и даже в парки, расположенные в Невской дельте.

Сайга (или сайгак), безжалостной охотой уничтожавшаяся с применением варварских способов, а также оттесненная распашкой целинных степей, была доведена почти до грани исчезновения. У многих людей, недооценивавших пагубную роль хищнического способа добычи и вместе с этим преувеличивавших отрицательное значение распашки, создалось неправильное представление о сайге, как о виде, жизненно нестойком, обреченном вообще на вымирание.

Ошибочность такой точки зрения доказывается фактами.

После того как в 1920 г. охота на сайгу была повсеместно запрещена М Астраханский Облисполком установил с 1945 г. штраф в размере 5 тыс. руб. за нарушение этого постановления, численность сайги стала увеличиваться не только на территории правобережья и левобережья Волги, но и в районе р. Урала, Прибалхашья и в других местах Казахстана.

К концу сороковых годов только на территории правобережья Волги общую численность сайги Т. Адольф (1950) оценивала приблизительно в 20 тыс. голов. Стада сайги вновь стали появляться в Ставропольском крае, в Грозненской и Сталинградской областях, где она исчезла в начале текущего столетия. А. Лавровский также пишет, что в конце сороковых годов сайгак стал массовым животным в астраханских и сталинградских степях; численность их достигала там нескольких десятков тысяч голов.

К сожалению, очень много сайги погибло от многоснежья, от толстого наста и длительных устойчивых морозов в необычайно суровую зиму с 1949 на 1950 г. Однако с тех пор поголовье сайги вновь оправилось и в настоящее время в пределах РСФСР ее насчитывается уже около 100 тыс. голов.

В еще более благополучном состоянии находятся запасы сайгака в Казахстане. По ориентировочным подсчетам, к 1954 г. поголовье достигло там не менее 900 тыс. голов. При таких условиях А. Слудский считает уже возможным добывать ежегодно до 60 тыс. сайгаков.

О динамике численности бобра речь будет впереди, поскольку рост его поголовья определяется не только повсеместным строжайшим запрещением охоты, но и более активными мерами — искусственным расселением путем завоза небольших партий в различные районы страны. Здесь же мы ограничимся лишь одним примером, стремясь показать на нем, как восстанавливается численность бобра в условиях самой минимальной заботы о том, чтобы его никто не ловил и не убивал.

До того как жизнью речного бобра заинтересовалась Советская власть, желая предотвратить его исчезновение с лица земли, его количество на территории Белорусской ССР было ничтожно, и держался он лишь по самым глухим местам в бассейне р. Березины.

За 40 лет, прошедших с тех пор, как человек прекратил охоту на бобра, последний распространился по всем основным рекам республики, кроме Западной Двины. Впрочем, в наибольшем количестве он и ныне обитает все же в бассейне р. Березины. По данным Н. Сержанина (1949), за период времени с 1929 г. по 1949 г. поголовье бобра в Белоруссии выросло более чем в 10 раз.

Косуля, беспощадно истреблявшаяся прежде, была уже до революции полностью выбита во многих губерниях Европейской части России. За последние два десятка лет, в результате запрещения охоты на нее, она вновь понемногу появляется в различных районах на западе нашей страны. И хотя численность ее увеличивается пока еще очень медленно, можно надеяться, что этот процесс пойдет быстрее при содействии искусственного расселения и при более усиленном истреблении волка.

За годы, прошедшие со времени прекращения охоты на калана, количество его у Командорских островов заметно увеличилось. Можно смело утверждать, что этому ценнейшему пушному зверю, едва не разделившему участь морской коровы, уже не грозит опасность навсегда исчезнуть с земного покрова. Заметную роль наряду с другими причинами сыграло временное запрещение охоты на соболя.

Мало-помалу увеличиваются у нас и сильно подорванные местами запасы речной выдры.

Медленнее, чем можно было бы ожидать, восстанавливается численность выхухоли. Нужны, очевидно, более активные меры ее защиты от хищников, от браконьеров, от попадания в рыболовные спасти, от сильных паводков, затопляющих норы, а также от летнего обсыхания водоемов. Ущерб выхухоли причиняет и вырубка пойменных деревьев, на которых она спасается в половодье. Весьма сильно отражается на выхухоли и гидростроительство на Дону и на Волге.

В целом запрещение охоты на животных, наиболее сильно пострадавших от промысла, принесло огромную пользу. Надобность в этой мере еще не отпала, хотя лицензионный отстрел некоторых видов животных местами уже существует и, несомненно, может практиковаться и впредь. Необходимо, однако, усилить надзор за безусловным соблюдением охраны.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: