Факультет

Студентам

Посетителям

Видение и телевидение

Теперь давайте сравним технические и физиологические методы и телевидение передачи изображения.

Возьмем пример из области электротехники: используя телевизор, мы исследуем условия, необходимые для передачи изображения в виде сигналов по кабелю, а затем спросим себя, улучшит ли это наше понимание функционирования зрительного нерва — кабеля, соединяющего глаз с головным мозгом.

В телевизионной камере изображение, подлежащее передаче, разделяется примерно на сто тысяч точек, а затем информация о каждой точке передается приемнику: то есть светлая она или темная, или (если телевизор цветной) какого она цвета. Передача всей этой информации, содержащей данные о световой силе или цвете ста тысяч точек, занимает не больше 1/20 секунды. Для того чтобы воспроизводимые движения казались зрителю естественными, необходимо посылать около двадцати изображений в секунду.

Наиболее интересной технической проблемой является невероятная скорость передачи, необходимая при этом. За 1/20 секунды должны быть посланы сто тысяч телеграмм — по одной на каждую точку, составляющую изображение. Так как изображение становится отчетливее с увеличением количества точек, то, вероятно, важнейшей проблемой телевидения является высылка возможно большего количества телеграмм в секунду, или, используя популярное выражение, как можно большей «информации». Были проведены чрезвычайно точные исследования с целью установить, какие факторы ограничивают количество информации, которую можно послать посредством электрического тока с определенными свойствами.

Результаты этих исследований могут быть применены и к нервным волокнам. Мы знаем, что максимальное количество информации, которое можно послать по нервному волокну, гораздо меньше того, которое можно послать по электрическому токонесущему проводу. Это вполне естественно, так как скорость нервных импульсов гораздо меньше скорости электромагнитных сигналов. А так как часто очень важно послать гораздо больше информации, чем это возможно передать через одно волокно, единственным выходом будет посылать информацию сразу по многим параллельным нервным волокнам. Так, впрочем, эта проблема и решается: многие нервы состоят из тысяч волокон, и даже если каждое отдельное волокно не может передать большой объем информации, общая способность всех волокон нерва очень велика. Раз мы знаем свойства нервного волокна и количество нервных волокон в зрительном нерве, можно подсчитать максимальный объем информации, которую можно передать из глаза в мозг. Мы увидим, что это количество все же гораздо меньше, чем количество, необходимое для передачи телевизионного изображения. Это означает, что видимая нами картина не может быть полностью передана из глаза в мозг. Другими словами, зрительный нерв не может обеспечить мозг информацией о том, как выглядит каждая часть нашего зрительного поля в каждую секунду. Послание из глаза в мозг, таким образом, может передать лишь важнейшие черты того, что мы видим — черты, которые по той или иной причине представляют какой-то интерес. Таким образом, глаз — это не «объектив», который автоматически воспринимает изображение и затем посылает его в мозг для обработки. Скорее, воспринимаемое глазом изображение подвергается первоначальной обработке и систематизации в нервных центрах, примыкающих к сетчатке глаза. Конечный результат этой обработки, посылаемый в мозг, представляет собой нечто вроде «кодированного» послания, содержащего определенные важнейшие черты изображения в достаточно сжатом для передачи по зрительным нервам объеме.

Мы мало знаем и о принципах обработки и о форме, в которой это кодированное послание доставляется в мозг. Можно сделать определенные выводы из того факта, что совершенно различные изображения могут вызывать одинаковые впечатления. Проведя всего лишь несколько штрихов на листе белой бумаги, художник может сделать эскиз, посмотрев на который, мы сразу же узнаем модель, с которой он был сделан. Возможно, это происходит благодаря тому, что синтез, Осуществляемый в центрах зрительного нерва, когда глаз останавливается на модели, подобен синтезу, происходящему в нем, когда мы смотрим на рисунок углем; и если это так, то сигналы, поступающие в мозг от обоих объектов, обладают определенным сходством. Объективно рассуждая, цветная фотография должна передавать зрительное впечатление, очень похожее на непосредственное впечатление от самой модели, в то время как рисунок может состоять из нескольких черных контуров, которые не существуют в действительности. И тем не менее рисунок может показаться более «реальным», чем фотография! Настоящий Художник интуитивно чувствует правила, по которым нервные клетки глаза кодируют свои послания, и его искусство состоит именно в том, чтобы заставить клетки зрительного нерва наблюдателя посылать в мозг сообщения, содержащие больше правды, чем в сообщениях, вызываемых фото.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: