Факультет

Студентам

Посетителям

Теория подвижного равновесия

К началу 20-х годов в русской и советской геоботанике широкое признание нашло утверждение, согласно которому характерным и определяющим признаком растительного сообщества является комплекс взаимных влияний растений.

Значение этого признака особенно усердно подчеркивалось В. Н. Сукачевым, и соответствующий признак входит у него как ведущий в определение фитоценоза. Критически отнеслись к такой трактовке некоторые ботаники — А. А. Еленкин (1921), А. П. Ильинский (1921), а также Л. Г. Раменский и И. К. Пачоский.

Выдающийся специалист по низшим растениям (альголог и лихенолог), бриолог, фитопатолог и биолог-теоретик А. А. Еленкин (1873—1942) подошел к объяснению жизни растительных сообществ на основе теории подвижного равновесия после применения этой теории при анализе сущности симбиоза у лишайников.

Еленкин утверждал, что его теория подвижного равновесия (базирующаяся на взглядах Спенсера) является коррективом к законам Дарвина. По его мнению, в природе нет ни борьбы, ни взаимопомощи, а есть только приспособление к внешним воздействиям, «законы которого и необходимо формулировать какой-нибудь общей идеей, которая и воплощается в законе подвижного равновесия». Еленкин считал, что эта теория объединяет в одно целое и объясняет противоречивые факты, примиряет противоположные теории и дает единое научное миросозерцание, а также позволяет приблизиться к математической формулировке законов, обусловливающих все явления совместной жизни организмов в сожительствах и сообществах.

Еленкин являлся противником фитосоциологии и всякого переноса антропоморфических представлений и социологической терминологии в учение о сообществах. Он писал: «Определяя сообщество, как агрегат двух или многих организмов, находящихся в состоянии подвижного равновесия, которое обусловливается исключительно лишь внешними факторами, мы сознательно исключаем из нашего определения субъективную оценку этого явления, т. е. отбрасываем привнесенный нашим мышлением априорный элемент активности сообщества в смысле воздействия его членов друг на друга и на окружающую среду. Этот априорпый элемент несомненно антропоморфного происхождения, ибо понятие об активности членов сообщества заимствовано нами из социологии, т. е. из людских отношений». И далее: «Сближать учение о растительных сообществах с учением о социологии не только не полезно, но и крайне вредно». Он отрицательно относился к теоретическим воззрениям Сукачева, считая, что в его работах социологизация учения о растительных сообществах получила крайнее выражение.

А. П. Ильинский (1888—1945), известный ботанико-географ, автор книги «Растительность земного шара», также развивал теорию подвижного равновесия. Он писал: «Мои наблюдения на лугах Тверской губ. еще в 1912 г. привели меня… к тому, что единственный язык, при описании луговых сообществ, отвечающий сути явления, — язык учения о равновесии». Он утверждал, что всякий организм можно рассматривать как систему, находящуюся в подвижном равновесии по уравнению y = p:q + a:2·sinx, где y — величина, характеризующая состояние организма или же его встречаемость в тот или иной момент в определенном месте; p — сумма наследственных потенций; q — условия данного местообитания, ограничивающие осуществление последних; a — амплитуда колебаний внешних условий или условия, находящегося в минимуме; x — функция времени. При x=0 y=p:q, т. е. представляет собой «тип» данного местообитания или среднюю величину интересующего исследователя признака или встречаемости. Ильинский ратовал за разделение сообществ (как это сейчас общепризнанно, хотя и называется по-разному) на коренные и кратковременные. «Мы не сможем достигнуть сколько-нибудь значительных успехов в изучении сообществ, пока не будем отличать неравновесные комбинации от равновесных и не обратим внимания на изучение условий равновесия».

Взгляды Еленкина и Ильинского неоднократно критиковались, но, надо сказать, до сего времени весьма поверхностно, без проникновения в философскую и биологическую суть их теорий. Так, А. П. Шенников (1937) пишет о взглядах Ильинского: «Эти взгляды последовательного механиста, переместившего источники жизни (движения) сообщества из «пассивных» собраний организмов в «активную» неорганическую среду, подкупали кое-кого «философской» обоснованностью и перспективами сведения явлений жизни растительных сообществ к физико-химическим процессам, выражаемым математическими формулами» (с. 65).

Действительно, теория подвижного равновесия в том виде, в каком она была выработана более пятидесяти лет тому назад, вызывает много критических замечаний. Возьмем хотя бы такие положения Еленкина, как абсолютное отрицание эволюции в процессе симбиоза (а так как он считает тесный симбиоз и сообщества растений явлениями одного и того же порядка, то не признает эволюцию и у последних), отрицание воздействий сообщества на среду, отождествление среды и сообщества и т. д. В то же время надо видеть во взглядах Еленкина и Ильинского положительные черты — стремление очистить геоботанику от аналогизации с социологией, от применения соответствующей терминологии и, что особенно важно, их ясное представление о существовании в растительности различных форм состояния, начиная от лабильных, неуравновешенных, и кончая стабильными, уравновешенными.

Интерес некоторых ученых в 20-х годах к теории подвижного равновесия отражает каналы движения теоретической, философской мысли в те времена. Было бы неправильно зачеркнуть значение их поисков и не попытаться проанализировать теорию подвижного равновесия с точки зрения современного диалектического материализма, системных исследований и биокибернетики.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: