Факультет

Студентам

Посетителям

Создатели новой науки

Было время, когда ученые говорили так: почва — всего лишь остатки размельченных, разрушенных горных пород. Это как бы природный склад солей, питающих растения.

Постепенно выяснилось, что это не так. Почва — не склад: она живет, она изменяется.

Это еще в восемнадцатом веке отмечал Ломоносов.

А через сто лет после него русские ученые Василий Васильевич Докучаев и Павел Андреевич Костычев создали целую науку о почве.

Оба эти ученые родились почти одновременно: Костычев в 1845 году, Докучаев в 1846 году. Судьбы их вначале сложились по-разному.

Василий Васильевич Докучаев был сыном сельского священника. И отец хотел, чтобы его сын также стал духовным лицом. Мальчика отдали в семинарию. Но как только ему представилась возможность, будущий священник перешел в университет. Его интересовали химия, физика. Особенно увлекала геология. Она-то и привела Докучаева к изучению почв.

Иначе сложилась жизнь Костычева. Павел Андреевич вырос в семье крепостного крестьянина. Трудно было крестьянскому сыну обучаться наукам в те времена. Но упорство и выдающиеся способности помогли ему. Он закончил земледельческую московскую школу, затем Петербургский земледельческий институт и далее стал профессором земледелия.

«Мужицкий профессор» — иронически называли его царские чиновники. Однако этот «мужицкий профессор» вместе с Докучаевым являются создателями науки о происхождении почвы.

В наше время их учение продолжил и развил Василий Робертович Вильямс.

Василий Робертович Вильямс тоже родился в прошлом веке.

Ко времени Великой Октябрьской социалистической революции он был уже немолодым человеком.

Но его передовое учение и горячая преданность социалистической Родине делают его одним из самых близких нам современников.

Учился он в Петровской академии, где преподавал Климент Аркадьевич Тимирязев, где учился Дмитрий Николаевич Прянишников, откуда вышло много славных русских ученых.

Петровская академия всегда славилась революционным духом. Василий Робертович поступил в академию в 1883 году. В марте этого года умер Карл Маркс. Сотни телеграмм и писем были посланы в те дни семье Маркса. А среди них была скромная телеграмма русских студентов Петровской академии. Они просили возложить венок на могилу Маркса.

Вот в такую-то прогрессивную среду попал молодой Вильямс.

Еще задолго до поступления в академию определились его интересы. Естествознание с детства было его любимым предметом. Папки с гербариями, ящики с насекомыми, куски горных пород, колбы, банки с цветными жидкостями заполняли стол и этажерку в его комнате.

Поступить в Петровскую академию, слушать лекции уже известного тогда профессора Тимирязева, заниматься наукой о природе казалось молодому Вильямсу высшим счастьем. Но не так-то просто юноше из бедной семьи стать студентом академии. А поступив, не так просто было учиться.

Вот как он сам вспоминает о своих студенческих годах: «Это было пятьдесят с лишним лет тому назад. Стояли суровые морозы. На тихой Остоженке аккуратно в шесть часов утра каждый день открывалась дверь скромного двухэтажного домика, и на свежем морозном воздухе появлялся молодой, крепко сшитый пешеход. Этим одетым в летнюю шинель внакидку пешеходом был я, в то время студент Петровской академии.

В дожди и бураны, в суровые морозы я вынужден был всегда ходить пешком в академию, чтобы вовремя попадать на занятия, довольствуясь при этом в течение дня двумя фунтами черного хлеба и чаем».

Семья у Вильямсов была большая. Отец — инженер-путеец — умер, когда Василию было тринадцать лет. Мать — простая крестьянка — сделала все, что могла, чтобы дать старшему сыну образование. Став студентом, сын уже считал себя обязанным помогать матери. Он начал давать уроки. После долгого учебного дня молодой «петровец» отправлялся к своим ученикам и только ночью, возвращаясь домой, мог готовиться к утренним занятиям.

Но у Василия Робертовича Вильямса было хорошее здоровье и какая-то особенная жизненная бодрость. Он не терял жизнерадостности. Он наметил себе ясную цель в жизни — хотелось быть полезным своей родине. А для этого нужны были знания, знания и знания, и все силы прилагал он к тому, чтобы эти знания получить. Еще в студенческие годы он занялся изучением почв, искал объяснения, почему на одной почве растения растут лучше, а на другой—хуже.

Он исследовал различные почвы нашей страны. А книги Докучаева и Костычева помогали ему в этой работе.

Вскоре к двум именам создателей науки о почве прибавилось третье. И теперь эту науку так и зовут: учение Докучаева — Костычева — Вильямса.

В чем же оно заключается?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: