Факультет

Студентам

Посетителям

Родственные связи как фактор внутригрупповой интеграции у приматов

Приматы, по-видимому, превосходят других млекопитающих по размаху родственных связей и, возможно, по уровню развития опознавательных способностей.

Практически все социальное поведение приматов тесно сопряжено с избирательностью контактов между членами группы. Важным фактором, позволяющим выбрать определенный стиль поведения в направлении других особей, являются родственные связи.

В качестве наиболее распространенного типа родственных связей у приматов следует отметить материнские связи. Генеалогические группы или матрилинии, как они часто именуются в приматологической литературе, отражают связь потомства, в том числе взрослого и особенно самок, с матерью и между собой. Матрилинейность отчетливо проявляется в социальном поведении у полуобезьян. У сенегальского галаго, например, родственные самки часто совместно воспитывают и заботятся о детенышах, выращивая их в одном гнезде. Отчетливые предпочтения в отношении близких родственников в плане пространственной близости и груминга выявлены у кошачьих лемуров. Те же авторы отмечают и отсутствие спариваний между членами одной матрилинии. Наиболее четко избирательность в отношении особей, родственных по линии матери, прослеживается у видов с матрифокальной (female bonded group) системой организации социальных групп. В этом случае самки, выросшие в группе, проводят в ней всю свою жизнь, а самцы мигрируют в другие группы по достижении половой зрелости. Ярким примером такого типа сообществ являются социальные группы у разных видов макаков. Так, у японских макаков потомство, особенно женское, сохраняет тесные связи с матерью и во взрослом состоянии.

У макаков резусов о-ва Кайо-Сантьяго большая часть внутристадных контактов также осуществляется между особями, родственными по материнской линии. Они держатся рядом, сидят прижавшись, вычесывают, ласкают друг друга, играют между собой. Даже спят обезьяны преимущественно рядом с родственниками по материнской линии. Этот факт был установлен в 1967—1972 гг. с помощью приборов ночного зрения наблюдениями С. Вессея за группами живущих на свободе в Пуэрто-Рико макаков резусов. В ходе наблюдений были идентифицированы 399 животных в 485 спальных группах, в каждую из которых входило от одной до четырех обезьян, 58% спали по двое. Оказалось, что 63% общего числа спальных групп состояли из животных, родственных по матери. При этом матери с детенышами составляли лишь около половины таких групп. Другие родственные группы были образованы молодняком, спавшим рядом или с матерями, или со своими старшими братьями и сестрами. 17% обезьян спали в одиночку, и лишь одна из пяти групп включала неродственных членов. Интересно также, что в сезоны размножения возрастало число групп, включавших в свой состав не менее одного неродственного животного. Последнее обстоятельство, на наш взгляд, очевидно, уменьшает возможность скрещивания между родственными животными.

В случае голода процент контактов между родственными особями по отношению к общему числу контактов возрастает. Так, в обычных условиях контакты между родственными животными составляют около 50% всех контактов, а при голоде — до 70%. По всей вероятности, особи в группах у макаков способны не только узнавать мать и сиблингов, но и выделять из общей массы теток, кузенов и бабушек. Это предположение подкрепляется данными о проявлениях альтруизма со стороны молодых самцов-внуков в направлении старой самки-бабушки в группе свободно живущих макаков резусов.

Хотя значительное количество информации свидетельствует о том, что четко выраженные альянсы и помощь в направлении родственных особей характерны в основном для пар мать — дочь и сиблингов у матрифокальных видов, по-видимому, возможно говорить также об определенной избирательности в направлении дальних родственников. По данным Д. Ченея и Р. Сейфарса, зеленые мартышки с большей вероятностью направляют агрессию на особь, если до этого они ссорились с ее близкими родственниками. Повышена также вероятность агрессивных нападений со стороны одного животного на других конкретных особей, если до этого близкие родственники нападающего и жертвы были вовлечены во взаимную драку. Данные по зеленым мартышкам не только являют пример узнавания животными собственных родственников, но и демонстрируют способность к дифференциации неродственных особей на подгруппы по родственному принципу. При анализе взаимоотношений между родственными особями следует учитывать определенную роль их возрастно-половых характеристик. Известно, к примеру, что самец-лидер у макаков резусов доминировал по отношению к своей матери, но что эта самка вместе с тем занимала доминирующее положение по отношению к двум другим высокоранговым самцам группы.

Матрилинейные связи играют определенную роль и у видов с иным типом социальной организации—патрифокальными группами, при котором не самцы, а самки покидают родную группу, достигшую репродуктивного возраста (шимпанзе, павианы). Характерно, что даже при условии перехода самок из натальной группы последние все равно наравне с самцами составляют ядро группы и играют существенную роль в ее функционировании. Об этом свидетельствуют результаты многолетних наблюдений за свободно живущей популяцией шимпанзе: анализируя длительный процесс распада группы у шимпанзе, Нишида с соавторами пришел к выводу, что группа перестает существовать лишь тогда, когда все самки покидают ее и присоединяются к другим объединениям. Группы у шимпанзе не следует представлять как сообщества, организованные вокруг самцов, координируемые действиями последних. Это, несомненно, бисексуальные объединения. Взаимодействие особей с родственными и неродственными животными в значительной мере зависит от демографических показателей конкретной группы. В небольшой по размерам искусственно созданной группе при недостаточном количестве родственных особей детеныши взаимодействуют, помимо матери, с ее ближайшими «подругами», что компенсирует нехватку родственных связей (подобные примеры отмечены нами при изучении групп макаков резусов и яванских). При появлении большего числа родственников по материнской линии (тетей, дядей, сиблингов) круг общения детенышей расширяется, но одновременно с этим происходит концентрация внимания детенышей на родственных особях. По мере дальнейшего роста группы доля близких родственников в общей численности особей уменьшается и появляется большая теоретическая вероятность общения детенышей с неродственными особями, этому, однако во многом препятствуют конкретные взаимоотношения матери и детеныша с этими неродственными животными. Из вышеизложенного становится очевидным, что индивидуальные особенности взаимоотношения особей с другими членами группы непосредственно зависят от демографического состояния конкретной группы в разные этапы жизни особей.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: