Факультет

Студентам

Посетителям

Различия в стратегиях спаривания у особей одного вида (на примере двух групп бурых макаков)

Для обезьян характерна значительная вариабельность стратегий спаривания, которая может проявляться даже у особей одной и той же группы.

Рассмотрим в качестве примера данные, собранные нами совместно с О. Ладыгиной в Тамышском филиале Сухумского приматологического центра. Самец С-1 из первой группы бурых макаков не проявлял агрессивности при спаривании и лишь в двух случаях клацал зубами, покрывая самку. В этой группе самки довольно редко (в 30% случаев) избегали самца, причем их действия заключались в простых отходах и отбеганиях. Одно из спариваний было инициировано самкой. Во время садок самки из этой группы касались мошонки и бедра партнера, чмокали, ложились на передние конечности. Напротив, самец-лидер из второй группы в 1986 г. часто вел себя агрессивно по отношению к партнершам: прихватывал кожу зубами, толкал, бил, кусал, издавал низкие звуки, совершая садку, всегда клацал зубами. В 1987 г., когда младший самец N-1 стал лидером, он практиковал абсолютно аналогичную стратегию спаривания. В этом случае насилие приобрело еще более выраженные формы. Самец N-1 не только толкал самку, ударяя об стенку и двери вольеры, прижимал к земле и кусал, но и ударял ее рукой со всей силы по голове и крупу. В описываемой группе самки чаще подставлялись самцу перед садкой и после нее, одновременно пытаясь поскорее убежать от самца. Самки также активно пытались прервать спаривание, сопротивлялись и вырывались с визгом во время садки. Если в первой группе самец спаривался только с рецептивными самками (единственное исключение — самка В-1 с месячным детенышем), то во второй группе оба самца-лидера часто спаривались с лактирующими нерецептивными самками.

Самец С-1 из первой группы чаще всего вступал в половые контакты с 16-летней самкой Е-1, имевшей трех неполовозрелых потомков. Спаривания с ней включали наибольшее число тазовых толчков — более 30, тогда как при садках на прочих самках — не более 20. Эта самка занимала промежуточные агонистические ранги, один из последних рангов по дружелюбной активности, не отличаясь тесными дружелюбными отношениями с самцом, иногда подвергалась нападениям с его стороны, ни разу не получала от него поддержки. Спаривания с остальными самками носили единичный характер. Не было отмечено сексуальных контактов с самками С-2 и Н-1, состоявшими в наиболее тесных дружелюбных отношениях с самцом (обе они имели тем не менее маленьких детенышей). Активные половые взаимодействия происходили между самцом 1 из второй группы и самками Х-1, М-3 и O-1 в 1986 г. Спаривания с этими самками сопровождались наибольшим числом тазовых толчков. Самки М-3 и Х-1 были лактирующими. Все предпочитаемые партнерши самца занимали невысокие агонистические ранги, не отличались тесными дружелюбными отношениями с ним, неоднократно подвергались нападениям с его стороны, лишь одна из них получала поддержку от самца в столкновениях.

В 1987 г., когда лидером этой группы стал самец N-1, чаще всего отмечались его садки на молодую рецептивную самку O-2. Причем эта самка-партнерша не находилась в тесных дружелюбных отношениях с самцом, напротив, она часто подвергалась агрессивным нападениям с его стороны.

Рассмотрим подробнее феноменологию процесса спаривания на примере второй группы бурых макаков по данным 1986—1987 гг. В обоих случаях и старый и новый лидеры чаще выступали инициаторами спаривания. В 39 и 42% случаев соответственно самки пытались избежать контактов с самцом. Почти в 50% в 1986 г. и в 44% случаев в 1987 г. самцы инициировали спаривание с применением элементов конфликтной и контактной агрессии. Характерно, что в случае с молодым лидером выраженная контактная агрессия (толчки, кусание, удары о стенку) в основном была направлена на высокоранговых самок, занимавших при старом лидере доминирующее положение по отношению к самцу N-1.

Характерно, что самец N-1, так же как и его предшественник, часто спаривался с лактирующими самками, имеющими детенышей в возрасте до одного месяца. В качестве примера приведем самку V-1, на которую было направлено и максимальное количество агрессивных действий при спаривании. Агрессия в контексте сексуального поведения отсутствовала у самца из первой группы бурых макаков. Не исключено, что практика агрессивных контактов в направлении половых партнерш у самцов из второй группы являлась своеобразной поведенческой традицией и младший самец перенял такую модель сексуальных контактов путем визуального наблюдения за старшим самцом.

Из всех случаев покрываний, наблюдаемых во второй группе, половина приходилась на садки с эякуляцией. После окончания садки самки часто пытались убежать от самца. В нескольких случаях спаривание завершалось грумингом. Эти исследования выявили черты сходства и различия между взрослыми самцами из групп по поведенческим стратегиям при спариваниях. Самец из первой группы спаривался реже и почти исключительно с рецептивными самками, а лидеры из второй группы вступали в сексуальные взаимодействия чаще (в том числе и с нерецептивными лактировавшими самками, имевшими детенышей в возрасте до года). У всех самцов отчетливо была выражена избирательность при выборе партнерши: только садки на предпочитаемых самок включали более 30 тазовых толчков. Самки, с которыми интенсивно спаривались самцы, занимали промежуточные и низкие основные ранги, а также невысокие ранги по дружелюбной активности в группе. Они редко вступали в дружелюбные контакты со взрослым самцом, подвергались нападениям с его стороны, не получали поддержки от него в агонистических столкновениях.

Самцы из второй группы вели себя агрессивно, а самки старались избежать контактов с ними. Самец из первой группы никогда не проявлял агрессивности во время спаривания. Самки из второй группы демонстрировали тенденцию к избеганию при приближении самца, а в первой группе они сами активно инициировали сексуальные контакты.

Проанализированные выше материалы указывают на наличие существенных межиндивидуальных различий в стратегиях полового поведения особей обоего пола. Сходство стратегии спаривания у самцов из второй группы дает возможность предположить существование внутригрупповых «традиций» сексуального поведения у обезьян.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: