Факультет

Студентам

Посетителям

Ранние исследования действия низких температур на эмбриональные ткани

В свое время было установлено, что кусочки опухолей млекопитающих, законсервированные в замороженном состоянии при очень низких температурах, после пересадки здоровым животным вызывают рост свежих опухолей.

Однако оставалось неясным, вызвано ли появление новообразований каким-то вирусом или раковые клетки действительно пережили замораживание. Способность эмбриональной ткани к быстрому росту свидетельствовала о наличии у нее некоторых свойств, присущих ткани злокачественных опухолей. Ранние исследования в области замораживания эмбриональных тканей специально проводили с целью получения убедительных доказательств за или против вирусной теории рака. Например, Гэйлорд подтвердил данные Мура, Уокера и Баррэта, согласно которым клетки мышиной карциномы, замороженные в жидком воздухе, а затем согретые и пересаженные другой мыши, вызывали у нее опухоли. Свежая эмбриональная ткань мыши хорошо пролиферировала после пересадки ее взрослым животным, но не давала роста, когда ее предварительно замораживали в жидком воздухе и оттаивали, согласно методике, применявшейся для злокачественных опухолей. Постепенно накапливались данные о том, что ткани эмбрионов или плодов других гомойотермных животных также погибают при охлаждении до температур, близких к нулю. Симонэн одним из первых применил культуру тканей для изучения выживаемости охлажденных и замороженных кусочков эмбриональной ткани мыши, крысы и теленка. Он нашел, что в незамороженном состоянии эти кусочки переживали воздействие температуры —5° в течение пяти дней, но замораживание при —15°, даже очень кратковременное, полностью разрушало живые клетки.

Фергюсон нашел, что волокна гладких мышц из амниона куриного эмбриона сокращаются после замораживания при —2° в течение 10 мин; вместе с тем препараты, выдерживавшиеся такой же период времени при температуре —3° или еще ниже, не реагировали ни на эзерин, ни на хлористый барий и не проявляли спонтанных ритмических сокращений после оттаивания. Фергюсон подчеркивает, что в некоторых препаратах, в которых мышечные волокна полностью восстановились после пребывания в течение 10 мин при —2°, образовались кристаллы льда. Тем не менее считали, что именно эти кристаллы служат прямой причиной повреждения живых клеток, включая и клетки эмбрионов, хранившиеся при температурах ниже их точки замерзания.

Люйет и Гонсалес полагали, что можно избежать образования кристаллов льда путем сверхбыстрого охлаждения эмбриональных тканей до очень низких температур. Они использовали в своих опытах маленькие кусочки амниотической оболочки от 9—17-дневных куриных эмбрионов. Эти кусочки обрабатывали 30-процентным раствором этиленгликоля с целью дегидратации и сокращения объема воды, которая в дальнейшем могла бы кристаллизоваться. Излишнюю жидкость удаляли, кусочки помещали на полоски слюды и погружали в жидкий азот. Через различные периоды времени — от 1 мин до 1 час — их быстро согревали, погружая в раствор Тироде с температурой +40°. После этого ткань исследовали под микроскопом. Спустя примерно 1 час после согревания не наблюдалось никаких признаков активности. Затем некоторые мышечные волокна начинали самопроизвольно сокращаться, тогда как другие реагировали только на механическое раздражение. Лишь изредка происходило полное восстановление активности. Замороженные мышечные элементы амниона сокращались не более 5—10 мин в противоположность контрольным, которые in vitro сокращались ритмически и самопроизвольно в течение 30 мин и обычно на протяжении нескольких часов сохраняли способность сокращаться в ответ на раздражение. Только в одном опыте из 20 наблюдалось выживание после медленного замораживания или без предварительной обработки этиленгликолем.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: