Факультет

Студентам

Посетителям

Радуга в лаборатории

Возьмите граненую пробку от графина, от бутылки с одеколоном или даже простой кусок льда. Подойдите к окну и подставьте свое стекло или льдинку солнечному лучу.

Тотчас же в комнате, на потолке, на стенах, на скатерти, появятся цветные полоски: красные, оранжевые, желтые, зеленые, голубые, синие, фиолетовые. Они будут чередоваться, как в настоящей радуге. Простой кусок граненого стекла открывает одну из тайн природы.

Сплошной поток света кажется нам белым. Но если на его пути появится препятствие: кристаллы льда, капли дождя в воздухе, росинка на траве или граненое стекло, то мы уже видим не сплошной белый луч, а разноцветные полосы.

Климент Аркадьевич решил узнать, как относится растение к каждому отдельному цветному лучу.

Однажды он плотно закрыл ставни на окнах лаборатории. Только один тонкий, как ниточка, луч проникал в комнату.

На пути этого единственного луча Климент Аркадьевич поставил хорошо отшлифованную трехгранную призму. И в то же мгновение на белой стене в темной комнате заиграла радуга.

В стеклянные трубки с углекислым газом Климент Аркадьевич поместил свежие зеленые листья. Трубки он опустил отверстиями в ртуть, чтобы в них не попадал воздух.

Затем он поставил их так, чтобы на каждую падал только один цветной луч. На одну трубку — красный, на другую — оранжевый, на третью — желтый, на четвертую — зеленый, а дальше — синий и фиолетовый.

Климент Аркадьевич рассуждал так: давно известно, что листья поглощают углекислый газ только при солнечном свете. Но интересно узнать: все ли лучи света одинаково помогают листу в его работе?

После облучения Климент Аркадьевич проверил, сколько углекислого газа осталось в трубках.

И что же оказалось?

В трубке, освещенной зеленым лучом, углекислый газ остался неиспользованным.

В трубках, освещенных оранжевым, желтым и фиолетовым лучами, количество углекислого газа чуть-чуть уменьшилось.

И только в трубке, освещенной красным лучом, листья израсходовали весь углекислый газ.

Почему же это?

Дело в том, что из всех лучей красные несут в себе наибольшее количество солнечной энергии и поэтому больше других помогают листьям в их работе.

И листья как бы безмолвно на это указывали: красные лучи больше всего нам нужны — они самые деятельные, самые энергичные.

Это было открытие очень большой важности.

Климент Аркадьевич много раз повторял свой замечательный опыт и всегда получал одни и те же результаты: освещенные красными лучами листья лучше всего усваивали углекислый газ.

Другой опыт Климента Аркадьевича еще более наглядно показывает отношение зеленого листа к красным лучам.

Тимирязев взял растение, которое стояло в темноте. В листьях такого растения уже нет крахмала. Он превращается в сахар и переправляется в стебель и корни. На эти листья Климент Аркадьевич направил цветную полоску света. Через несколько часов он отрезал листья от растения и проделал с ними то, что вам уже знакомо: обесцветил спиртом и смочил йодом.

Получились неравномерно окрашенные листья.

Отчетливо выделялась окраска на том месте, где лист освещался красными лучами.

Дальше шла более светлая окраска — здесь действовали оранжевые лучи.

Бледная окраска была и там, где лист освещался фиолетовыми лучами.

А на месте зеленых лучей окраски совсем не было.

Красивый опыт снова подтвердил, какое значение для работы листа имеют красные лучи солнца.

Так опытами Климента Аркадьевича Тимирязева была разгадана еще одна тайна зеленого листа.

Оказывается, зеленое красящее вещество, хлорофилл, способно поглощать самые деятельные солнечные лучи — красные, которые дают листу много энергии для его работы, помогают ему из углекислого газа и воды создавать крахмал.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: