Факультет

Студентам

Посетителям

Поиски предков

В июле 1925 г. мир был потрясен сенсационным судебным процессом. В небольшом американском городке Дейтоне у дверей суда толпились группы возбужденных людей. На рукавах их одежды повязки с надписями, в руках у многих — лозунги. Обвинителем выступал сам У. Брайан — бывший государственный секретарь США, неоднократный кандидат в президенты… С тех дней прошло уже более полувека, но процесс в Дейтоне не забыт. Он вошел в историю.

И не удивительно, ибо судили по сути дела научную теорию, которую мир до сих пор называет гениальной. Ни мало ни много сам дарвинизм. Поводом к процессу послужило преподавание учителем Д. Скопсом в местной школе эволюционного учения Ч. Дарвина. Отцы города и всего штата усмотрели в этом криминал. В день открытия суда площадь перед его зданием была заполнена толпами неистовствующих расистов с повязками: «Мы не обезьяны и не дадим себя превратить в обезьян!»… Суд отклонил требование защиты о вызове в качестве свидетелей ученых и приговорил Д. Скопса к большому штрафу, подтвердив запрещение преподавания дарвинизма в школах. И дарвинизм исчез почти на 40 лет из школьных программ Америки. Эти события вошли в историю как «обезьяний процесс».

Если от этого процесса вернуться на 65 лет обратно, то можно обнаружить еще больший накал страстей при обсуждении вопросов происхождения человека. Эти страсти захватывали не только простонародье, но и людей образованных и ученых. Так, на заседании Британской ассоциации наук в 1860 г. епископ Вильберфорс, математик по образованию, произнес длинную речь против эволюционной теории, закончив ее вопросом к известному дарвинисту Т. Гекели:

«Мне хотелось спросить вас, действительно ли вы считаете, что вашим предком была обезьяна? А если так, то мне очень интересно узнать, с какой стороны происходит мистер Гекели от обезьяны — со стороны дедушки или бабушки?» На этот вопрос Гекели ответил:

«Человек не имеет причины стыдиться, что его предком была обезьяна. Я бы скорее стыдился происходить от человека суетного, болтливого, который, не довольствуясь сомнительным успехом в своей собственной деятельности, вмешивается в научные споры, о которых он не имеет никакого представления, чтобы только затемнить их своей риторикой, отвлечь внимание слушателей от действительного пункта спора красноречивыми отступлениями и ловкими обращениями к религиозным предрассудкам»…

Почему такой, казалось бы, сугубо теоретический вопрос, как происхождение человека, до сих пор вызывает столь ожесточенные споры?

Истоки дискуссии об антропогенезе уходят в отдаленные времена. Многие тысячелетия человечество пыталось разгадать тайну своего происхождения. Страстное желание человека найти свои истоки было настолько сильным, что его воображение породило причудливые и увлекательные мифы. На этой жажде познания, на фантастических картинах, в которых человек делал попытку объяснить свое происхождение, создавались все мировые религии. «Слово религия, — пишет Ф. Энгельс — происходит от religare и его первоначальное значение — связь» С Жрецы древних религий и пытались связать все обрывки знаний о мире и человеке в какую-то единую систему, в которой нехватка знаний восполнялась фантазией, причем часто красивой и поэтичной.

«Вначале все мировое пространство было заполнено водами великого океана. Он не имел ни начала, ни конца. Никто его не создал, он существовал всегда… В недрах этого великого. океана таилась могучая богиня, праматерь всего сущего, Найму. Никто не знает, когда возникла в ее чреве гигантская гора, имевшая форму полушария… На верхушке этой горы обитал древнейший из богов, праотец Ан, а внизу на плоском диске, плававшем в предвечном океане, лежала богиня Ки.

От брака Ана и Ки родился бог Энлиль… Вслед за Энлилем у первой супружеской пары появлялись все новые и новые дети. Семь старших богов и богинь, самых мудрых и самых могучих, стали править всем миром и определять судьбы вселенной. Без их воли сам Энлиль не решался распоряжаться стихиями и устанавливать мировой порядок… Самыми младшими в семье богов были ануннаки, названные так по имени своего отца Ана. Они беспрекословно выполняли приказы великих богов, но самостоятельно распоряжаться не имели права… Семья богов все больше и больше разрасталась… И вот боги и богини обратились за помощью к премудрому Энки (брату Энлиля), чтобы он нашел способ умножить количество еды и питья. Он вышел из бездны вместе с богиней земных недр Нинмах, и следом за ним двинулась толпа добрых и бравых горшечников, несущих комья мягкой глины.

Много богов и богинь собралось посмотреть на искусную работу премудрого Энки и божественной матери Нинмах. Для своих гостей устроил Энки праздничный пир. Он сам и Нинмах выпили много вина и, шатаясь от приятной истомы, стали мять глину. Стала Нинмах лепить первого человека, но руки ее дрожали, умения еще не хватало, и глиняная фигура получилась неудачной. Это было тело бесплодной женщины, неспособной рожать детей. Взглянул на нее Энки и изрек: «Ничего, пусть останется она жить, и для нее найдется работа… в доме для женщин». Слепила Нинмах другую фигуру из глины, и опять неудачно. Это было бесполое существо, не мужчина и не женщина. Взглянул на него Энки и определил его судьбу: «Это будет придворный евнух»…

Энки… решил сам приняться за дело. Он вылепил из глины новую фигуру, но она оказалась еще хуже прежних. Это было слабое, хилое и неразумное существо… Разозлился Энки на свое неудачное творение, скомкал его и превратил вновь в кусок глины. Снова принялся Энки за дело и трудился медленнее и тщательнее. На этот раз он добился удачи и слепил сильных и разумных мужчин и женщин, во всем подобных богам. Только бессмертия они были лишены и должны были смиренно и безропотно служить великой семье богов и богинь». Так рассказывается о происхождении человека в шумерских мифах III—IV тыс. до н. э., одних из самых древнейших на Земле.

«Вначале был Хаос, а потом родилась из него Гея — богиня Земли, и родила она Небо — Уран, а от брака их родились титаны… И началась борьба между ними, победил Крон (Хронос — «время»), но он боялся, что против него восстанут дети и свергнут его, как он сверг своего отца Урана. Решил Крон избавиться от детей и стал их глотать, но последнего укрыла мать — богиня Гея, дав Крону проглотить вместо сына длинный камень. Звали сына Зевс… Вырос Зевс, вскормленный из рога волшебной козы Амалфеи, и сверг Крона, и заточил титанов в недра земли, а своих братьев и сестер освободил из чрева Крона… Поселились боги на Олимпе, и стали рождаться от богов люди…» — так говорится в древнегреческих мифах о начале мира и человека.

«Вначале бог создал Небо и Землю. Земля была бесформенна, пустынна и погружена в вечный мрак. Всюду простирались только воды, а над ними носился дух божий…

На пятый день он призвал к жизни чудища морские и всякую иную живучую тварь, обитающую в воде, а также птиц, парящих над землей. И благословил их, сказав: плодитесь и размножайтесь и заполняйте как море, так и воздух. На шестой день создал он скотов и гадов и всяких других животных, передвигающихся на земле. И под самый конец сотворил человека по образу и подобию своему, чтобы властвовал над всею Землею, над всем, что жило и росло на Земле» — так говорится в Библии.

«Вначале Земля была покрыта морем, а на склонах скал, выступающих из воды, кроме «вечных» героев находились уже «релла манериньи» (или «инапатуа» — кучки беспомощных существ со склеенными пальцами и зубами, закрытыми ушами и глазами). Другие человеческие «личинки» жили в воде и были похожи на сырое мясо. Уже после высыхания Земли тотемный предок «ящериц» пришел с севера и каменным ножом отделил человеческие зародыши друг от друга, прорезал им глаза, уши, рот, нос, пальцы… научил добывать огонь трением, готовить пищу, дал им копье, копьеметалку, бумеранг, каждого снабдил его персональной чурингой (хранительницей души), разделил людей на фратрии и брачные классы» — так говорится в мифах Австралии.

Много можно еще привести примеров того, как объясняют те или иные мифы происхождение человека. Легко заметить, что все они объединяются художественным и подчас красивым полетом фантазии и… абсолютной недостоверностью. Они отражают неукротимую страсть человека к познанию своей истории. К этому познанию стремятся и наши современники. Но в отличие от древних людей современный человек имеет в своем распоряжении достоверные научные факты, позволяющие разгадать тайну, многие тысячелетия владевшую умами людей.

Первый удар по религиозным представлениям нанесли раскопки археологов XVIII—XIX вв. Сейчас, даже по признанию буржуазных ученых, никто всерьез не верит в то, что мир был создан за шесть дней. А еще 200—300 лет назад вера в несомненность библейской картины творения была всеобщей и безраздельной. Уточнялись лишь детали. Так, в 1650 г. возраст Земли был тщательно «вычислен» со ссылками на Библию архиеписком Ирландии Дж. Ушером. Утро создания, по его подсчетам, было в 4004 г. до Рождества Христова. Другие клерикалы «уточнили» дату: «человек был создан 23 октября в 9 часов утра».

Кто мог спорить с этими людьми? Никто, конечно. Ни современной науки, ни космонавтики тогда не было, археология еще не сложилась. Но уже тогда, в XVII в., некоторые любители стали интересоваться случайными находками в земле и коллекционировать их. В XVII в. француз по имени Исаак де ла Пейрер стал изучать коллекцию «странно» оббитых камней, собранных им в одной французской деревне. В книге, которую он опрометчиво опубликовал, были высказаны предположения, что эти камни обработаны примитивным человеком, жившим во времена, предшествующие Адаму. Книгу постигла судьба, типичная для того времени: в 1655 г. она была сожжена. Автору повезло — он угодил в тюрьму. А могло быть и хуже. Тогда часто книги сжигали вместе с их авторами.

Но «странно» оббитые камни продолжали по-прежнему попадаться. К ним добавлялись не менее неестественно «оформленные» кости. Некоторые из костей были огромного размера, они явно не принадлежали ни одному из живущих животных. Крупные кости люди находили и раньше. Не зная, чьи они, люди сочиняли мифы о великанах, которым будто бы и принадлежали эти останки. Древние греки, принимая кости мамонта и других ископаемых животных за останки великанов и героев, иногда сооружали над ними мавзолеи и воздавали им почести.

Позднее, в средние века, церковь доказывала, что эти кости — останки первых «допотопных» людей, тех самых, которых собственноручно сотворил бог. В Вене в церкви святого Стефана до сих пор показывают кости мамонта как останки библейского великана. А некоторые из служителей церкви даже «вычислили» рост таких великанов. Например, по их мнению, Адам имел рост 39 м 86 см 41 мм, а Ева — 36 м 6 см 29 мм.

Но в том же XVII в., когда уточнялись часы и минуты сотворения мира и вычислялся рост Адама и Евы, некоторые скептически настроенные люди стали приходить к мысли, что в свое время мир был населен гораздо большим количеством существ, которые потом вымерли. Все чаще вместе с костями вымерших животных стали находить и останки человека, и каменные орудия. Однако большинство ученых продолжали сомневаться в том, что каменные орудия — это действительно орудия.

Первый, кто попытался систематизировать каменные орудия, был французский таможенный офицер Жак Буше де Перт. Это был интересный человек. Рано (с 14 лет) он начал служить. Затем много путешествует, много пишет. В 50-летнем возрасте он обращается к археологии. В присутствии двух коллег он находит каменное рубило в одном слое с зубом ископаемого слона. Там же обнаруживает большое количество разнообразных изделий из различных пород камня. Некоторые из них напоминали топоры. В 1838 и 1839 гг. он продемонстрировал свою коллекцию перед двумя французскими «учеными обществами». Присутствующие остались равнодушны. Де Перт опубликовал за свой счет описание находок в пятитомном издании. Но и эти книги долгие годы игнорировались. Наконец Перт просит прислать из Парижа авторитетную комиссию для проверки его открытий. Но комиссия не приезжает. Тогда он предлагает парижскому музею коллекцию древних орудий, однако не получает даже ответа.

Немало было таких и других трудностей на пути первооткрывателей. Основная из них — отсутствие научной методики исследования, а это порождало всевозможные подозрения и даже чудовищные обвинения в адрес ученых. Рассказывали такой анекдот. Одна дама якобы встретила крестьянина, который сидел на обочине и дробил камни. На вопрос, что он делает, крестьянин отвечал: «Изготовляю доисторические орудия для господина де Перта».

Но вот в той же Франции в начале 50-х годов XIX столетия в предместье г. Сент-Ашель за год выкопали 800 «топоров», а за 25 лет раскопок их было найдено около 20 тыс. После этого уже никто не мог обвинить де Перта в фальсификации. В других странах также стали «выкапывать» из больших глубин кремневые орудия вместе с костями ископаемых животных.

Находки костей и орудий на разных глубинах, отделенные друг от друга мощными слоями глины, песка и других пород, свидетельствовали о их разновозрастности. Естественно, что те кости и орудия, которые лежали глубже, были более древними, чем те, которые лежали в верхних слоях. Геолог В. Смит попытался сосчитать все слои. Их оказалось 32 только в одной Англии.

В 1859 г. на место раскопок де Перта прибывает авторитетная комиссия, только не французская, а английская. Среди ее членов — известный геолог Ч. Лайель и археолог Д. Эванс. Они осматривают места находок де Перта и сами ведут раскопки. Старая истина — нет пророка в отечестве своем — еще раз подтвердилась. Вывод комиссии единодушен: Буше де Перт прав.

Лавина фактов росла. Нужно было разобраться в них. И эту задачу попытался решить Ч. Лайель. Он пишет книгу «Основы геологии», которая была по тем временам достаточно смелой. В другой книге — «Древность человека» (1864) Ч. Лайель доказывает, что грубо обработанные камни — орудия древнего человека. Древность их подтверждается залеганием на большой глубине и теми ископаемыми животными, кости которых найдены вместе с орудиями и костями человека; если и сейчас силы природы вызывают ветер, течение вод, действие вулканов, рождение кристаллов и формирование гор, то эти же силы создавали слои глины, песка и другие отложения.

Идеи Лайеля зажигают Ч. Дарвина. Позднее он публично признает «великое преимущество его методов для занятий геологией»… У Дарвина тогда было время для размышлений: он находился в кругосветном путешествии на бриге «Бигль». Проходит 23 года, и Ч. Дарвин публикует работу «Происхождение видов путем естественного отбора, или Сохранение благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь». В ней он аргументировал свои взгляды огромным количеством фактов. Правда, о человеке он пишет пока мало, а позволяет себе лишь заметить, что предложенная им теория может пролить свет и на происхождение человека и его историю.

В 1861 г. во Франции выходит книга Э. Ларте «Новые исследования к вопросу о сосуществовании людей и больших ископаемых животных, которые были типичны для последней геологической эпохи». Ларте поддерживает Буше де Перта и утверждает, что каменные орудия и изделия из кости с выгравированными на них изображениями вымерших животных принадлежат людям, жившим одновременно с этими животными.

В 1863 г. Т. Гекели опубликовал книгу «Место человека в природе», где впервые научно, обосновал идею о сходстве человека с обезьяной, в особенности с шимпанзе и гориллой. Он установил, что эти существа — наиболее близкие родственники человека.

В 1871 г. Дарвин публикует капитальный труд «Происхождение человека и половой отбор». К сожалению, многие люди, в том числе и некоторые ученые, стали утверждать, что Дарвин и Гекели доказывают происхождение человека от современных обезьян. Раздавались голоса: если признать эволюционную теорию Дарвина, то следует согласиться и с тем, что нашими предками были шимпанзе или гориллы. Широкое распространение антипатии к мысли о прямой родственности с обезьянами, вульгаризация идеи задерживали признание эволюционной теории. Кроме того, тогда еще был не ясен механизм изменчивости и наследственности.

И хотя в 1865 г. чешский ученый Г. Мендель опубликовал работу об открытых им законах передачи наследственных свойств, она осталась незамеченной.

В эти же годы возникла и другая, много лет мучившая археологов и антропологов идея о «недостающем звене» (missing link). Начались поиски ископаемых существ, стоящих на полпути между обезьяной и человеком. А между тем часть этих звеньев была в то время уже известна.

Еще в 1856 г. в Германии в долине Неандерталь, вблизи Дюссельдорфа, были обнаружены черепная крышка, кусок плечевой кости и остатки конечностей ископаемого человека, который впоследствии получил имя (по месту первой находки, как это и принято в археологии) неандертальца. Правда, найдены эти кости были не во время научных раскопок, а случайно — рабочими при очистке небольшого грота в двухметровом слое глины. Причем обнаружили их тогда, когда они были выброшены с глиной в отвал. Некоторые решили, что это останки пещерного медведя. Но местный учитель Фульротт уверенно определил — кости принадлежат человеку.

Судя по черепной крышке, в отличие от современного человека неандерталец имел сильно развитые надбровные дуги, выступающий лоб, приплюснутый спереди и выпуклый сзади череп. Кости из Неандерталя «обследовал» известный ученый (врач и антрополог) Р. Вирхов и заявил, что все эти особенности — результат патологии, вырождения от сифилиса, алкоголизма и т. п., но никоим образом не «древности», как это предполагали другие (к сожалению, менее знаменитые) исследователи. И Вирхов был не одинок. Один из экспертов назвал неандертальца староголландцем, второй — кельтом, третий — дикарем или идиотом и утверждал, что другой такой экземпляр никогда не будет найден.

Авторитета Вирхова и его сторонников было вполне достаточно, чтобы исключительно важные находки из долины Неандерталь пролежали в забвении около 30 лет, пока при раскопках пещеры Спи в Бельгии не были найдены сразу два скелета неандертальца. Останки гоминид встречались здесь и ранее, но их не замечали. Теперь кости человека нашли в одном слое с костями шерстистого носорога, мамонта и других ископаемых млекопитающих вместе со «странно» оббитыми камнями — теми самыми, которые де Перт считал орудиями древнего человека.

Теперь эти находки расчищали тщательно. Землю удаляли небольшими горизонтальными полосками, слой за слоем. Фиксировали ископаемые остатки при свидетелях, чтобы уже не было сомнений в том, что и кости человека, и орудия, и кости вымерших животных связаны друг с другом или по меньшей мере имеют один возраст. Стала складываться методика новой науки — доистории, протоистории, или первобытной археологии, как ее стали называть позднее. Но дело не в названии. Важно, что наука эта доказала право на свое существование. Первобытной археологией, которая еще недавно публично проклиналась, стали заниматься и наиболее талантливые представители церкви. Особенно прославился аббат Г. Брейль.

В конце XIX в. был сделан ряд открытий, и первое из них — на далеком острове Ява. Сейчас на берегу Бенгаван Соло (Большой реки) в центре деревушки Триниль стоит небольшой каменный монумент с надписью: «Р. Е. 175 m. ONO 1891—1893». Спросите любого жителя, и загадочная надпись станет ясной. Она означает: «Pithecanthropus erectus (т. е. обезьяночеловек прямоходящий) найден в 175 м к востоку-северо-востоку. 1891—1893 гг.». Именно здесь военврач Евгений Дюбуа нашел черепную крышку, бедро, зубы более древнего человека, чем неандерталец. Вместе с останками питекантропа в том же слое были кости слона, носорога, гиппопотама, тапира, антилопы, макаки.

В 1894 г. Дюбуа публикует статью «Питекантропус эректус, яванская переходная форма человеческого типа».

Однако в 1895 г. на чрезвычайном заседании Берлинского общества антропологии, этнографии и первобытной истории почетный президент (все тот же Вирхов) авторитетно заявляет: «Все, что говорит Дюбуа, не доказательство. Просто это гигантский гиббон, и только». Но Дюбуа имеет сторонников — уж слишком много собралось этих «странных» находок, чтобы вот так просто опровергать их. (Правда, сам Дюбуа отрекся от своих взглядов.) Однако в начале XX в. было уже с несомненностью доказано, что история человека начинается не в 4004 г. до н. э. и даже не в 5199 г. до н. э., как это подсчитал папа Григорий VII, а по меньшей мере на 100 или 400 тыс. лет раньше.

В 1918—1923 гг. шведский геолог Г. Андерсон ведет раскопки в местечке Чжоукоутянь, в 40 км юго-восточнее Пекина. Сначала он находит куски оббитого кварца, а затем вместе с костями животных обнаруживает зубы человека. 3 поиски включается специалист по ископаемым черепам — канадец Д. Блэк. После того как за два сезона (1927—1929) было вынуто, просеяно, просмотрено почти 4 тыс. м3 земли, ассистент Блэка Пэн Вэнь-Чжун находит череп.

Синантроп (Pithecanthropus pekinensis) — такое название получил ископаемый человек, череп которого был найден в местечке Чжоукоутянь (или на холме Драконовых Костей). В 1930 г. здесь были найдены остатки еще одного черепа и, кроме того, обнаружены куски кремня, похожие на каменные орудия, зола от костров^) Д. Блэк работает без устали, даже ночами… Однажды утром (в 1934 г.) секретарь, явившись на работу, застал шефа мертвым. Блэк сидел за письменным столом и держал в руке череп синантропа… Раскопки продолжались. В 1938 г. из пещеры в местечке Чжоукоутянь были извлечены останки не менее 38—40 человек. Возраст находок — 350—400 тыс. лет.

Синантроп — в переводе «китайский человек» (от China — Китай, antrop — человек).

В 1937 г. немецкий палеонтолог Р. фон Кёнигсвальд обнаружил второй череп питекантропа на Яве. В 1939 г., сравнивая питекантропа яванского с синантропом, Р. Кёнигсвальд и Ф. Вейденрейх приходят к выводу, что и тот и другой питекантропы.

Вспоминают теперь и о находках 1907 г. в Германии. Тогда в 17 км от г. Гейдельберга, под деревней Мауэр, в песчаном карьере на глубине 20 м обнаружили нижнюю челюсть, широкую, тяжелую, без подбородочного выступа, с человеческими зубами необычайно крупных размеров. Это была челюсть обезьяны с зубами человека — челюсть питекантропа…

Но все открытия, сделанные в Европе и Азии, померкли по сравнению с открытиями последнего двадцатилетия в Африке. На Африку как на прародину человека указывал еще Ч. Дарвин. Находки останков ископаемого предка человека в Африке были известны сравнительно давно. В 1924 г. профессору Йоханнесбургского университета Р. Дарту был доставлен череп из местечка Таунг (ЮАР). Дарту потребовалось два с лишним месяца на то, чтобы удалить затвердевший известняк из передней части черепа и глазных впадин. Любопытно было, что останки человека найдены в прериях Южной Африки, вдали от лесов и джунглей. Неблагоприятный климат тут, по мнению специалистов, не менялся по меньшей мере в продолжение 70 млн. лет (с конца мелового периода).

Череп из Таунга оказался довольно необычным. Хотя он и принадлежал ребенку (его так и называли — «бэби из Таунга»), объем мозга был достаточно велик — 520 см3, в то время как объем мозга взрослого шимпанзе — всего 320—480 см3. Череп узкий и высокий, а не низкий, приплюснутый и широкий, как у обезьян. Почти не выделяются надбровные дуги. Зубы весьма схожи с человеческими.

Головной мозг современного человека содержит 11 млрд. нервных клеток. Все они появляются к моменту рождения. В процессе жизни ни одна из этих клеток не делится и не может быть заменена. Однако объем мозга увеличивается с возрастом (мозг новорожденного в среднем весит 340 г, шестимесячного — 750 г, годовалого — 970 г, двухгодовалого — 1150 г, трехгодовалого — 1200 г, девятилетнего — 1300 г, двадцатилетнего — 1400 г (Дубинин, 1977, 1980)).

Засушливое плоскогорье, где обитал этот обезьяночеловек, отделялось от реки Замбези широким открытым пространством. На западе, от Атлантического океана до Родезии, простиралась пустыня Калахари, а между Родезией и Драконовыми горами раскинулась саванна. Этот естественный барьер должен был сдерживать продвижение с юга любых полудревесных обезьян — горилл и шимпанзе. И только «бэби из Таунга» и его сородичей он не остановил. Почему — было не ясно.

Дарт назвал нового ископаемого австралопитеком (Australopithecus), т. е. южной обезьяной, и высказал предположение, что это связующее звено между высшей обезьяной и ранним человеком. Однако, по выражению самого Дарта, он «не сумел никого убедить в том, что его бэби — предок». Дело в том, что находка в течение 12 лет была уникальной — вплоть до 1936 г. ничего похожего найдено не было.

В 1936 г. в Стеркфонтейне (также недалеко от Йоханнесбурга) при взрывных работах в пещере Р. Брум обнаруживает обломки черепа австралопитека, но с некоторыми своеобразными чертами. В 1938 г. там же (у Кромдрая) находят обломки черепа нового вида австралопитека, выделенного Брумом в особый род — плезиантроп «парантроп массивный» (греч. «родственник человека»). Отчет об этих находках Брум печатает в Лондоне в статье под названием «Недостающих звеньев больше нет!». Вскоре в Кромдрае обнаруживают нижнюю часть правого предплечья и несколько костей левой руки, а в Стеркфонтейне — бедренную кость австралопитека. Удается установить его рост — он невелик, походка прямая, зубная система довольно близка к зубной системе синантропа.

Специалисты приходят к выводу, что австралопитеки «уже в значительной степени перешли от фруктов и растений к употреблению мясной пищи». Мнение Дарта начинают признавать даже его противники.

В 1947 г. Брум в Стеркфонтейне находит остатки двух черепов — юноши и ребенка, а в 1948 г. очередной взрыв выбросил почти целый женский череп. Постепенно собирается коллекция из 200 зубов, пяти целых и восьми неполных черепов австралопитековых. И всюду останки австралопитековых сопровождаются останками обезьян бабуинов с разбитыми черепами.

Дарт обследовал 42 черепа бабуинов, найденных в Южной Африке, и обнаружил, что 27 из них имели следы ударов, нанесенных спереди, а 6 — следы ударов, нанесенных сзади. Чем же австралопитек мог пробивать черепа? Исследовав более 7 тыс. костей, найденных в Макапансгате (ЮАР), Дарт пришел к выводу, что австралопитеки изготовляли разнообразные орудия из костей животных. Вполне возможно, что они просто пользовались необработанными костями как орудиями. 7 тыс. костей принадлежали по меньшей мере 400 животным. В их числе были: 39 антилоп куду, 100 газелей, 20 кабанов, 4 ископаемые лошади, 6 жирафов, 5 носорогов и гиппопотамов и 45 бабуинов. Кроме того, австралопитеки охотились на дикобразов, черепах, крабов.

В настоящее время найдены уже целые скелеты, несколько десятков черепов, кости конечностей, таза и тысячи зубов австралопитековых. Сложилось четкое представление об облике ископаемых антропоидов. Австралопитеки имели прямую походку, пользовались орудиями из кости (правда, еще нет убедительных доказательств того, что они изготовляли орудия) и (что важно) питались мясной пищей. А она, как писал Ф. Энгельс, играла значительную роль в эволюции человека. Древность австралопитековых определяли вначале 1 млн. лет, а потом — 5—6 млн. лет. Австралопитековые — наиболее вероятные предки человека. Признав это, большинство ученых пришли к заключению, что эти предки, постепенно изменяясь, превратились в питекантропов, а те в свою очередь в неандертальцев и т. д. Главное, что все эти изменения и превращения одного вида в другой осуществлялись медленно и постепенно. Так представлялось. Но вот сравнительно недавно мир был удивлен интересным открытием, еще более важным, чем все предшествующие, — открытием англичанина Л. Лики, которое заставило иначе взглянуть на эволюцию человека.

Луис Лики родился в 1903 г. в Кении, в семье миссионера. В 13 лет он уже хорошо знал язык и обычаи кикуйю и даже был принят в члены их племени, получив имя Сын Ястреба. Друзья кикуйю обучили его всем тонкостям охоты с луком, познакомили с повадками зверей.

Окончив Кембриджский университет в Англии, Лики возвращается в Африку и решает посвятить себя первобытной археологии… В 1931 г. он организует экспедицию в ущелье Олдувай (Olduvai)… Раскопки в ущелье продолжаются и до сегодняшнего дня. Открытия, сделанные Лики в Олдувае, затмили все прежние.

Olduvai по-разному переводится на русский язык: в Большой советской энциклопедии (т. 30, изд. 2. М., 1954, с. 632) переведен как Олдовай, в Исторической энциклопедии (т. 10. М., 1967, с. 526) дано двойное название — Олдовай и Олдувай (первое как основное) и др. В последнее время во всех работах на русском языке стало употребляться слово «Олдувай», поэтому в настоящей работе дано именно такое название в отличие от предыдущих работ автора, где употреблялось слово «Олдовей», как более соответствующее английскому звучанию с оригинала (Матюшин, 1972).

Ущелье расположено примерно на полдороге между горой Килиманджаро (самой высокой в Африке) и оз. Виктория (чуть ли не самым большим пресноводным в мире). Оно проходит по выжженной солнцем степи Серенгети. Население здесь редкое, преимущественно кочевники-скотоводы кикуйю.

Слои Олдувая оказались очень интересными. С одной стороны, останки древних животных, залегая последовательно друг под другом, дают представление об истории природы Африки, а с другой — эти же слои позволяют проследить картину эволюции человека. Первые каменные орудия Лики находит еще в 1931 г. (через 8 часов после прибытия в Олдувай). Но первые останки предков человека были обнаружены только в 1959 г.

Луис и его жена Мэри работали в Олдувае уже 28 лет. У них не было денег для занятия любимым делом. Л. Лики мог ездить на раскопки только во время отпуска. Однако трудности и лишения не испугали исследователей. Настойчивость и мужество принесли успех. Помогло и то, что за эти годы были разработаны методы определения радиологического возраста. Особенно перспективным для Олдувая оказался калий-аргоновый метод. Ущелье прорезает на глубину 100—130 м толщу озерных отложений, чередующихся с прослоями вулканических пеплов и туфов, а вулканические породы хорошо поддаются определению возраста по калий-аргону. Собственно, открытия Лики и получили такую известность благодаря датировке по изотопам.

Сам Лики в тот памятный день — 17 июля — почувствовал себя плохо, и руководить раскопками отправилась Мэри. Именно ей и посчастливилось найти кости (вначале это был зуб) первого в Олдувае ископаемого антропоида. Интересно отметить, что они были найдены там, где в 1931 г. Лики нашел орудия; Девятнадцать дней потребовалось для того, чтобы из-под скалы, у которой нашли зубы, извлечь почти весь череп. Правда, он был раздроблен на 400 кусочков?) Но составлять из фрагментов целое — привычное дело археолога и антрополога, Череп оказался по размеру меньше, чем черепа гориллы и современного человека, но черты лица напоминали человеческие. Походка того, кому принадлежал череп, была прямой, геологический возраст — не менее миллиона лет. Лики назвал его зинджантроп (Zinjanthropus), т. е. восточноафриканский человек («зиндж» по-арабски означает «Восточная Африка»). Лики считал, что найден еще один предок человека. Установленный по калий-аргону «возраст» зинджантропа оказался неожиданно очень большим — 1 млн. 750 тыс. лет!.

Летом 1960 г. в каньоне Олдувай было сделано новое открытие. Мэри и сын супругов Лики Джонатан обнаружили вместе с костями давно вымершего саблезубого тигра стопу, пяточную кость, ключицу, челюсть и обломки черепа до сих пор неизвестного, нового существа. Челюсть принадлежала ребенку 11—12 лет. Она была выявлена в слое более глубоком и, следовательно, более древнем. Поэтому Лики назвал найденное существо презинджантроп, т. е. предок зинджантропа.

Исследования показали странную на первый взгляд картину: презинджантроп оказался более близок к человеку, чем «зиндж». Обратила на себя внимание прежде всего рука. По мнению исследовавшего ее доктора Джона Нейпьера (Napier J… 1967), «рука из Олдувая» была уже достаточно сильной и цепкой и «ее владелец вполне мог использовать орудие». Стопа, без сомнения, вполне приспособлена к прямохождению. Правда, объем черепа меньше, чем у питекантропа (935 см3) и синантропа (1030 см3), и составлял всего 680 см3. Но при сравнении с объемом черепа «бэби из Таунга» (520 см3) и с объемом черепа зинджантропа (530см3) презинджантроп выигрывал.

Увеличение объема черепа и уменьшение лица от обезьян к человеку (слева — шимпанзе, в центре — Homo erectus, справа Homo sapiens

Увеличение объема черепа и уменьшение лица от обезьян к человеку (слева — шимпанзе, в центре — Homo erectus, справа Homo sapiens

Сейчас уж известны десятки особей этого ископаемого. Его исследователи — Л. Лики, Д. Нейпьер и Ф. Тобайас (Leakey L…, 1964) — дали ему новое видовое название — Homo habilis, т. е. человек «умелый». Вместе с его останками найдены древнейшие каменные орудия.

Вариации объема черепа

Вариации объема черепа

Homo habilis представлял собой двуногое существо ростом 120—140 см. Верхняя и нижняя челюсти были меньше, чем у австралопитека бойсеи (зинджа), но почти не отличались от челюстей питекантропа и современного человека. Кисть руки человека «умелого» была способна к силовому захвату большой мощности; об этом свидетельствовали широкие ногтевые фаланги и массивные трубчатые кости кисти (Хрисанфова, 1967). Морфологически Homo habilis тесно примыкает к австралопитековым. Некоторые исследователи (Якимов, 1976; Кочеткова, 1969) не отделяют его от австралопитековых. Другие же объединяют человека «умелого» с питекантропами, синантропами и атлантропами в один вид — Homo erectus (человек прямоходящий).

Сенсационные открытия в Олдувае продолжаются и после 1960 г. После смерти Л. Лики раскопками руководит Мэри Лики. За последние 15 лет здесь найдены новые черепа и кости древнейших людей и австралопитековых, орудия и т. п. (Иванова, 1965; Матюшин, 1972; Урысон, 1976; Кларк, 1977). Раскопки в Олдувае превратились в международное научное предприятие. Там побывали археологи, антропологи и геологи из многих стран мира. Скепсис, с которым встретили вначале сообщения Л. Лики, сменился полным признанием его открытий. Даже самые стойкие противники открытий в Африке и сторонники «азиатской прародины» согласились, что «наблюдения и выводы, сделанные в Олдувайском ущелье, а также в Кении и Эфиопии, проверены и в значительной мере апробированы мировой наукой» (Борисковский, 1980).

Озеро (или водный поток), существовавшее на месте нынешнего Олдувайского ущелья около 2 млн. лет назад, привлекало на свои берега разнообразных животных, а также людей. Во многих местах остатки охотничьих стойбищ сохранились в том положении, в каком их оставили первобытные люди: разбитые кости животных, отщепы (осколки камня, которые отлетали при изготовлении орудий), сами орудия. Все это лежало на «древней поверхности» в непотревоженном виде.

Правда, «древние поверхности» («жилые площадки») за миллионы лет оказались погребенными под большими слоями пепла, лавы, глины, озерных отложений и т. п. Если рассматривать их сверху вниз (см. схему), вначале встречаются позднепалеолитические орудия. Ниже идет 45-метровая толща с ашельскими орудиями (Слой IV). Еще ниже — 15-метровая толща, где такие орудия попадаются реже (Слой III). Под ней — 30-метровая (Слой II), вверху которой встречались еще ашельские орудия, а внизу — только олдувайские (т. е. сходные с теми, которые найдены вместе с останками Homo habilis). И наконец, в самом низу — слой (I) толщиной до 40 м. Именно здесь были обнаружены останки австралопитековых — зинджантропа и человека «умелого» и вместе с ним самые древние орудия человека, названные олдувайскими. Возраст этих находок по калий-аргону — 1,75—1,85 млн. лет.

В верхней части Слоя II были найдены вместе с ашельскими орудиями останки так называемого олдувайского питекантропа, сходного с яванским. В 1964 г. Ле Гро Кларк (LeCrosClark, 1967) предложил всех питекантропов и синантропов называть одним термином — Homo erectus. Большинство исследователей приняли это название. В нашей литературе, кроме того, ко всем древнейшим людям применяется иногда термин «архантропы» (или археантропы).

Открытия в Олдувае удревнили историю человечества по меньшей мере в 2,5 раза. Но они были не единственными в Африке. Еще при жизни отца блестящее открытие сделал сын Лики Ричард в удаленной от Олдувая местности у р. Омо. О р. Омо и оз. Рудольф, в которое она впадает, вспомнили после открытий Р. Лики потому, что там, в юго-западной части Эфиопии, еще в 1902 г. находили кости ископаемых животных, похожие на те, которые встречались в Олдувае. В 1933 г. известный французский палеонтолог К. Арамбур во время путешествия на Омо собрал 4 т костей ископаемых животных. Именно он и предложил в 60-е годы направить туда экспедицию для поисков останков предка человека.

Кроме того, расположение древних слоев в долине Омо удивительно схоже с расположением их на Олдувае. Геологически область Омо также принадлежит к Восточно-Африканскому рифту — гигантскому разлому в земной коре, — протянувшемуся по Африке с севера на юг, отмеченному цепочками озер и обрамленному гигантскими обрывами. Когда-то на дне этой трещины было много озер и рек, но сейчас они высохли. Только в районе Омо сохранилась река: она берет начало в нагорьях Эфиопии и впадает в оз. Рудольф у северной границы Кении. Ущелье Олдувай также промыто рекой, но сейчас в нем не осталось и ручейка. Ничего, кроме скал, горячего воздуха и окаменелостей. В Омо еще более знойно. Река здесь сохранилась, но обмелела. Оз. Рудольф (хотя длина его и сейчас довольно солидна — 300 км) также сильно уменьшилось, и уровень его продолжает понижаться.

Восточно-Африканский рифт усеян конусами и кратерами вулканов. Здесь беспокойная область земного шара. Мощные слои вулканического пепла покрывают останки древнего человека и его предков. Но если в Олдувае слои вулканического пепла составляют пласты толщиной десятки метров и охватывают период примерно 200 тыс. лет (Слой I), отстоящий от нас почти на 2 млн. лет, то в Омо это пласты мощностью 600 м. Слои в Омо содержат остатки флоры и фауны за более длительные эпохи. Причем в поисках древних слоев не обязательно углубляться на 600 м. За прошедшие миллионы лет слои выпятились и сейчас расположены под углом к поверхности. Можно просто идти по ним, как по ребрам огромного скелета. Древнейший из слоев имеет возраст более 4 млн. лет.

Детальное изучение района Омо началось в 1966 г., а в 1967 г. туда была направлена специальная международная экспедиция с отрядами, руководимыми известными учеными К. Арамбуром, И. Коппаном, Р. Лики и др. В сентябре 1973 г. в Найроби состоялась первая конференция международной экспедиции. С докладами выступили 38 челозек, остальные участники прислали свои статьи. В 1976 г. был опубликован том с 50 докладами и статьями, подводящими первые итоги работ на р. Омо и оз. Рудольф (Earliest Man… 1976).

С самого начала работ на р. Омо попадались останки гоминид: черепа, сотни зубов, верхние и нижние конечности и т. п. Возраст некоторых из них составлял около 4 млн. лет! Часть костей принадлежала останкам зинджантропа (австралопитека бойсеи). Причем останки зинджа здесь располагались в слоях с 3,7 млн. до 1,8 млн. лет, т. е. почти 2 млн. лет в долине Омо жил массивный сородич (или предок?) человека. В пласте, имеющем возраст 3 млн. лет, Ф. Хоуэлл нашел 19 зубов и бедренную кость более «изящного» австралопитека, очень похожего на «бэби из Таунга» и человека «умелого».

Еще более интересные открытия сделал Р. Лики на восточном берегу оз. Рудольф. Ему посчастливилось найти три отлично сохранившихся черепа, более двадцати нижних челюстей, отдельные зубы, кости верхних и нижних конечностей. Большинство костей также принадлежало зинджу. Но вместе с останками массивного австралопитека бойсеи с крупными зубами, питавшегося грубой растительной пищей, здесь также были найдены кости гоминида изящного (грацильного), очень похожего на олдувайского человека «умелого», но более древнего.

В 1971 г. Р. Лики совместно с Г. Айзеком из Калифорнийского университета продолжили исследование пустыни к востоку от озера. Им удалось найти в слое туфа останки 20 ископаемых гоминид, кости крупных гиппопотамов, а также всевозможные орудия, изготовленные из кремня и вулканических пород. Находки залегали в слое туфа, возраст которого составлял 2 млн. 610 тыс. лет!

Летом 1972 г. сделано еще более важное открытие: на восточном берегу оз. Рудольф (в местечке Кооби-Фора), там же, где в 1971 г. обнаружены орудия, изготовленные 2,6 млн. лет назад, был найден череп (занесенный в опись находок под № 1470), больше напоминающий череп современного человека, чем питекантропа, а тем более австралопитека. У него не так сильно выступали надбровные валики, челюсть не-столь тяжела и массивна, как у жившего 2 млн. лет позднее питекантропа. Вблизи найдены две бедренные кости и обломок голени. Изучение показало: гоминиды уже в те далекие времена избавились от сутулости и прыгающей походки обезьяны. Объем мозга составлял не менее 800 см3. До сих пор считалось, что все эти изменения произошли позднее на 2 млн. лет.

В интервью журналистам Р. Лики заявил: «Сейчас мы имеем все основания полагать, что 2,5 млн. лет назад в Восточной Африке наряду с австралопитеком существовала истинно прямая двуногая форма рода «Homo». Хотя найденный череп и отличается от черепа современного человека «Homo sapiens», но он также отличается и от всех других известных форм древнего человека, не подходя, таким образом, ни под одну из существующих ныне гипотез человеческой эволюции» (За рубежом, 1972, № 49 (650)). Самое интересное, что череп № 1470 залегал как будто бы намного глубже слоя с орудиями. Слой, к которому он относился, датировался от 3,18 млн. до 2,61 млн. лет назад. Таким образом, почти за пол миллиона лет до появления орудия здесь уже жило существо, биологически не отличавшееся от человека.

В середине 70-х годов открытия были сделаны как в хорошо известных местах, так и в новых. В 1974—1975 гг. экспедиция М. Лики в Танзании, в урочище Летолил (45 км от Олдувая), в слоях, возраст которых от 3,75 до 3,35 млн. лет, обнаружила 13 фрагментов челюстей и много зубов. Лики отнесла эту находку к непосредственным предкам человека (к роду Номо), существенно отличающимся от австралопитековых.

В 1973—1975 гг. не менее важные находки были сделаны на севере Эфиопии, в местности, называемой Афарским треугольником, в урочище Хадар. Здесь обнаружены останки гоминид, возраст которых колебался от 3,3 до 2,9 млн. лет. Помимо челюстей австралопитека здесь впервые открыт почти целый скелет прямоходящего существа ростом около 106 см с черепом, сходным с черепом человека «умелого».

В 1975—1976 гг. в Хадаре найдено еще 196 фрагментов ископаемых гоминид. К 1979 г. здесь собрано 316 костей от35 индивидов, и большая их часть, как и в Олдувае, — в зоне рифта (D. С. Johanson, Т. D. White). Ни в Летолиле, ни в Афаре не найдено каменных орудий. Но они обнаружены с останками таких же гоминид в Омо и на оз. Рудольф. По изотопам калия и аргона было установлено, что этими орудиями человек «умелый» пользовался в период от 2,1 до 1,9 млн. лет назад. Такие орудия были открыты и на восточном берегу оз. Рудольф, и здесь их возраст был на 3/4 млн. лет старше возраста Олдувайских орудий (стоянка Кооби-Фора).

Возраст останков существа, не отличавшегося от человека «умелого», оказался еще древнее — более 3 млн. лет. Вначале представлялось случайным, что кости его были найдены в более древних слоях, где еще отсутствовали орудия, так как до сих пор считалось незыблемым: человекообразные предки человека стали менять свой внешний вид только благодаря использованию орудий. Однако находки свидетельствовали о другом: вначале предок человека приобрел «человеческий» вид, а уж затем стал пользоваться орудиями. Казалось, что разрыв между временем биологического формирования человека и появлением каменных орудий будет сокращен, когда найдутся орудия, которыми пользовались еще обезьяноподобные предки человека. Но новые открытия свидетельствовали об обратном: «очеловечение» обезьяноподобных предков началось намного раньше, чем это показывали первые находки в Африке.

Еще в 1965 г. на южной оконечности оз. Рудольф, в Канапои, была найдена часть плечевой кости, не отличавшейся от костей человека «умелого», возраст которой определили в 4,5 млн. лет. В 1967 г. в Лотегеме, к западу от оз. Рудольф, экспедиция под руководством Б. Паттерсона обнаружила останки «прямоходящего» австралопитека, возраст которых — 5,5 млн. лет, а в местечке Нгорора в Кении — останки гоминида, датировавшиеся 9 млн. лет (кениапитек). Получалось, что биологическое оформление человека началось за несколько миллионов лет до того, как он стал изготовлять каменные орудия, т. е. трудиться.

Любопытно, что впервые кости ископаемых гоминид типа кениапитека были найдены не в Африке, а на севере Индии, в горах Сивалик. В честь индийского мифологического героя Рамы это существо назвали рамапитеком (Ramapithecus). К сожалению, сиваликские находки плохо датированы, поскольку в тех местах нет вулканического пепла, позволяющего применить калий-аргоновый метод. Однако, сравнивая окаменелости других животных, найденных вместе с останками рамапитека, с окаменелостями, найденными в других местах, некоторые ученые считают, что рамапитек жил не менее 10—12 млн. лет назад.

Останки рамапитека (кениапитека) Л. Лики нашел и в Африке, в Форт-Тернане в Кении. Здесь они лежали под слоем вулканического пепла, который датировался калий-аргоновым методом в 14 млн. лет. Останки рамапитека найдены в Греции, в Турции и в Венгрии. Возраст их — от 7 до 9 млн. лет. Те, кто нашел эти кости, по-разному называют существо, которому они принадлежали, но многие ученые относят их к рамапитеку. Некоторые исследователи в связи с этим пытаются включить в прародину человека и Евразию. Однако пока все-таки самые древние останки рамапитека найдены в Африке. Они по меньшей мере на два миллиона лет старше индийских. Большинство ученых предполагают, что рамапитек проник в Индию и в Европу из Африки. Многие исследователи считают его «прямоходящим» предком человека, пока еще не найдено ни целого черепа рамапитека, ни других важных частей его скелета, по которым можно было бы судить об этом достоверно.

Но не все. Например, американский приматолог Л. Гринфильд относит их не к гоминидам, а к дриопитекам (Природа, 1981, № 3).

Имеются лишь зубы и фрагменты челюстей. (Получаются «прямоходящие» зубы и челюсти.) В 1980 г. в Египте были найдены останки более древнего существа — египтопитека. Возраст его почти вдвое старше рамапитека — около 30 млн. лет. Зубы более сходны с человеческими, чём с обезьяньими, но и по египтопитеку, как и по другим, еще более древним видам, материалов маловато.

Учитывая все это, вряд ли целесообразно привлекать их для широких схем. Надежно опираться пока можно лишь на хорошо изученного австралопитека. Можно, конечно, предполагать, что гоминиды отделились от семейства обезьян около 14 (или даже 20) млн. лет назад, но достоверно известно лишь, что около 4—б млн. лет назад они разделились по меньшей мере на два-три разных вида, из которых выжил лишь один — человек, остальные (зинджи — парантропы, австралопитеки африканские, робустусы и т. п.) вымерли по крайней мере около миллиона лет назад.

Как же выглядит сейчас генеалогическое древо человека в результате этих открытий? Одно перечисление их указывает на большую сложность его составления. М. Иди в книге «Недостающее звено» (1977) попытался систематизировать все точки зрения на родословную человека и изобразить ее в таком виде, в каком она представляется современной науке. Он вынужден был, во-первых, нарисовать не одну, а несколько родословных, так как точки зрения на них у разных ученых существенно различались, а во-вторых, отказаться от дат на этих схемах, поскольку составители их — маститые ученые не могли прийти к единому мнению относительно того, когда именно возник и сколько времени существовал тот или иной вид (например, рамапитек). Поэтому на всех схемах указаны лишь геологические эпохи.

Первое древо составил английский палеоантолог У. Ле Гро Кларк в 1959 г. По его схеме, где-то в конце олигоцена — начале миоцена происходит разделение единой линии гоминоид на несколько ветвей. Одна из них дает несколько видов вымерших человекообразных и современного гиббона, другая — вымерших дриопитеков и современных человекообразных — гориллу, шимпанзе, орангутанга. В середине миоцена от единого ствола отделяется линия австралопитеков, от которых происходят питекантропы, а от питекантропов — современный человек, и параллельно ему ответвляются две тупиковые линии — неандертальского и родезийского человека.

По родословной, составленной Д. Нейпьером в 1971 г., все происходят от египтопитеков, которые в миоцене разделились на проконсулов — дриопитеков (от них произошли современные шимпанзе и гориллы) и рамапитеков. От последних отходит линия человека «умелого» — человека прямоходящего — современного человека и две боковые линии — австралопитеков (африканских) и парантропов (австралопитеков бойсеи).

Ф. Тобайас составленное им в 1965 г. генеалогическое древо начинает от общего предка — праавстралопитека, от которого отделяются австралопитеки бойсеи и африканский. Оба этих вида вымирают, а тем временем остальная часть общего предка (австралопитековых) трансформируется последовательно в человека «умелого» (Homo habilis), прямоходящего (Homo erectus), неандертальского (Homo neandertalus) и современного (Homo sapiens).

Л. Брейс смотрит на эволюцию гоминид просто: по составленной им в 1971 г. генеалогии от египтопитека до современного человека ведет одна линия. (Всех австралопитековых он объединяет в одну форму.)

Пятое древо отражает взгляды Л. Лики. Здесь в основную линию помещен проконсул (по мнению некоторых, стоящий ближе к горилле, чем к гоминидам), которого он считает предком кениапитека (рамапитека). Лики признавал только одного австралопитека — сверхмассивного бойсеи. Австралопитека африканского он назвал человеком «умелым», и линия человека «умелого» у него ведет непосредственно к современному человеку с возможным тупиковым ответвлением через питекантропа яванского к неандертальцу.

В последние годы многие исследователи стали оперировать более общей схемой, по которой между 3 и 2 млн. лет назад от общего предка — австралопитека африканского (изящного) отделяется тупиковая линия австралопитеков робустус и линия Homo habilis — Homo erectus — Homo sapiens (Урысон, 1980). Однако в 1979 г. американские антропологи Д. Джохансон и Т. Уайт предложили новую схему генеалогии человека. Основываясь на своих находках в Эфиопии, они выделили новый вид предка человека — австралопитека афарского (Australopithecus afarensis). К этому виду они отнесли и находки М. Лики в урочище Летолил. По мнению Джохансона и Уайта, между летолилскими и афарскими формами существует поразительное сходство. И те и другие относятся к одному виду — австралопитеку афарскому. Они считают, что это был исходный вид, который дал начало как линии более поздних австралопитеков (грацильных и массивных), так и эволюционной линии, ведущей к человеку разумному через человека «умелого», прямоходящего и т. п.

Эволюция человека

Эволюция человека

Однако и эта схема вызывает возражения. Например, советский антрополог М. Урысон (1980) пишет: «Во-первых, возникает вопрос, можно ли объединять формы, столь сильно разобщенные территориально (северо-восточная часть Эфиопии и Танзания) и хронологически (летолилские находки по крайней мере на 0,5 млн. лет древнее афарских). Во-вторых, неясно, столь ли велики отличия афарских и летолилских форм от уже известных форм грацильных австралопитековых, чтобы оправдать создание нового вида, отграниченного от Austra lopithecus africanus не только морфологически, но и филогенетически».

Не следует удивляться разнобою во мнениях по генеалогии человека. Всего лишь 20 лет назад считалось общепринятым, что древнейшим человеком был питекантроп, кости которого найдены на острове Ява и который жил около 800 тыс. лет назад. Даже в сравнительно недавно изданной «Исторической энциклопедии» (т. I, 1961, с. 637) указано: «Появление древнейших людей относится к началу антропогена, т. е. около 1 млн. лет назад… Они жили в первые 500—600 тыс. лет… прародина человечества располагалась в Юго-Восточной, Южной и Передней Азии и в северо-восточных областях Африки».

Открытия последних 10—15 лет показали, что устоявшиеся представления о происхождении человека нуждаются в коренном пересмотре. Установлено, что древнейшие обезьяноподобные люди, изготовлявшие грубые примитивные орудия и охотившиеся на крупных животных, выделились из мира животных не около 1 млн. лет назад, а свыше 2,6 млн. лет назад. Что древнейшим человеком был не яванский питекантроп, а восточноафриканский Homo habilis, ибо яванский питекантроп относится к более поздней стадии развития человека и отражает более высокий биологический уровень его развития. Что же касается грани между человеком Homo habilis и обезьяной (австралопитеком), то, как пишут французский нейрохирург Ж. Антони и советский антрополог М. И. Урысон, морфологически они идентичны, хотя и существенно отличаются от современных человекообразных. Единственный надежный критерий, отделяющий человека «умелого» от австралопитеков, — следы трудовой деятельности в виде орудий труда. В. П. Якимов (1976) и В. И. Кочеткова (1969) считают, что такой гранью между ними был «мозговой рубикон» в пределах 700—800 см3. Однако другой видный советский антрополог — А. А. Зубов (1973) справедливо подчеркивает, что решающим должно быть не только наличие и количество признаков сходства с человеком, но и то, в какой мере они связаны с самой существенной особенностью — трудовой деятельностью.

Итак, обзор новейших находок свидетельствует, что в процессе перехода от австралопитековых к человеку можно видеть как бы вспышку формообразования. Создается впечатление, что перед тем, как «родить» человека, природа после многомиллионной спячки вдруг проснулась и стала создавать массу разнообразных форм, которые исследователи даже не знают куда отнести — то ли к предкам человека, то ли к боковым тупиковым линиям.

Многие из предков сосуществуют с потомками — с человеком.

Колыбелью его оказалась Восточная и Южная Африка. Ископаемые останки предчеловека отсутствуют в Западной и Экваториальной Африке. Здесь обитали (и до сих пор обитают) его близкие сородичи — шимпанзе и гориллы.

Биологически предчеловек оформился задолго до того, как стал трудиться. Не менее чем за 1,5—2 млн. лет до первых каменных орудий у него появилось прямохождение, больший, чем у современных обезьян, объем мозга, рука стала более пригодной к использованию орудий и т. п. Одновременно с человеком «умелым» сосуществуют разнообразные виды ископаемых гоминид (австралопитеки: африканские — грацильные, сверхмассивные — бойсеи и массивные — робустусы и т. п.). «Предки» (австралопитеки) и «потомки» (человек «умелый») длительное время сосуществуют, затем австралопитеки вымирают, а человек продолжает жить и развиваться. Биологически они одинаковы, поэтому изготовление и использование орудий труда — единственное главное и существенное отличие раннего человека от его предков — австралопитековых. Однако последние данные показывают, что обезьяны тоже используют и даже изготовляют орудия. Рассмотрим новейшие представления о приматах.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: