Факультет

Студентам

Посетителям

Подводная ландшафтная терминология

Традиционных обозначений, подобных тем, что имеются в русском языке для ландшафтов суши (например, тайга, степь, тундра), для морского дна не существует.

Это определило способ конструирования названий при разработке типологической номенклатуры подводных геосистем, основанный на принципе «свертки» информации от подробного описания к сжатому набору ключевых терминов, по одному из которых дается название, образованное от латинского корня. Так, фация, распространенная на подводных склонах закрытых и полузакрытых бухт Японского моря, характеризующихся незначительными уклонами дна и комбинациями песчаных осадочных фракций, содержащих раковинный материал, зообентосом, представленным подвижными сестонофагами, получила наименование ареноида (от лат. arena — песок). Название другой фации — конхий (от лат. concha — относящийся к раковине) дано по внешнему облику поверхности дна, сплошь покрытой створками раковин двустворчатых моллюсков.

Сходным образом получили названия рифовые фации банки Фантом (Тиморское море). Приведем здесь два примера: топия (от лат. topia — пейзажная живопись), представляющая собой участок рифа, полностью покрытый зарослями кустистых кораллов, напоминающими ухоженные декоративные насаждения, и сквамигер (от лат. squamiger — покрытый чешуей) — глубоководная часть рифового склона, полностью покрытая крупными листовидными колониями кораллов, выступающими друг из-под друга подобно чешуе.

Полученные таким образом названия, по мнению авторов, соответствуют сущности явления, его качествам и образу, вполне конкретны и, что тоже важно для любых терминов, достаточно благозвучны.

Опыт картографирования показал, что фации, первоначально выделенные на ключевых участках, имеют широкое распространение. Так, 11 фаций экспериментального полигона в бух. Витязь (зал. Посьета, Японское море), на котором в начале 80-х гг. отрабатывались методики картографирования с применением водолазной техники и рабочие приемы документирования информации, впоследствии опознавались практически на всем российском побережье Японского моря, но описывались в многочисленных вариантах. Рифовые фации, первично выделенные и картографированные на банке Фантом, как оказалось, имеют физиономические и функциональные аналоги на коралловых рифах Австралии, Вьетнама и Сейшельских островов. Разработанные принципы выделения донных геосистем применялись при проведении картографических работ на Черном, Каспийском и Охотском морях. В ходе этих исследований были описаны морфологические единицы геосистем береговых зон морей и закономерности их вертикальной и горизонтальной донной дифференциации, на основе анализа фациальной структуры составлены ландшафтные карты изученных районов.

История изучения рифов насчитывает более 150 лет. За это время мировая практика так и не выработала способа сравнительного синтеза экологических параметров рифов, базирующихся на типологии фаций эталонных рифов какого-либо региона. Эта процедура невозможна без генерализации частей и зон рифа на основе единых терминологии и технических приемов.

В монографии Б. В. Преображенского «Современные рифы» достаточно много места посвящено вопросу номенклатурных решений рифового подводного ландшафта.

Учитывая существование различных морфологических и фациальных зон на рифах, французский исследователь Дж. Пикард и вслед за ним М. Пишон в структуре рифовых

сообществ животных и растений Тихого и Индийского океанов в направлении от моря рифу выделили следующие основные элементы:

A. Сообщества рифового фронта.

1. Сообщества внешнего склона рифа.

2. Внешний риф-флет без отложений рыхлых осадков (в условиях высоких энергий)

Б. Эпи-рифовые сообщества.

1. Булыжная мостовая, или так называемый тракт.

2. Вторичные коралловые сообщества внутреннего риф-флета:

а) заросли морских трав;

б) осадочные аккумулятивные формы (песчаные косы и т. п.).

B. Зарифовые сообщества.

1. Коралловые сообщества внутреннего склона.

2. Днище лагуны и формация лагунных рифов.

Анализ предложенной типизации рифовых сообществ показывает, что они различаются по положению на батиметрической кривой рифа, по положению относительно мористой и лагунной частей рифа, по привязке к аккумулятивным формам рельефа и к силе волнового воздействия, а также по привязке к тому или иному геоморфологическому элементу, более или менее отчетливо выраженному в рифовой структуре. Типизация делается не на основе сравнения по одному общему основанию, а на основе использования разнородных признаков, что нарушает стройность предложенной классификации.

Английский гидробиолог и палеонтолог Брайан Розен впервые попытался провести генерализацию коралловых биотопов некоторых рифов. В своих построениях он использовал методы геоботаники. Хотя предпринятая им генерализация в своей методической части оперирует понятиями «руководящего» или «доминирующего» вида в сообществе, она является весьма интересной попыткой представить риф и его фации в качестве набора стандартизированных зон, одинаково характерных, по крайней мере, для целой группы рифов, если не для рифа как особого типа экологической системы вообще. С нашей точки зрения, наиболее общим взглядом на сообщества животных и растений является их экологическое представление в виде наборов не систематических единиц (таксонов), а жизненных форм, форм роста, адаптивных типов и тому подобных категорий, характеризующих соотношение морфологии и адаптивных приспособлений организмов.

Представленная таким образом система может быть генерализована в виде набора типичных местностей, или ландшафтных фаций. Подобного рода объединения с незапамятных времен исторически сложились в практической деятельности человека, обобщавшего сообщества древесной растительности до уровня ландшафтного понятия «лес», «роща», «тайга» и т. п., травянистые сообщества, связанные с определенным климатом и набором жизненных форм — до уровня понятий «степь», «саванна», «луг» и т. д.

В связи с тем, что контакты человека с донными сообществами были редки и непродолжительны, ему не пришлось вырабатывать аналогичной терминологии для них, коралловые рифы в этом отношении не составляют исключения. Пожалуй, лишь немногие исследователи пытались создать собирательные понятия для некоторых структурнофациальных зон рифов. Так возникли важнейшие термины для обозначения рифовой геоморфологии. Среди них некоторые имеют ландшафтную окраску. Таковы наименования «водорослевое кольцо», «баттресс» в понимании Томаса Гора.

Б. Розен в 1971 г. на Сейшельских рифах впервые предпринял попытку разработки принципов установления элементов кораллового сообщества с применением приемов, заимствованных из фитоценологии. Он справедливо рассматривал кораллы как «Zoophyta» благодаря их способности к фотосинтезу и изменению собственной колонии под влиянием света, чем и обосновывал законность перенесения метода в гидробиологию. Общее покрытие субстрата кораллами и их относительная роль в сообществе исчислялись классовыми числами покрытия. Каждый вид или «эковид» оценен внутри общей биомассы кораллов на основании частоты встречаемости и живой массы. Виды разделены по формам роста (жизненным формам). При умножении классового числа покрытия для данного сообщества на долю вида внутри сообщества получены соответствующие коэффициенты участия вида в сообществе. Сумма коэффициентов дает сведения о важности той или иной формы роста (жизненной формы) для формирования сообщества. Такая методика позволяет проводить сравнение коралловых поселений в разных местах и при разных условиях. Дальнейшие отчетливые признаки коралловых поселений определяются с помощью описательных терминов, принятых в растительной социологии, или фитоценологии. Например. Розен предложил проводить стратификацию сообщества по следующему принципу: обозначив как «стратум А» песок и включенную в него инфауну, «стратум В» — организмы, живущие на песке и являющиеся субстратом для других организмов. Эти последние организмы образуют «стратум С». «Стратум В» может перекрывать все твердые субстраты.

На мелководье о-ва Маэ на Сейшелах Розен выделяет сообщество Pocillopora, ограниченное в своем распространении водами с бурной гидродинамикой, т. е. зоной прибоя. Характерные и наиболее обычные формы кораллов, встреченные здесь, представлены Pocillopora danae, Meandrina sp.. Acropora hutnilis, Millepora platyphyllia. Жизненные формы инкрустирующие или очень прочного сложения: инкрустирующие формы составляют 20%. груборамозные — 3%, грубопластинчатые — 8%, массивные — 15%, хрупкие формы деликатного сложения — 10%. Субстрат твердый. Общая характеристика соответствует «стратуму С». Коралловое покрытие соответствует классу 3. т. е. приблизительно 15%. Коралловые колонии редко превышают в поперечнике 1 м. Содержание Pocillopora увеличивается от 5 до 20% в сторону моря. Общее количество кораллов уменьшается в этом же направлении, и на внешней стороне рифа при возрастании деятельности морских волн встречаются только Pocillopora, Millepora, Acropora sp. В.. Goniastrea retiformis.

Сообщество Acropora располагается вдоль открытых вод рифового фронта, составленного полого погруженными плоскостями, покрытыми живыми кораллами и песчаным осадком. Acropora fruticosa и A. irregularis образуют здесь густые заросли, полностью перекрывающие субстрат (покрытие класса 5). Тонкие рамозные формы составляют 30% (или несколько более) поселения; ветвистые формы типа лосиных рогов, террасированные, кустистые и неправильные формы образуют фон. Субстрат неконсолидированный, относится к «стратуму В» (на мягком грунте), «стратум С» не выражен. Доминируют нежные, хрупкие формы.

Сообщество Pontes развивается на крутых склонах, окаймляющих риф снаружи, составлено в основном Porites sp.. P. soli da, Favia favus, F. pallida, Goniastrea retiformis. Массивные формы доминируют и составляют более 20-25% сообщества. Сообщество состоит из «стратумов В и С», покрытие класса 5.

Приведенные характеристики позволяют формализовать и унифицировать описание подводных коралловых поселений и проводить их сравнение и типизацию на принципах, близких к сравнению безразмерных коэффициентов, или на основе перевода различных по некоторым особенностям явлений в единую систему измерения. Только при условии предварительных операций унификации и формализации возможно сколько-нибудь логическое сравнение различных объектов и установление в них однородных классов признаков.

Изучение пространственного распределения индивидов представляет статистический аспект организации сообщества. Она может быть результатом как стохастической случайности, так и функциональных взаимоотношений между популяциями разных видов, индивидами одного вида и организмами и их средой. Такого рода различные возможности Хатчинсон назвал векторными (зависящими от градиентов температуры, солености и т. п.), репродуктивньши, социальными, ко-активными (например, взаимоотношение жертвы и хищника) и стохастическими (в связи со случайными обстоятельствами, не имеющими прямых функциональных объяснений). В свое время Мак-Артур предположил, что высокая пятнистость расселения животных и растений на тропических рифах связана с состязанием близко расположенных организмов, занимающих одну и ту же экологическую нишу и могущих жить везде, где для этого есть место и соответствующие условия.

При проведении исследований на погруженном рифе Фантом (шельф Сахул, Тиморское море) мы различали ряд характерных фаций, обладающих особым набором физикогеографических, седиментологических и эколого-биоценотических параметров. Каждая фация более или менее однородна на всем протяжении. В соответствии с рассмотренными выше принципами наименования для фаций погруженного рифа Фантом разработана специальная номенклатура, позволяющая различать их без постоянного перечисления характерных для них признаков. Нами выделены, закартированы и описаны следующие ландшафтные фации: патия, сквамигер, топия, дилапс, пектинат, злат, девекс. имплет, рудерат (последний может быть туберкулятным или статикулярным). Фации выделены на основании приблизительно сотни подробных индивидуальных описаний подводной местности, сделанных по картировочным маршрутам.

Ландшафты погруженного рифа Фантом отличаются значительным разнообразием, но они связаны в большой степени с индивидуальной морфологией, историей и географической позицией рифа. Поэтому тот набор ландшафтов, который мы там обнаружили, не может быть механически перенесен на все рифовые структуры хотя бы потому, что минимальные глубины над рифом составляют 11 м, а вся мелководная часть, которая на рифах обычно наиболее пестра, здесь отсутствует. Тем не менее принципы, положенные в основу ландшафтного районирования рифа Фантом, и подход к выработке номенклатуры ландшафтов могут быть полезны при изучении экологической зональности других рифовых структур.

При работах в умеренном поясе нам пришлось потратить много усилий на выработку рутинной методики документации подводных местностей, с тем чтобы каждый участник подводных ландшафтных работ проводил наблюдения в строго определенной последовательности и оценивал однотипные ландшафтные признаки в одних и тех же стандартизованных терминах. Для этого потребовалась достаточно большая организационно-подготовительная работа. Фактически работа проводилась по следующему сценарию. Бригада водолазов, имеющих сопоставимую профессиональную подготовку, поочередно проходила один и тот же ландшафтный профиль, и каждый участник проводил описание посещенных ландшафтных группировок. Описание это расчленялось на термины, характеризующие все морфологические особенности ландшафта, которые визуально фиксируются под водой водолазом-наблюдателем.

С целью достижения строгости и однотипности и представления набора необходимых и достаточных характеристик описания формализованы до уровня заполнения палетки. В каждой ячейке палетки в обязательном порядке должна быть заполнена каждая клетка. Палетка расчерчивалась на пластмассовой доске, и клеточки заполнялись водолазом непосредственно на дне. Нескольких дней тренировки оказалось достаточно для того, чтобы все члены бригады запомнили весь список вопросов и стали проводить всю документацию чисто автоматически и безошибочно по одной и той же схеме, не пропуская информации.

После этого тексты описаний сравнивались и из них вычленялись комплексы понятий и обозначений одинакового или близкого содержания. Одинаковые понятийные группы осреднялись и для них подбиралась группа понятий, наиболее адекватно описывающих увиденную ситуацию. Затем методом простого голосования выбирался один наиболее подходящий термин, описывающий ситуацию. Ему по словарям подбирались латинские или древнегреческие эквиваленты, принимавшиеся за корневое терминологическое ядро. Русификация этого термина приводила к созданию ландшафтного термина.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: