Факультет

Студентам

Посетителям

Патент номер один (вместо предисловия)

26 ноября 1980 года. Москва. Центральный научно-исследовательский институт патентной экспертизы.

Здесь в реестр советских открытий и изобретений была внесена трехмиллионная запись. Событие это оказалось столь важным, что о нем сообщили телевидение, радио, газеты. Еще бы: реализация новых научно-технических предложений ежегодно приносит народному хозяйству страны миллиарды рублей. Ну, а за что и кому выдали у нас патент № 1?

…В старинном парке Московской сельскохозяйственной академии имени К. А. Тимирязева стоит небольшой обелиск. На нем выбито имя профессора академии Петра Ивановича Лисицына. А неподалеку, среди высоких современных зданий, расположен одноэтажный домик, взятый государством под охрану: тут прошли последние годы ученого. Своеобразным памятником его труду стала первая запись в Государственной книге открытий и изобретений. Патент № 1 был выписан П. И. Лисицыну за созданный им оригинальный сорт ржи.

Так именно с сотворения Хлеба началась блестящая летопись достижений советской науки. И, думается, произошло это не случайно. Ибо, как говорил К. А. Тимирязев: «Растение — посредник между небом и землей. Оно — истинный Прометей… Похищенный им луч солнца приводит в движение и чудовищный маховик гигантской паровой машины, и кисть художника, и перо поэта».

Человек всегда был искателем и творцом. Еще на заре земледелия люди не только «приручали», но и переделывали, улучшали растения. Веками, из поколения в поколение наследуя собранный по крупицам бесценный опыт, они меняли природу злаков, овощей, плодовых культур. В труде, в поиске, пусть очень медленно, но появлялись новые сорта — совершеннее предыдущих. Правда, сорта выходили местными, то есть годились для того края, где родились. На иных землях, в ином климате их продуктивность обычно снижалась. К тому же крестьянская селекция чаще всего преследовала одну, много — две цели: урожайность и, допустим, зимостойкость или урожайность и качество плодов.

Настало время, когда на смену народной пришла селекция научная, соединившая в себе опытничество безвестных творцов с постижением потенциальных возможностей растений, предвидением путей их насыщения сразу целой гаммой полезных признаков на основе четкого знания внутренних — физиологических и генетических — принципов построения растительных организмов.

На рубеже 30-х годов нашего века первый директор Всесоюзного института растениеводства, первый президент ВАСХНИЛ, первый директор Института общей генетики АН СССР академик Н. И. Вавилов скрупулезно высчитал: сорт, скажем, пшеницы, максимально приближенный к идеальному, должен отвечать 46 требованиям. Как велик и разнообразен этот перечень! Пункт за пунктом входят в него: подходящие по форме и массе семена; безостый, при созревании не обламывающийся колос; не прорастающее на корню и в снопах зерно; прочная, неполегающая соломина; оптимальное соотношение масс колоса и соломины; соответствующий химический состав белка, насыщающего зерно; невосприимчивость к болезням и вредителям; устойчивость к засухе и холоду; пригодность к механизированной уборке… И многое, многое другое.

46 ступеней к идеалу… Подобно альпинистам, конструкторы растений начали восхождение, не ведая, какую на самом деле высоту им предстоит покорить. Тем не менее не успело миновать полтора десятилетия после того, как был выдан патент № 1, а ученые передали земледельцам нашей страны такие сорта, которые позволили поднять урожай озимой пшеницы на 20—30, яровой — на 10—40, ячменя — на 36, овса — на 23 процента!

Но сегодня нам нужны новые сорта всех культур — ведь то, что издавна определялось термином «сельское хозяйство», буквально на глазах одного поколения приобрело глубокий смысл понятия «сельскохозяйственное производство». Речь идет о всемерной интенсификации аграрной отрасли, о ее переводе на промышленную основу, о получении стабильно высоких урожаев во всех земледельческих районах страны, о создании целых зон гарантированного производства качественной и дешевой сельскохозяйственной продукции.

Новый штурм селекционного Эвереста, предпринятый с середины XX столетия, был организован лучше прежнего, опирался на достижения многих наук. Все это позволило исследователям, верно выбрав направление работ и средства для их проведения, приблизиться к вершине.

Однако внедрение в производство новых сортов и гибридов показало, что интенсивное земледелие требует иных подходов к растениям как важнейшему фактору получения высоких и устойчивых урожаев при индустриальных условиях возделывания. Вот почему перед очередным броском к заветной вершине нужно лишний раз проверить снаряжение, оглянуться назад, на свершения и ошибки, и, наконец, еще и еще раз посмотреть вперед, дабы определить самый верный путь.

Выступая на майском (1982 года) Пленуме ЦК КПСС, товарищ Леонид Ильич Брежнев особо подчеркнул: «Но главное сегодня, а тем более завтра — это повышение урожайности. Это означает выдвижение на передний план селекции и семеноводства». А в Продовольственной программе СССР прямо записано: «При сохранении стабильности посевных площадей зерновых культур основной путь наращивания производства зерна — повсеместное повышение урожайности. Необходимо поднять за десятилетие урожайность зерновых культур на 6—7 центнеров и довести ее к 1990 году до 21—22 центнеров с гектара».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: